Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

interes2012

Hoarfrost Castle / Замок Хоарфрост 1.2.2 мод Oblivion - прохождение

Hoarfrost Castle / Замок Хоарфрост 1.2.2 мод Oblivion - прохождение

На юг от Брумы, над Оранжевой дорогой, рядом с пещерой Андерпалл стоит замок Хоарфрост.
Собственные часовня и кладбище, конюшня и огород во дворе.
Внутренние помещения - покои владельца, горячий источник, столовая, кухня, кузница, погреб, комнаты служащих и специальные помещения для магических исследований, выставочные залы и Большой зал.
Жизнь кипела в этом замке, пока прежние его владельцы не встретились с некоей зловещей силой, внезапно появившейся из ниоткуда. Из обитателей выжил только управляющий.
Если стоят моды, позволяющие телепортироваться - нельзя пользоваться ими на территориях, добавленных плагином "Замок Хоарфрост", во время любого связанного с ним активного квеста. Это может поломать квестовую линию. Как только все задания, связанные с замком Хоарфрост, будут выполнены, можно смело телепортироваться из любого места Сиродила.
Использование телепорта в замок Хоарфрост из любой отдаленной территории (например, из планов Обливиона или других мест, добавленных плагинами) также может сломать квестовую линию. Если по умолчанию быстрое путешествие невозможно - лучше не телепортироваться.
"Замок Хоарфрост" не озвучен, поэтому включи субтитры.

Начало. 33 уровень. Сложность 75 (решил не убивать нервы на сложности 100)

Перед входом в замок у палатки сидит Игнатиус. Говори с ним, он даст ключ.
Набери факелов, зелий света и ночного видения, зачарованного оружия и зелий сильного лечения и защиты от холода.
Иди сразу в Большой зал, там зомби бродят. Есть двери в Кузница - там проход в Подвал, но можно попасть и с другой двери. На 2 этаже - комнаты служащих и комнаты магов - заполнены зомби.
В Подвале забивай зомби и за костром разрушай стену из черепов. Иди в Затерянные склепы. Забив привидений и скелетов, ограбив гробы и сундуки, проходи в Разрушенное подземелье замка - Старый водоспуск. Тут много мостов, привидений, скелетов. Пробился в Святилище.
Там Лич, он отражает заклинания, причем от призванных существ тоже, помучился с ним, но забил. Взял ключ с него. Поднявшись на 2 ярус, можно обшарить сундуки и через дверь войти в пещерку. Поднявшись по лестнице, попадаешь в господскую спальню.
Теперь надо сказать Игнациусу, что нежить побеждена. Он скажет придти через несколько дней, чтобы замок отремонтировали. Надо подойти к двери в Большой зал, и снова к Игнациусу, чтобы стронуть скрипт. Должно выскочить сообщение. Теперь 3 дня гуляй, пока не выскочит сообщение. Говори с Игнатиусом Эссаганом, и двигай к ферме Манника.

Налоги и несчастья. Ферма Манника

Инвольд Манник даст ключ и отправит в Пылающие тоннели, населенные зверьем, ограми и спригганами. А также светящимися огоньками, Малакат их побери. Проходи к сундуку, читай записку, за веревку можно не дергать - надо идти в дверь, спасать Аннель Манник.
Говори с теткой за решеткой, и появится минотавр. Забивай его, взламывай решетку и веди тетку к ферме Манника. Говори с Игнатиусом, два раза, и получай следующий квест.

Вопль как симфония

Иди к общежитию Высокогорной компании под Корролом, у Разграбленной шахты.
Говори с их капитаном Палениксом и иди в люк у наружней стены Коррола (близость города позволяет усилить свои возможности у алтарей в часовне). Забивай личей, привидений, скелетов и иди в Катакомбы под Корролом. Там тоже темные привидения и прочие твари. Крикун бродит в компании скелета и привидения. Задалбливай их всех и выходи коротким путем. Говори с Палениксом (их общежитие - рядом с местом засады 2 бандитов, я забежал в дом, и тлпа наемников заколотила разбойников, а потом продолжила разговор о мерзких грязекрабах). Потом говори с Игнатиусом два раза.
Теперь замок охраняют стражники.

Крупные проекты. Пламенная преданность

Сначала я отправился за священником. К часовне Желтого листа. Говори с приором Фариком и иди зачищать Башню Спиндлвик. Покидая башню для продажи доспехов, я заметил слабый респавн врагов.
Забил главаря бандитов, сходил к приору - а часовня горит. Так что Фарик согласен перехать в замок.
Приор восстановит алтарь в часовне Хоарфрост и предоставит исцеление хозяина замка по необходимости, днем он в часовне, ночью - дрыхнет в комнатах служащих.

Крупные проекты. Кузнец. Дуэлянт

Говори с Игнатиусом. Перемещайся в замок Анвил за Бодеаном Монси. Говори с ним, потом с его невестой рядом, она посоветует почитать дневник Валгуса. Иди в графские помещение на 2 этаж, взламывай дверь и на столе бери дневник Валгуса. Теперь известно как его обиднее оскорбить. болтай с ним, выбирая нужные строки (не надо обижать свинок, сравнивая с Валгусом) и он вызовет тебя на бой. Иди за ним во двор и забивай его.
Теперь в кузнице появится кузнец, а на кухне - Вилена. Эти служащие обеспечивают продажу оружия и брони, ремонтные услуги, общие торговые услуги.

Крупные проекты. Око за око

Говори с Игнатиусом и иди в Гильдию магов Чейлинхолла, в подвал, там дрыхнет слепая Эстирдален. Её надо отвести к Пещере Предателя, поговорить там, и идти в пещеру, всех убивать. В пещере мародеры, и Нерускал, которого надо прикончить, а потом отвести Эстирдален в замок, в комнаты магов. Она там может делать создание заклинаний и зачарование предметов, перезарядку волшебных предметов.
Говори с Игнатиусом и иди за ним. Он придет в комнату, говори с ним и туда вбежит Паленикс. Говори с ним. Нежить опять полезла в замок.

Реквием для упрямца

С Палениксом иди в пещеры под господскими покоями и забивай зомби. Как забьешь последнего, иди говорить с Игнатиусом, он даст дневник Фурия, читай его. Говори с Игнациусом, говори с Палениксом.
Теперь иди в Перевернутый собор недалеко от Риэль и пещеры Эхо.
Внутри - привидения, скелеты, личи, зомби. Проходи в главное помещение, там в большом алтаре лежит Посредник. Забив лича и привидений, я его забрал, а как его активировать - непонятно. Надо показать Эстирдален. Показал. Поговорил с Игнациусом. Потыкал в инвентаре в Посредник - ничего. Я должен попасть к Фурию - личу и забить его. Но артефакт не работает.
Если в замке войти в господские покои сразу слева ткнуть в полуколонну в стене - откроется дверь. Но в неё не пройти.
Оказывается в заклинания добавится - возврат в замок. Кастуй и попадешь в зал с порталами во все города, и там бродит лич. Еле забил его. Теперь надо поговорить с Фариком, потом с Игнатиусом. А у тебя есть замок со всем необходимым.
interes2012

Summerset Isle Остров Саммерсет 1.4 mod Skyrim - прохождение

Summerset Isle Остров Саммерсет 1.4 mod Skyrim - прохождение

Требования (игровые): DLC Dawnguard, быть Архимагом (получить маску Морокеи). Рекомендовано - SKSE

много квестов, которые не линейны. Не все квесты имеют маркер, придется читать книги, записки и журнал, подслушивать разговоры и всячески добывать информацию.
60+ новых, оригинальных, квестов.
600+ новых неписей.
30+ торговцев.
Дома для постройки и покупки. Новые вещи, еда и питье.
Новые ингредиенты. Десятки новых существ. Уникальная система путешествий.
40+ городов, поселков и деревень.
60+ подземелий.
Новые заклинания. Новая музыка.
Спутники так же смогут путешествовать по Саммерсету.

Come Down

Говори с Сильвией 0505591с, она даст ключ и ей надо найти короля Celamir. За бочками - вход в подвал. Рядом с домом - алхимический стол. Это местечко - Бэлпорт Ран.
Сильвия в случае опасности шарашит молниями. У Горного перевала встретил рудного жука, его невозможно убить, только через консоль. В версии 1.3 его можно было убить. Точно такой же - каменный клоп в яблоневом саду возле Карндора. По пути встретил 3 алчущих - тут они зовутся мерзости, забил их. А вот слизняков невозможно убить - а они убивают с первого попадания. При попытке забить их из лука выяснилось, что у них бешеная регенерация. Вот после такого мод сразу можно спускать в унитаз и отправлять на помойку. Слизняки обладают отражением урона, как в Oblivion и Morrowind, и их только из лука в скрытности (эбонитовой стрелой с зельем лучника) у меня получилось убить, причем регенерация просто издевательская у них.
Козы очень прочные. Мерзости рычат как медведи. Впрочем медведи - мерзость.
Возле Стражи Карндора забивай мерзостей и говори с Сильвией. Теперь тебе надо в Cloudrest. Сильвия по прежнему с тобой.
В деревеньке кучка трупов, и том заклинания вызов мерзости.
Возле Горного лагеря, у Thillo, бандит дал квест Культ. Надо взглянуть на орка. Орки недалеко - у святилища Малаката.
В местечке Серебряный бор на меня напал зомби-рукопашник. Но он не такой страшный, как в Oblivion.
На острове со статуей Шеогората дерутся призраки и можно взять с пюпитра том заклинания призыв Чарльза. Чарльз - грязекраб.
Из кокоса и черной фасоли в котелке можно сделать жратву.

Культ

Если убить бандита - не попадешь в Ттилло. Значит, придется гасить орков. Поговорил с орками, у них есть пара сундуков. Теперь надо решить кого гасить. Но я хочу узнать, что находится в Тилло. Забил орков (у низ оружие с параличом), поговорил с бандитом, вошел в Тилло, а там бандиты напали. Где логика? Если я справился с 3 орками, неужели 3 слабых бандита смогут меня победить? Забил бандитов, в пещере кроме грибов и сундука с монетами, ничего интересного нет.

Клаудрест

В каждом доме почти есть пентаграммы и алхимические столы. Недалеко есть храм, там есть алтари, можно лечиться.
Иди к трактирщику (с ним можно торговать всем) и садись на стул. Говори с Сильвией. Теперь надо идти во дворец Клаудрест. Во дворце у трона бери кусок шерсти псины, говори с Сильвией. Иди наружу, говори с псиной, потом с Сильвией. Сильвия отсоединится, псину надо отвести в гильдию магов.
Есть вход в Рыночная площадь под Клаудрестом, там есть плавильня, верстак, точилка, кузня и игра постоянно начнет вылетать.
Салиан 05074ad2 торгует у стен дворца и на днем на рынке.
В местечке на берегу Веселый Граддун в домах мирные жители, снаружи - бандиты. В корабле у меня вышло веселое побоище с предметами.
В Ручей Марбрук в доме напали 4 голых тетки. У них есть Уши Самозванца. Неподалеку - ходячие деревья нападают. Где же я такое видел? Точно - в Dragon Age.

Шиммерин

В городишке много торговцев, они торгуют местными ингридиентами в том числе. Банк приличный у каждого. В доме кузнеца много монет. Есть храм с алтарями.
С псиной иди в Гильдию магов Шиммерина, там говори с Квилинда 050bbf0d, она даст квест - Farmer's Tale (Крестьянская сказка).
Иди направо в Башню декана, там архимаг Нэлтарион тебе нахамит и даст заклинания телепорта в Скайрим и обратно (работают только на улице). Псина остается тут, говори с мастером Болвином, ему нужна умершая плоть из Мьютониил Meutaniil. Там пауки и странные двуногие, забил их, принес замороженную плоть. Теперь Болвингу 050e1d06 надо выкушенную паутину из Лощины Шрама Нирна.
Рядом с Шиммерином - Сверкающий рудник с болотными гончими, на тележке - сверкающая руда.

Лощина Шрама Нирна

Места тут опасные, полные врагов, заброшенных пещер. Тут обитает мирный Нэлтарион, как раз за дырой в полу. Надо прыгать в дыру, забивать пауков, довольно прочных на сложности мастер, и забирать паутину. Отдал ей Болвингу и теперь надо добыть подземный кровавый мох из Мэндаса. Там вампиры, забил их, победил Арригана Мэндаса и принес Болвину мох. Теперь надо добыть из Рощи силы черную жемчужину. Там пара спригганов, забил их и в пруду взял шарик, отдал. Теперь надо добыть тонкобработанную эльфийскую чашу в Норе рыжей попрошайки.
В скале у пруда в Роще силы есть лесное логово, там бессмертный Легенда с запиской, которую можно скрасть и рядом - древний даэдрический шлем.

Shimmerene Quests / Farmer's Tale

Quillinda скажет принести книгу из пещеры Проход Тузамерчьела, там есть мирный Тузамерчьел, надо идти вниз, и там забить окровавленных скелетов (у них оружие с параличом, и они прочные как драугры) и взять книгу. Можно пройти в Коралловый зал, там надо плыть долго, Вылезешь в большие залы, там окровавленные скелеты и в другом большом зале - злой маг. Там есть спуск в пещеру Тузамерчьела.
Отдал книгу, теперь надо идти в пещеру Друзила - квест Приручение / Tame.
Квиллинда может телепортировать в Алинор, Лилландрил, Клаудрест, Санхолд, как в гильдии магов Morrowind. И в других местах соответственно есть маги-телепортеры.
На восток от Лилландрила в лесу есть белый шар Тихий. Нажав на него, попадаешь в локацию, там стоит чувак Тишина. Есть барахлишко кое-какое.

Серебряный бор / Silverwood

Тут бродят зомби, на которых яды действуют, рядом причал, там пара сундуков и пара кораблей. И зомби Роберт, с которого я взял лопату для раскопок. Зайдя в особняк, я взял ключ на столе и начался квест. Надо обследовать библиотеку. Зашёл внутрь, там Гальтрадот, он даст квест Yes He Ran. Ему надо принести пожрать острой говядины с пряностями. Она лежит на прилавке Вариана на территории дворца Лилландрил. Вернувшись с говядиной, получишь заклинание свет факела (гораздо лучше света свечи) и откроешь второй квест Гальтрадота Visions Of Flame - Пламенные видения, надо ему принести книгу "Техника подкрадывания босмеров". Где её брать - без понятия.

Пустоши Корграда Corgrad Wastes

Каджит Ra J'Dar даст квест забрать у Эдгара Манника из Old Falls черную стрелу. Рядом с Пустоши Корграда есть торговцы в доме. Банк у всех торговцев большой.
Ра Дж'Дар кузнечит, но ничего не продает. Пришел в Старые водопады - Нижний квартал, в доме Эдгара Манника поговорил с Эдгаром, ему нужно украсть вилку Парвейн. Она живет в Старых водопадах. Украл, отдал, теперь нужно грохнуть Парвейн. Грохнул. Теперь нужно грохнуть Фандекано. Грохнул. Как пришел в дом Эдгара - он напал, забил его и забрал с него всё. Пошел к каджиту, отдал стрелу.
В Эбон Стэдионт есть Крытый рынок, там торговцы.

Пещера Друзила

Надо уговорить алхимика присоединиться к гильдии Shimmerene Mages. Сначала встретишь дремору Франсуа Валкиназ 0508902f, потом в запутанной пещере нашел проход с решеткой, дернул цепь справа и прошел в алхимический НИИ. Там поговорил с Друзилом, 0505e80d, он согласится, и заодно начнет квест Обломки / The Remnants - надо поговорить с дреморой и вернуть ему печать.
Иди к Закопанной пещере - вход еле заметен, он у забора дороги. Забивай прочных дремор в зале со статуей проходи в центральную башню, перемещайся на верхние этажи и иди в попадешь в Запечатанную Кровь. Иди в пещеру Забвения, проходи в Пустоши Обливиона. Там пробивайся к Пустоши Обливиона, всегда иди наверх, выходи и снова иди к Пустошам Обливиона, выходи из них и придешь к Хранителю пустоты. Там пробивайся наверх в Проход Темного спасителя. Тут прочные дреморы и атронахи. Локация атмосферная, но хотелось бы маркер. Прошел в подземелья Обливиона, дремор всё больше. Они подвержены ядам, я их параличил, и сдувал Безжалостной силой в пруд с лавой. Это лучшее решение. Забивать их охренеешь на мастерской сложности. Возле стены, а клетки на красном полу, сбоку от скамьи будет лежать шарик - это каменная печать. Бери её, отдавай дреморе.

Нора рыжей попрошайки

Вход со стороны дороги, у скамейки, там пара чумных крыс. В пещере мирная тетка, я взял чашу сразу слева от входа, на полу, принес Болвингу, поговорил с Королём Клаудреста, купил особняк за 50000 и теперь надо поговорить с Болвингом. Надо исследовать ранее закрытую часть гильдии магов. Но меня больше интересует, где именно моё Заповедное имение? Надо поговорить с барменом Калаганом.

Заповедное имение

Рядом -рудник. В особняке есть алхимический стол, пентаграмма, кузня, бассейн с водопадом, в подвале - чувак, который и есть бармен. Говори с ним, за 20000 в доме появится 2 служанки, лошадь, откроется шахта.
Имение на север от Гленвью, на юг от Алинор, на запад от Грота Друзил.

Крыло мастеров гильдии

Внутри - куча вервольфов. При броне в 567 они не страшнее плюшевых зайцев. В комнате А5 - пара призраков. В конце прохода - вход в Склон Рэнни Ру. Локация глючная, надо в воде найти дыру в другой зал, там бежать к в даерь Келья Рэнни Ру, и там брать дневник. Выход - телепортацией.
Отдал книгу Болвину, и теперь к нему надо придти после завершения квестоав Квилинды.

Ebon Stadmont

В Большом зале Ebon Stadmont Яссанаро даст квест Grave Wisdom - надо найти книгу «Твердость грязекраба» в Хидера. Шляются везде, то кольца, то книги забывают. Рассеяные какие персонажи.
Прежде чем дойти до входа высоко в горе, надо забить зомби и зачарованные деревья.
В пещере эфемерные пауки, личи и окровавленные скелеты. Забив их, можно найти книгу, пограбить сундуки. Но есть вход в Глубинный зал Хидеры, там злые вампиры, их много и они просаживают магией даже через сопротивление магии. Там еть Обеденный зал, Жилище мастеров.
Вернулся поболтал с Яссанаро, квест завершится.
В Большом зале Эбон Стадионт Лорчель даст квест Stay With Me / Останься со мной - надо поговорить с лордом Эйбертом, купить за 30000 Лесное жилище (оно на север от Ebon Stadmont, у местной пизанской башни). В доме My Grove Dwelling есть фальшпанель со святилищем Мары, алхимический стол и пентаграмма.

Клаудрест / Far To Frail / Слишком слабый

Сириус в Дом Воды и Огня / House of Water and Fire в Клаудресте даст квест - проведать его бывшую хижину в Сумеречном. Добрался до ЗАТО Сумеречный, там жми на лестницу и входи в жилище. Внутри 2 призрака, и между бочками в углу - дневник. Отдай дневник Сириусу.

Dark And Deep / Тьма и Бездна

Квиллинде сообщил что алхимик дает согласие, и тут же следующее задание - найти её кольцо в Самоцветной пещере. Нашел, там только маг в глубине пешеры и всё. Отдал кольцо, и получил квест
Supreme Hustle - надо в доме Отли в Алиноре встретиться с Ардиль 0503f431 и провести ее в Таинственную пещеру.
Ардиль отметит маркер на карте. Надо идти в одно место, потом говорить с теткой, идти в другое место, снова говорить с ней и идти в последнее место, рядом со святилищем Клавикуса Вайла. там надо встать на маркер и идти на появившийся маркер. Ардиль подралась со жрецом Клавикуса, она смертная, так что надо врагов быстро гасить. После этого она подарит заклинание. Бегая с Ардиль, я набрел на Багровый шрам, там у палатки сидит Хайендрайлис 05061775, ему надо исследовать пещеру, но он побегал с нами некоторое время.

Багровый шрам / Red Scar

Прыгай в дыру за палаткой, забивай тролля (я его сдул безжалостной силой) потом иди в тоннель и забивай пауков. Huendrylis применяет огненную магию, толку от него мало. Продвигаясь всё глубже, найдешь дремор, забивай их (тут у меня умер Huendrylis). Иди дальше верх по ступенькам. Проходи в окрестности дворца Багровый шрам, там я из лука застрелил дремор (они почему-то с железными кинжалами, совсем у них нет достоинства) и с привратника взял ключ. Прошел в Вестибюль дворца Багровый шрам, прикончил Драату, который не нападал, но и не общался, забрал ключ и нажал кнопку на стене. Вышел наружу.

Алинор

В Алиноре есть ротонда, там надо жать белый шар, и попадешь на парящую в небе платформу. По травяной дорожке можно попасть во дворец.
Рядом с Алинором есть Башня колдовства, которая на входе имеет название Башня волшебства, забирайся на самый верх, там Andratha 0506177c даст квест Однажды в одном месте / One Time One Place. Если игрок откажется от предложения, она никогда больше не предложит эти квесты. Надо забрать соцветие эльфийской чаши у Весенний Граддун / Graddun Springtown (оно сбоку камня у помоста дома с огородиком, к которомму нужен ключ). С другой стороны пристани есть Дом на пристани - там много богатого лута.

Андрата - Past Present

Теперь Андрата хочет Кровавый мешок из Tjinjiniil Тичджинджинил. Tjinjiniil охраняет один дремора, пара алчущих. Кровавый мешок плавает в воде, по нему один раз надо попасть огнешаром, и обчистить его. Отдаем барахло Андрате и получаем задание поговорить со стражником в Казармы Лилландрила. Говорим, возвращаемся и теперь надо поговорить с Норной в Салоне. В Алиноре в беседке жми шар у стены, не центральный, и иди в дом, говори с Норной, возвращайся, надо поговорить с M'Jarldo М'Джарлдо 050400b4 в Старом водопаде. Начнется квест «Утренний колокол».

Утренний колокол

Иди в Седикар, там сразу вводи tcl и иди сквозь стену на маркер, жми на дверь. Там говори с крысой, жми на витрину, выходи и иди в в дом Оберта Вайоле в Санхолде, говори с ним и оставляй крысу.
Когда игрок входит в форт Седикар, он должен пройти через лабиринт внутри, чтобы найти дом, который всегда под дождем. В доме, на который идет дождь, игрок найдет подвал с копией фолианта заклинания Призвать чумную крысу. Перед тем как войти в подвал, найдет картину Шеогората над камином. Когда войдёт в картину, будет телепортированы в Седикар, одно из царств Шеогората.
В Sedicar игрок должен найти гигантский панцирь, чтобы сбежать. Когда игрок входит в Панцирь, он телепортируется обратно в скрытую область форта Седикар, где есть белая крыса по имени Диггс.
Игрок может попросить Диггса сопровождать их обратно в Санхолд и доставить Оберу в его дом.

Rat problem

Лаурина 05063678 в Лилландриле стоит перед своим домом на внешней стене. Говори с нейа, она скажет им, что у нее дома проблема с крысами. Входи внутрь, забивай крысу, Laurina наградит 20 Лаванды.

Eton Nir

Андрата поручит посидеть на скамейке пруда возле Клаудреста. Потом надо приготовить ей чай из красных цветов. Не надо готовить, надо с верха шкафа в её комнате взять чай и отдать ей. Теперь надо принести ей бутылку кокосового Tiswin. Берем с лодки у дома на воде возле Пещер Сумеречного. Отдаем Андратте, теперь можно выковать душу. Отдал 50000 монет . Если игрок решает заплатить золото, в дополнение к ролевой игре удвоения продолжительности жизни он также получает плюс 50 к здоровью, выносливости и магии, а также заклинание «Вызов сэра Родерика».

Tomorrow

Говори с Болвином, и вместе идите в Древнюю рощу Арчен. Находи чела и за 10000 покупай книгу. Говори с Болвином, тот даст ключ и скажет идти в Гленвью, вступать в Талмор.

Thalmor

В Гленвью говори с надзирателем Сэнийртилом, он пошлет к заму Раймнилу, тат поручит убить двойного агента в Пустошах Корграда. Можно поговорить с таоморцем и не убивать его, а можно замочить сразу. Если убивать, то не надо с ним говорить - срубится квест.
Гасим талморца, докладываем, теперь надо влезть в дом Ниррена у Клаудреста, и на 2 этаже взять дневник. Отдаем Раймнилу, теперь надо грохнуть Ниррена, гасим скрытно, докладываем. Теперь говорим с Алдарилом из Старые водопады, докладываем. Теперь иди в Веселый Граддун, говори с Эль-Лотун 0502568a, его надо доставить в Гленвью. Сам он не пойдет, его надо ударить щитом и бежать, он будет бежать за тобой, и нападать. Надо сносить всех врагов, так как Лотун слаб, и лечить его, так как он смертен. Впрочем moveto никто не отменял.
Заходи в дом, и гаси его после сообщения, иначе он не успокоится.
Теперь говори с Райминилом, он скажет про выработанные каверны. И заплати взнос 5000.

I Do Have Weapons - сырой и недоработанный квест

Теперь говори с Болвином в его доме в Шиммерене. Дальше будут баги. На точке Выработанных каверн квест дальше не пойдет.
setstage ssimq04 20
Говори с Болвином. Переместившись в отстойник, квест опять дальше не идет.
setstage ssimq04 50
Теперь вы в Артеуме.

Артеум

В Имении Тауматурга - Омнитил. Он прочный, но смертный, и с ним можно поговорить. Есть вход в Малый лабиринт, и прикольные зелья, 3 черных жемчужины. В Западной страже встретят 2 бота, персонаж встанет на в ступор и не выйдет из него, Болвин пропадет к этому времени.
setstage ssimq04 80
Надо найти Ryndyll Roo. Добежал до Фестхолда. Опять маркер есть, но не срабатывает. Беги к оку Магнуса, там нападет Риндилл Ру, забил его, потом надо забить слоада, и тебя телепортируют в Палаты Главы Совета, говори с верховным канцлером Элдавинн. Она даст заклинание телепорта в Артеум.
Спускайся вниз в Палаты Совета - Департамент исследований - Вестибюль Ордена Псиджиков, там есть выход. Выходи, забей скелетов и иди в кабак «Тайные радости» (или как-то так). Говори с Сильвией 0512b75d иди к пруду возле Клаудреста. Иди на маркер и переместишься в Хрустальную башню.

Хрустальная башня

Говори с пленником, и прибежит враг, забей его, бери ключ и поднимайся в Вестибюль Хрустальной башни. Там толпа электромагов, забивай их. Есть кнопка которая ведет в Неизвестность. Но в другом углу - Обеденный зал, нам туда. Забивай талморца, там есть пентаграмма и алхимический стол. Иди в Казармы, проходи в Вознесение, надо лезть наверх, жать на лестницы, пока не попадешь на карниз и там нажать белый шар Библиотека. Забивай атронахов, и на 2 этаже бери со стола книгу "Босмер - невидимка", её надо
отдать Гальтрадоту. Вот и завершился этот квест наконец-то.
Жми на шар Северо-Западный Якорь, там в зале столбики стоят, я щитом ударил по одному, и выскочил Тэлларан. Гаси его, бери ключ, открывай дверь и жми на шар. Иди к Сильвии, она даст телепорт в Алинор в Артеуме. Там пентаграмма, книжные шкафы, алхимический стол, но никого нет.
sqs MG08 200 - если 1, то основной квест выполнен.

Усадьба Стиллиса

тут можно пройти в Подвал, там пауки невидимые, оттуда в Погреб, и там разрушить стену из блоков, и погулять по пещере.

Скрытая пещера Hidden Cave

К западу от Пустошей Корграда. Ко входу в скале ведут ступеньки. Тут должен быть автозапуск квеста, но у меня он не сработал. Надо бродить по пещере, пока не придешь в Поместье. Там ты встретишь злого Толфдира, которого надо убить. также есть сожженная Мирабела Эрвин. Не бери ключи - они фейковые, и весят 3 кг каждый. Когда придешь к трону - тебя телепортируют. Потом прибегут Скелеты-Толфдиры. Забил их. Устал бродить по пещере, нашел том вызова Толфдира, нашел дверь и вскрыл unlock.
По идее, надо найти Толфдира, у которого будет диалог. Если игрок начал квест «Возвращение в колледж», разговор с Толфдиром завершит квест. У этой версии Толфдира в инвентаре есть единственный ключ к выходу, его можно убить или забрать в карман.

Lillandril / Altmer Of A Lonely Heart

Поговорил с Голин-Всегда-под-рукой (Golin the Ready - я даю перевод как в моде, хотя я с ним в большинстве случаев не согласен, но это закон жанра, я не могу это изменить, таковы правила - кто первый назвал, тот название закрепил) в доках Лилландрила, потом поговорил с Ма 'Раса. Снова поговорил с ароматным Голином, теперь надо поговорить с Жерар Ашшарт. Он соглашается принять на работу вонючку.
Говори с Голином и он обнаглеет настолько, что захочет жить в моем Лесном жилище. Я ему отказал, квест провален. Если разрешить, то надо поговорить с Ма' Расой, которая затем позволит Голину жить с ней.
Глупейший квест - мотайся между ботами и передавай что они сказали.
В "Порт и Кабак" есть 2 напарника, которых можно взять в компанию.

Queen of Hearts Part 1

Королева Лилландрила, Маравин 05060551, находится в Тронном зале и попросит очистить от бандитов Заброшенную пристань. Бандиты слабые, гаси их, докладывай, и теперь надо сгонять к Андрате передать сообщение. Сделал, и теперь надо забрать клинок Поэзии у Джелвейн в Алиноре. Её дом на небесах, попадаем через беседку. Кузнечиха говорит, что меч сперли, надо проведать Логово контрабандиста. Там контрабандист пойдет в отказ, и переведет стрелу на Разбойничье ущелье. Забей бандитов, с главаря беи клинок, отдавай Маравин, она предложит 20000 денег или поместье "Доблестный взор". Я взял поместье.

Подземелье Лилландрила

Копия тюряги Солитьюда. Вскрыл unlock люк в кустах у ворот, внутри в клетке поговорил с Вильямом )он безсмертный тут), дал ему отмычку. Нашел записку у трупа на столе, про поддельные уши. Вышел в Подвал (там вход в Сокровищница, но там если заметят - все нападут), прошел в Покои дворца.
Теперь можно поговорить с королём Нелонароу 05060550, он попросит прикончить Радаси, торговца ушами.
Радаси - внутри корабля в доках, надо грохнуть только её. Докладывай королю. Его можно спросить о Вильяме. Если игрок признается в том, что дал отмычку, Нелонароу переложит тяжесть ситуации на игрока, объяснив, что Вильям был заключен в тюрьму за убийство целых деревень. Когда игрок оказывается на Риверфилде, он обнаруживает, что весь город убит, а Вильям враждебно настроен по отношению к игроку.
Я не признался, что дал отмычку. Риверфилд на карте отсутствует.
На берегу есть талморская Морская Цитадель. Недалеко - Затонувшее поместье с бандитами.

Топи Карнвастена

Хесеринд 05099e59 в Усадьбе на болоте поручит убить некроманта в пещере Gadyni. В пещере куча скелетов, некромант магией не прошибается, я его луком застрелил. После этого за 25000 монет Хесеринд продаст Сосновую усадьбу рядом.

Sunhold

Иди в дом судьи Санхолда и говори с лордом Иш. Тот поручит проверить Священный водопад.

A Warm Place

Доберись до места, там группа враждебных магов. Гаси их и бери с главного ключ. Иди в Затонувшую часовню. Там иди в Нелинг, говори с орком и с моста прыгай вниз, иди в Затонувший дом благородного. Тут есть святилище Джулианоса. Говори с Окаро, и надо идти к лорду Ишу. Говори с ним и надо обратно к Окаро. Говори с ним.
Говори с лордом Иш 050624e5, он предложит найти на ваши задницы приключений - With The Right Set Of Eyes. Беги за ним, пока не встретишь легендарного тролля, гаси его.
На острове есть Укромный лагерь, там пара скелетов.

Skinny Goat

Валантэ 05062b1e можно найти в доме в Санхолде. Гвори с ней и она даст квест и три тома заклинаний.
Надо вылечить коз Дотиэль в Пустошах Корграда. Говори с Дотиэль, потом лечи козу заклинанием, говори с Дотиэль.
Говори с Валантэ, надо вылечить Илору.
Иди к Проходу Аро, говори с Илорой, применяй заклинание, говори с Илорой.
Потом я забрел в форт Сул, вскрыв дверь, а там 3 вампира дерутся. Надо забить Эрайлию и Ингринаро, начнется недоквест. Если ввести setstage HOSHQ04 10 - выполнится поговорить с Илорой, появится вторая Илора, если ввести 20 - то тебе дадут ключ от форта Сул. Недоработан мод.

желтый горицвет - повышение здоровья, повышение восстановления, сопротивление ядам, повреждение регенерации запаса сил
умершая плоть - сопротивление огню, повышение колдовства, опустошение запаса сил, урон запасу сил
чешуя болотной гончей - повышение легкой брони, затяжной урон здоровью, повышение скрытности, водное дыхание
сердце упыря - паралич, урон здоровью, затяжной урон здоровью
язык алчущего - исцеление болезней, уязвимость к огню, повышение магии, противоядие
белая гадость - повышение восстановления, замедление, уязвимость к магии, регенерация магии
соленый жир тролля = жир тролля.
моллюск = морской желудь (урон магии, регенерация здоровья, водное дыхание, повышение карманные кражи)
эльфийская чаша - урон запасу сил, сопротивление огню, опустошение запаса сил, повышение колдовства
кровавая трава - невидимость, повышение здоровья, сопротивление магии, урон запасу сил
клыки паумар-рахта - восстановление запаса сил, уязвимость к яду, повышение тяжелой брони, повышение кузнечного дела
зачарованный прах = прах вампира. Если сделать зелье восстановления магии с ним, у меня даже без усилителей зачарования получилось зелье восстановление 3900 ед. магии.
древний прах вампира = прах вампира
кора гнарла - уязвимость к яду, урон здоровью, повышение восстановления
глаз альтмера - опустошение здоровья
черная жемчужина - восстановление запаса сил, повышение восстановления, сопротивление холоду, повышение одноручки
Зелья получаются иногда очень мощные, восстановление 1000 ед. магии, например. Опять в скайриме что-то сломали.

Что плохо - уже планируется версия 1.5. Не люблю, когда выкидывают сырую поделку и потом начинают версию за версией менять.
Мод - сборник всего, что видел мододел в других играх и модах. Есть леденцовая алебарда, можно делать новые блюда и напитки, яблочный сок и чай, по идее, их эффекты не перекрываются эффектом зелий.
Перевод на русский делал дебил, натащивший отсебятину уровня школьного унитаза в текст и убивший атмосферу игры. Играйте с оригинальным текстом.
interes2012

Winterhold? Schloss Lichtenstein!

Когда я увидел, на каком куске скалы стоит Коллегия Винтерхолда - оторопь меня взяла страшнейшая.

Может ли в реальности существовать замок, стоящий на куске скалы?
Может! - это замок Schloss Lichtenstein в Хонау в Германии
Замок построен в 1840 году. Сейчас там музей исторического оружия и доспехов


interes2012

Pirates of the Pacific 1.2 mod Skyrim прохождение

Pirates of the Pacific 1.2 mod Skyrim прохождение

Moдификaция дoбaвит нoвый кpacoчный ocтpoв c мнoжecтвoм зaгaдoчныx мecт и интepecныx миccий. Cpaжaйтecь c дpугими пиpaтaми, бepитe вpaжecкиe кopaбли нa aбopдaж и paзгaдaйтe тaйну Дpeвнeгo cвиткa. Пocлe уcтaнoвки мoдa, aвтoмaтичecки будeт дoбaвлeн квecт и зaпиcкa, кoтopую нужнo пpoчecть. Пocлe oтпpaвляйтecь в пopт Coлитьюда, тaм вcтpeтитe двуx пиpaтoв, пoгoвopитe c ними и пpиcoeдинитecь к иx экипaжу.

Начало. Легендарная сложность. 85 уровень

В порту говори с пиратом и прыгай в лодку. Жми на неё и она поплывет к кораблю, там жми на лестницу.
Говори с капитаном, тебе дадут неснимаемое шмотье, останутся перчатки, украшения, щит. И следующая сцена - идет абордаж, корабль объят огнем. Я перебежал на корабль врагов, и бил всех в красных пиджаках, потом выбегут синие пиджаки, забей их. Один враг упал в воду, пришлось через tcl его забомбить огнешарами. Подойди к капитану, он скажет найти карту.
Иди на верхнюю палубу в зад корабля, на столе стоит сейф барона, бери карту, говори с капитаном.

Остров Калои

Тебе дадут здоровенного негра и он поведет по дорожке. Сначала забейте пару саблезубов и зеленого тролля, который не хотел умирать, пока я не усилился зельями. Тут можно одеть свою броню обратно.
Далее победите банду изгоев у моста, потом вприсядку идите дальше, и надо убить 2 охранников.
Потом разгромите лагерь изгоев, и поднимайся по лестницам на самый верх, забивая спригганов.
Тут произойдет непонятный диалог про кинжал, но никакого кинжала тебе не дадут. Я обпрыгал корни и ткнул в дверь храма бога Солнца.

Храм бога Солнца

Забейте 2 саблезубов, и иди светильнику. После этого негр уйдет, а ты иди по ступенькам. Прыгай вниз на площадку, и продвигайся по мостикам, застрелив троллей. Потом мне пришлось застреливать изгоев, помогая себе обнаружением жизни, и прыгать на вниз на деревянные мостки. Из скрытности луком снес изгоев и тролля и добрался до храм бога Солнца - Катакомбы.

Катакомбы

Спустился по ступенькам, прошел, забивая скелетов, в Храм бога Солнца - суд, к Древнему свитку. Взял его, открыл цепью решетку. Добавится задание - скрытно свалить оттуда, но оно провалится в любом случае. Сзади появятся 3 врага, во главе с первым помощником. Забил их, пошел налево по мосту, и вышел к водопаду. Прыгай вниз, в воду, и плыви на маркер. Примени Древний свиток бога Солнца и окажешься на Глотке мира.
Вот и весь мод.
interes2012

Teмный кpaй / Darkend 1.2 mod Skyrim прохождение

Teмный кpaй / Darkend 1.2 mod Skyrim прохождение

Заявлено -
Baм пpeдcтoит oтпpaвитьcя нa ocтpoв Фэлoc и cpaзитcя c paзными пpoтивникaми, чтoбы oтыcкaть дpeвний нaбop opужия. Moжнo бecпpeпятcтвeннo иccлeдoвaть oкpужaющую тeppитopию, тaк кaк этo нe квecт. Moжнo дeлaть вce чтo угoднo. Moд выпoлнeн в cтилe Dark Souls, paccчитaн нa oдинoчную игpу бeз кoмпaньoнoв и т.п. Taк чтo кaк тoлькo дocтигнитe 15 уpoвня, бepитe вce нeoбxoдимыe вeщи и oтпpaвляйтecь нa вcтpeчу пpиключeниям.
Чтoбы нaчaть, oтпpaвляйтecь к зaтoнувшeму кopaблю Mopeплaвaтeль (нaxoдитcя вo льдax Mopя Пpизpaкoв, ceвepo-зaпaднee Bинтepxoлдa).
Tpeбуeтcя: Dawnguard

Начало. Бретон 75 уровня. Сложность легендарная - мастер

Маркер стоит криво, надо полкилометра на север плыть от него, забираться на корабль и идти в люк. Там спуститься вниз и нажать на красный шар.

Фэлос

Квестов нет, это чисто локационный мод, выполнен в мрачных тонах и населен прочными врагами.
По дороге дошел до Восточной тропы (это знаковое место, потом объясню почему) и добрался до Портового склада, забив гончих-нежитей. На пристани - пара кораблей, в трюмах(попадаем внутрь через люк) - вода.
Есть вход в Портовый склад, там есть дверь в Портовый склад, а также фальш-панель в шкафу. Нашёл зелья крови в сундуки, они рабочие. Нашёл черную жемчужину.
Далее будет двор, есть вход в Церковь Фэлос (внутри вход в Церковные катакомбы, заперты на ключ, там можно пройти в Глубинные катакомбы, тоже требуется ключ, и там пройти в Туман, забить ритуалиста и взять ключ от дверей. Где логика? - её нет. Наверху под потолком церкви - 2 врага и сундук с ключом, но туда честно не добраться), можно поджечь костяной костер, есть возможность попасть на шпиль. Встретят скелеты-рыцари и 2 духа скорби, которые вызовут непонятный эффект постоянно уменьшения здоровья, причем зелья исцеления не помогают. Из эффектов в активных был вампиризм, но он так мощно не работает. Пришлось ввести tgm. Потом эффект пропал. Если ещё попадутся эти духи, разберусь повнимательнее.
Забив врагов, полез по лестнице у стены наверх.
Бесят запертые на ключ решетки. Врагов надо обыскивать - у них ключи. Там я упёрся в тупик везде.

Восточная тропа

Залез по скалам на верх, проявляя чудеса альпинизма и добрался до Древний мост. Пойдя направо вниз и потом по воде к маркеру Фэлос - можно добраться к воротам, или просто по Древнему мосту пройти.
Пойдя направо от пристани далее, придешь к скелетам и Заснеженной тропе.
Перейдя через Древний мост, забил гигантов (яды паралича действуют на них), взял ключ, пошел дальше и добрался до Башня Темного края. Тут множество врагов, нелогичные и неЛОРные серии TES локации, и там надо найти красный шар и нажать на него. Попадешь в Глубины разрушенной башни.

Глубины разрушенной башни

Тут опять бродим по непонятно зачем построенному нефункциональному сооружению, забивай врага у двеи и бери с него ключ, иди в проход, в Туман. Там гигант и 4 электрочасовых. Забил их, гиганта уложил ядом паралича, забрал с него ключ и пошел в Глубины разрушенной башни, нажав на шар. Там надо пройти локацию с лавой, забить демонов, попрыгать по балкам, и пройти в Руины башни - Внутреннее святилище.

Руины башни - Внутреннее святилище

Тут сразу насядут пауки жало, грозовые атронахи и темные апостолы. забив всех, ходи в двери и придешь в зал с 2 ледяными гигантами, ях можно гасить параличом. Лучше из скрытности. Бери с них ключи.
Далее будут 2 дисбалансные тени королевских чемпионов, у одного лук Мучение, у другого меч Отчаяние, любое попадание отправит тебя на перезагрузку. Паралич не работает на них. Надо не выходить из скрытности, применять зелья невидимости, лучника и задолбить их.
Далее будет Тень старого короля с мечом Агония, который моментально убавляет здоровье. Бери древний ключ с него и можно выйти наружу, нажав на шар. Этих ботов бить надо после Солстейма, максимально зачаровав лук, сделав максимальные яды затяжного действия и зелья лучника.

Восточная дорога

Если побежать на север, то забивая скелетов и дергая цепи, чтобы открылись решетки, можно добраться до Старого кладбища. От него можно пройти в крепость, в воде под площадкой будет вход в Гарнизонные коллекторы, но там тупик. Можно подняться tcl в колодец наверх, и там найти дверь, запертую на ключ. Ключа нет.

Убежище

Если с пристани доплыть до лодки, то там под водой есть дыра в башне, плыви туда, и вылезай наверх. Иди на самый верх, забивай врагов и бери в сундуке ключ от Убежище. Во дворе есть сундуки, плавильня, кузня, верстак, точилка. Внутри врагов нет, есть пентаграмма, алхимический стол, пара коек.

Лагерь беженцев

Если по Восточная дорога побежать на юг, то найдешь этот лагерь, там скелеты. Пройдя к сооружению, надо победить гиганта, который дерется блоками, и скелетов. Стрелы все время пролетали сквозь гиганта. Его лучше забить булавой. Паралич на него действует.
Потом по мосткам запрыгнул к башне, наверху цепью поднял решетку.
Прошел в Морской утес - Кухня замка.

Морской утес

Есть проход в Внутренний двор и Первый этаж замка, также на столе лежат тарелки Аретино. Это было бы забавно, будь тут хотя бы один квест. В Внутренний двор - дверь в башню, запертая на засов с другой стороны (можно это обойти - зайдя наверх по спиральной лестнице и выпрыгнув на кромку забора стены, по нему добежать до башни и спрыгнуть туда. Забив монстра, получаем ключ от Покои командира (есть раздвижные двери в шкафах и в сейфе можно взять ключ показа оружмя, а в витрине - серебряный кинжал) и можно отпереть засов), Подвал замка (туда придем с другой стороны, ключа нет), Башня замка (ключ находится внутри башни, мододелы не дружат с логикой).
В Первый этаж замка - выход на балкон Фэлос, Покои командира (нужен ключ) и Тренировочный двор (есть вход в Библиотека, там 2 ритуалиста. Наверно, ритуалят ритуал).
Запертые решетки обходятся.
Под мостом, там где вход в Кухня замка - есть вход в Гарнизонные коллекторы, туда можно допрыгнуть. Путешествуя внутри, можно найти цепь, которая откроет стену, подраться со сгнившим трупом, найти выход во двор по другую сторону решетки.
Встретил 2 духов скорби, но эффекта дикого понижение здоровья они не вызвали.

Мод для прокачки навыков и избавления от кучи зелий. Локации нелогичные, непродуманные, идиотизм с ключами. Мод можно было не делать.
interes2012

2020 / 10 лет журналу / new fucking year / это был тяжелый год

В 2020 году исполнилось 10 лет этому журналу. Достигнут рекордный рейтинг - 1753


С чем всех читающих этот жж и поздравляю


Лучшим комплиментом признан этот -


Это был тяжелый год. Я чувствовал, что просто так он не кончится, так оно и оказалось - под конец года тихо и незаметно потерпело катастрофу мурманское судно. С десяток моряков исчезло во льдах. Но и в 2021 не советую расслабляться - беды продолжатся, январь-февраль не пройдут просто так.

Не советую покупать календарь на 2021 - он в точности повторяет 1937, что как бы символично.
В 2020 вернулись многие средневековые забавы -
- сдохнуть от эпидемии
- преследовать еретиков
- расчленить кого-нибудь
- отравить политоппонента
- штурмовать монастырь с правом 3 часов на разграбление

С интересом следил за уральским сериалом с участием схигумена Сергия, и вот наконец его монастырь подвергся нападению банды ОМОН. Прикол в том, что на территории мосОМОН есть часовня, но это не помешало воинствующим атеистам в камуфляже ворваться в монастырь, забрать отца Сергия, отмудохать поселенцев монастыря, и чтоб дважды не ездить, украсть сейфы из бухгалтерии и заодно ограбить монашек, забрав ноуты и личные деньги. Без всяких протоколов, конечно, это же концлагерашка. Деньги никто не вернет, разумеется.
Думаю, теперь Сергия сгноят в тюрьме. Монастырь вернут под РПЦ.


собянин продолжит фашиствовать и далее. Он уже предложил разблокировать карты пенсионерам в обмен на прививку. Учитывая, из чего состоит Спутник V (прививающийся получает ковид, аденовирус и вирус атипичной пневмонии одновременно), собенята решили добить пенсионеров. Помоги им Перун с Макошью и советский иммунитет.


Что будет в этом жж далее (если меня не отзовут на переход) -
- красивые картинки
- прохождения игр
- переводы военных мемуаров
- и что-нибудь ещё

Hell new fucking year!!!!

P.S. Господамы, я благодарен всем комментирующим, лайкающим и просто читающим мой жж, но из-за движка жж мог чисто технически не раскрыть некоторые лайки или коменты просто картинкой - поэтому сообщаю, что я всех вас вижу, часто следует моя благодарность в ответ - заход в ваши жж с последующим комментарием.
interes2012

Last Dragon Последний Дракон - глючный mod Skyrim

Last Dragon Последний Дракон - mod Skyrim

Перед прохождением - спрячьте сейв в другую папку, после - верните его, потому что мод способен искорежить Скайрим. Например, в моде перестаёт работать Бритва Мерунеса.

Заявлено -
Более 15 часов геймплея, включающего основной сюжет и второстепенные квесты
5 важных сюжетных персонажей и множество других, полностью озвученных на русском языке
10 новых крупных локаций, среди которых Пиратская Бухта, остров Нирн и остров Сирен, а также самый настоящий хаммерфельский город Сентинел.
Новые заклинания, оружие и броня.
Для того, чтобы начать путешествие, отправляйтесь в доки Виндхельма и найдите капитана Квина.
Важно - все 3 основные DLC должны быть подключены, иначе невозможно попасть на остров Сирен.

Начало

На мой взгляд - для полного интереса надо прибыть вообще без ничего, только с деньгами и отмычками.
Бухта с большим кораблем - на восток от Виндхельма по берегу реки. Стражники сделаны безсмертными.
Говори с Квином, он прислонятся к столбам там.
Теперь надо уговорить начальника порта Эдварда выпустить корабль. Дай 12000 монет Эварду, но ему мало - ему надо убить дезертира.
Дезертир - Торан, в палатка на горе, на карте - Лагерь Северный ветер. Прямо от корабля иди вверх и найдешь его. Он там уже забор построил, непонятно зачем. Я поговорил с ним, его можно грохнуть, а можно пощадить. Я пощадил, он даст кольцо, я отнес кольцо Эдварду и тот разрешит кораблю отчалить.
Иди в бухту, говори с Квином. Тебя перенесет на остров.

Бухта вечного дождя

После видеоролика я пообщался с торговцами - они безсмертные и торгуют жратвой. Тина торгует книгами, среди них много книг, повышающих навык.
Кэт надо дать 1000 септимов, она встанет за прилавок и подарит Медвежий клинок.
Если пойти налево - Сали может за 20 септимов отвезти на остров Нирн.
Если дать контрабандисту септимы, он пропустит в загон, там Морак торгует одеждой и оружием, есть алхимический стол. Кот Дар-Загир даст квест - надо найти Грэгора и прикончить. Но сначала поговорить с Фрэем. Фрэй стоит напротив Квина, и даст задание принести грибов из пещеры Каньон Вечного Дождя на острове Нирн.
Дазарит может продать в качестве напарника риеклинга, который сидит в клетке у Красной лампы.
В Красной лампе есть шлюхи, стоят от 100 (Вертихвостка) до 1000 монет (Нокора). Нокора подарит благословение Мары. Фиалка за 350 монет заразит хворью. Лилия за 200 монет заразит костоломной лихорадкой, а Игнес за 200 даст прилив сил. А после вертихвостки у меня игра вылетела.
Я не понял как это меня заразили, ведь я вервольф.
В Доме Старого Джека можно торговать со Старым Джеком.
Если с корабля пойти направо - там плавильня, кузница, верстак и кузнец Лоуренс скупает краденое оружие и броню.
Спустившись к воде и поговорив с Тирлундиром, можно купить его корабль за 4000 монет. После этого отправиться в Солитьюд, Данстар или Виндхельм. Но обратно уже не вернешься. Квин будет неконтактен.
Поднявшись выше кузни, я прошел в Черный рынок. Если спуститься к кораблю - капитан Мэрсэр даст задание найти Хьюза в городе Винскор в Нирне, и сказать ему, чтоб вез припасы. На ящиках у него есть скума, я пытался её всучить пьяному матросу, но он не взял.
В магазине Боби можно переночевать.
В Плавучей таверне Ормил скупает книги. Леон Точный Удар даст квест - достать ему меч.
Наверху лестницы призрак Кричащий Тони поручит найти его ботинки. Надо с корабля Квина кастануть свет свечи и прыгать в воду - на дне ящики, в одном из них сапоги Тони и деньги. Отдай призраку сапоги и получи том Стихийного урона, который появится в Изменении.
Прикол в том, что большинство красных вещей можно брать, не впадая в скрытность. Но только не вещи торговцев.

Черный рынок

Есть вход в Шахта Черного рынка (внутри степные пауки и жилы малахита), Сиродильская контора (есть 2 двери внутри, но работает только правая, левая дверь зациклена и возвращает в первое помещение), там Мордэс торгует, и много кошельков в комнате рядом.
В Конторе Морровинда Лордрэйн торгует очень дорогими вещами, можно со стола спереть Милость огня - кинжал с очень мощным уроном. Также на столе есть броня. В принципе, сюда можно приехать с заклинанием Невидимость и полностью оснаститься. Есть статуи Азуры, у которой можно получить благословение.
Ралак торгует зельями. Торфал скупает краденое, Вьющий-веревки и Бал-Казир - просто торговцы-оружейники. На 2 этаже есть верстак и точилка.
Если со стола за Ралаком взять Кувшин святости - стартует квест. Надо его показать кому-то. А именно Мораку, он даст денег и лук Черная метка.
Уехал в Нирн

Остров Нирн. Винскор

Поднимайся вверх, говори с капитаном Хьюзом.
Иди в Крепость Тэрана, говори с Тэраном Индорисом. Он поручит узнать что замышляет Тейлор. И лучше способа. чем подойти к Тейлоту и спросить в лоб об этом, не существует. Тэйлор скажет грохнуть советника Тэрана. Или к Тэрану, советуйся. Тот разрешит грохнуть советника. Иди на пристань, тихо режь советника.
Докладывай Тейлору. Тот даст ключ и скажет найти храм и принести фамильную драгоценность.
Можно сказать Тэрану, тот всё одобрит. Выходи из ворот и иди по прямой, под деревом налево.
Нападет стай волчков и дикий тролль. Волки спокойно прошибаются магией, а тролль для довакина 116 уровня опасности не представляет. Надо было мод проходить без ничего, используя только вещи мода, но кто же знал.
По пути нашёл Мухомор Нирна (свойства как у мухомора), его надо отдать Фрэю, и он даст ключ.
Набрел на холм Магическая субстанция, там злые духи, и входа нет.
Иди к колонне с синим огнем и входи в Дикие болота.

Дикие болота. Остров Нирн

Сразу нападут 3 медведя, и будет виден храм Салэда Индариса. Иди в него. Внутри нападут куча синих призраков с соловьиными клинками, но они слабые. Забивай всех и забей призрак Салэда. Бери с него серебрянный кулон Фьотли. Если пойти дальше, то придешь в большой зал с призраками и сундуками.
На Диких болотах есть лагерь охотников, там алхимический стол и кузница. По мостикам можно дойти до святилища Талоса.
Отдай драгоценность Тэйлору, тот даст даэдрический кинжал и скажет отдать его Тэнару, отдал, снова поговорил с Тэйлором, и квест завершится. Тэйлора можно встретить в Пещере выживших, вход найти трудно, это локация Вход в ущелье, там в одном месте клинок в светящемся камне, охраняемый медведемя и спригганами, а в другом конце - мешанина из скал, деревьев и кораблей, надо лезть по стволам вверх, и всё равно мне tcl понадобился. Там мирные охотники.

Долина водопадов. Остров Нирн

Вход - в луже у водопадов. Оттуда есть выход в Дикие болота. Я прошел к морю и там забил пиратов и старпома, забрал с него фамильные мечи. Теперь надо сдать квест Леону.
Только на этом острове угадывается база Клинков, ворота в Вайтран, элементы Йоррваскра в помещениях.

Песенка Фрэя
Снова цветет за забором пустырь
Всё надоело, уйду в монастырь
Но не решил ещё правда в какой
Хочется в женский а надо в мужской

Таинственная пещера. Остров Нирн

Охраняется риеклингом. Внутри - злые риеклинги, забей их и найди 10 украденных припасов. Верни их Хьюзу.

Вход в каньон. Остров Нирн

Если спрыгнуть с корабля Пещера выживших, то можно прибежать в Ущелье вечного дождя.
Тут есть вход в пещеу Тихий шепот - под скальной аркой. Там корусы, можно пройти в Пустоту, там тоже корусы и и ничего больше нет.
Ещё есть вход в Проход Южный ветер, там призрак в коридоре, почему то он подсвечивается обнаружением жизни. У него броня Клинков. Оттуда можно выйти в Долину водопадов, забить пару призраков Клинков.
Еще есть вход в акварийский храм, там одинокий призрак нападет. Внутри святилище Талоса и сундук.
Локации Северный разлом и Проход Талоса - просто обозначения на карте. В Забытом лесу тусуются скелеты и медведи с саблезубами. Вернулся в Бухту Вечного дождя.

Бухта Вечного дождя

Когда Фрэй даст ключ, иди мимо Дома Старого Джека и прыгай к водопаду, иди в струи, там Пещера. В Пещере корусы. Проходи её и выйдешь на берег. Нападут 2 пирата, у мечи с зачарованием как у Порыва ветра - они шатают врагов, не давая им нанести удар. Гаси их и иди направо - в Пещеру Аманийского грязекраба. Там здоровенный грязекраб, но у него ослабленный урон, забил его, взял Том вызова грязекраба.
Вылез обратно и пошел в Нибенейский океан.

Нибенейский океан

Ты окажешься на острове. Сразу нападут 3 врага в оркской броне. Гаси их и иди к большому кораблю. Жми на лестницу. На палубе забей толпу пиратов, иди в Каюту старпома. Забивай старпома, бери с него ключ. Иди в Корабль Грэгора - вход на 2 ярусе палубы. Проходи, забивай Чемпиона Малаката, потом проходи в комнату, там вход в Испытание Малаката. И там наконец-то стол зачарования, алхимический стол и у тумбочки - сапфировый драконий коготь. А с полки я взял подсвечник, и стартовал квест драгоценность, снова. Надо показать его Мораку, он купит его.

Испытания Малаката

Тут дерутся Грэгор с дреморами, забивай всех, бери с Грэгора кинжал, иди в Нибенейский океан, оттуда двигай к Дар-Загиру и отдай кинжал Грэгора. Кот даст доспехи контрабандиста.

Корабль Мэрсэра

Теперь надо поспать и поговорить с Мэрсэром. Но бот не отвечает. Подключил DLC - появилась дверь в корабле, пошел внутрь, поговорил с Диего (прототип Диего из Gothic) и ткнул в кровать в закутке.
Появится квест - выяснить источник шума. Если поговорить с матросом, он забагается и будет давать монеты при каждом обращении.
Ни в коем случае не бери Необычный камень. Он застрянет в инвентаре и неизвестно, как повлиет на основной Скайрим.
Иди вниз, там 2 безбилетника, Мигель скажет фразу и они убегут. Дверь на выход заперта, надо ткнуть в кровать и выходить наружу.
Говори с капитаном Мэрэсом (он внезапно переименовался) и получишь задание осмотреть остров.

Остров Сирен

Тут Руины, Дворец, Пирс, Склад Сокровищницы Нар-Салик. Идти надо через Пирс во Дворец Нар-Салик.
Будут нападать сирены, а также скелеты, в том числе скелеты-лучники.
Ещё ярко стал виден идиотизм авторов мода - в буйной растительности вообще ни хера не видно, к тому же множество мелких деталей - цветов, ингридиентов, которые тормозят картинку.
Рядом со входом в святилище - камень в беседке-ротонде. Если на него понажимать. можно прочитать сообщения. Иди в святилище. Там я забил 3 сирен и грозового атронаха, нашел дверь в зал Сосредоточия. Но нужен ключ.
Поговорил с Мигелем, он расскажет о сокровищах. Теперь надо идти в башню - она посередине прямой линии Дворец - Склад сокровищницы. Если от башни взойти на возвышение, то ступени приведут к столу, на котором надо взять Драгоценная артефакт - и снова стартует квест Драгоценность.
В Башне Нар-Салик призрак капитан Тулак дерется с 2 скелетами. забей скелетов, говори с Тулаком. Он даст ключ в обмен за меч. Стало не легче.
На юго-запад от Руин, пробившись через пауков, я нашёл Деймонда. Он пошлет к призраку. Призрак даст ключи. Иди в Святилище и проходи в зал Сосредоточия.
Там забей дремору и тебя перекинет в локацию с кучей призраков-рукопашников, которые просто стоят, и надо забить Молаг-Грунда. Забил, при очень плохой видимости, и крик Чистое небо не помогает.
Перекинулр в зал, надо с тушки Молаг-Грунды взять меч Тулака и отнести ему. Призрак даст ключ.
Почему то квестовые предметы не забираются из инвентаря.
Надо поговорить с Мигелем (он будет у палаток на Пирсе) и идти в Склад сокровиш.

Склад сокровищ. Остров сирен

Внутри - скелет, куча сундуков и люк в полу. Забив скелета, пошел в люк, и попал под текстуры. добежал до серой стены, упал в руины. Ужасная локация, лучше бы её не было.
Прошел мимо вертолетных лопастей в Лабиринт. Там куча двемерских пауков, есть совсем микроскопические. прошел налево, в Сокровищницу. Использовал Золотой Драконий коготь.
Там идиоты мододелы накидали множество мелких предметов, поэтому пока все не соберешь - игра будет тормозить.
У ворот - рычаг, если его повернуть, помещение начнет затоплять. В потолке есть дыра.Главное - не одевать Азидаловы сапоги, потому что надо будет проплыть и нырнуть в колодец. Выплывешь в пещере, плыви на бурлящее нечто. Выплывай в океан. Говори с Мигелем, он заберет Драконий глаз.
Найди Деймонда, говори с ним, потом говори с Мэрсэром, и снова говори с ним что мне нужна помощь. Он согласится взять на борт Мигеля и Тулио, говори им об этом и снова к Мэрсэру. Говори с ним, иди в свою каюту, тыкай в кровать.
Попасть на остров Сирен через консоль вроде бы можно так - cow AAAAAAAnyOstrovSiren 4 -1

Бухта Вечного дождя

Говори с Мэрсэром, сдай драгоценность, и иди в Плавучую Таверну. Говори с Мигелем. Теперь иди к Мэрсэру. Говори с ним, разговор перенесется в таверну, болтай, потом разговор перенесется на палубу, дай Мэрсэру 7000 монет. Теперь говори с Мигелем в таверне.
Купил риеклинга Джоффри за 1000 монет. У него не прописаны пути, видимо, поэтому бегает только на коротком участке местности.
Поговорил с Мэрсэром, поплыли. В корабле говори с Мигелем, потом с Мэрсэром. Тебя перекинет в зимнюю локацию, беги вперед, несколько раз к тебе будут обращаться на драконьем языке. Беги до стены, и вернешься на корабль.
Выходи наружу.

Сентинел

Я стоял в воздухе. Побежал tcl к кораблю, и снова загрузка, теперь я на корабле. Поговорил с Мэрсэром, подошел к двери и игра вылетела. Игра будут тут вылетать регулярно.
Стоит направить прицел на центр города - игра зверски тормозит.
Сохранять игру надо, глядя в море.
Капитан Ромул даст задание - поговорить с лейтененатом Севарием у Арены Сентинела.
Алмара торгует томами заклинаний. С прилавком можно сметать все, никто слова не скажет. К тому же уменьшение мелких деталей благотворно влияет на производительность игры.
Зашел в Склад Ордена свечи. Там кошельки лежат на прилавке. Вскрыл дверь, там сыр и клинок Ордена свечи.
Элан, сидящий на улице, даст ключ и задание найти святилище в Канализации под Ареной.
На улице есть пентаграмма. Только ткнулся в неё - игра вылетела.
Никто не объяснил мудакам мододелам, что не надо создавать тысячи полигонов на ерундовых деталях.
Сар Кирас может выдать благословение Аркея.
Андерсон скажет встретиться в Золотом Кальяне.
Но всё это неважно, потому меня доканали вылеты каждые 5 секунд. Мод забагованный.
Пиратская идея отличная, но мододелы не смогли в главное - в работоспособность мода. И не обеспечив работоспособности, создавать музыку и лепить на тормознутых локациях ещё целые районы дополнительно - это идиотизм.
interes2012

Operation Dark Heart / Операция «Темное Сердце» - часть 15

21
«КОМАНДА АЛЬФА, ВПЕРЁД» (“ALPHA TEAM, GO”)

В Центре тактических операций SEAL на территории комплекса Task Force 1099 штурмовая группа в режиме реального времени находилась на последнем этапе штурма комплекса Хекматияра – как только наши средства подтвердили, где он находился и присутствовали ли нужные люди.
По дороге в дом я согласовывал детали с мистером Розовым и мистером Белым, которые направили свои активы в Афганистане в целевой район для поддержки нападения SEAL. И, о да, я наконец-то получил качественный массаж от Кейт и немного поспал в настоящей постели. Я снова почувствовал себя почти человеком.
Находясь в Кабуле, я изменил маршрут конвоя и остановился в Блю, концессионном магазине в западном стиле, расположенном на окраине кабульского аэропорта, где продавались всевозможные западные предметы роскоши – от Jack Daniel’s [виски] до последней PlayStation. В нем была вся западная роскошь, запрещенная набожным мусульманинам, и вывески в магазине говорили об этом.
У меня был заказ забрать две дюжины бифштексов для унтер-офицеров разведки 10-й Горной. Blue продавала самые выдающиеся, толстые и сочные Australian T-bones [австралийские стейки из говядины, включающие в себя "Т" -образный поясничный позвонок с участками внутренней косой мышцы живота с каждой стороны], и все покупали их на регулярной основе. Мы всегда покупали для унтер-офицеров разведки 10th Mountain немного больше, чем они приказывали, чтобы выразить нашу признательность за помощь, которую они нам оказали, и мне всегда нравилось подбирать посочнее для парней, которые никогда не получали должной оценки.
Я потратил 36 часов на интеграцию нашей разведывательной информации HUMINT в планы SEAL. Я знал, что если из-за нас возникнут какие-либо проблемы с миссией, мне придется ответить за это перед генералом Маккристалом.
Мистер Розовый и мистер Белый и я получили по два комплекта штурмовой формы SEAL. В отличие от рейнджеров, у SEAL был неограниченный запас экипировки, и они хотели, чтобы вся команда, включая меня и моих ребят, носила одинаковую форму.
В то время морские котики были в коричневой форме. У них были маркеры группы крови – черный текст на коричневом фоне с липучкой на верхней левой руке. Не было никаких знаков различия, только нашивки на липучках с двухбуквенными знаками отличия, обозначающими, кто чем занимается в команде, аналогично тем, которые отмечали группу крови на верхней части рукава.
Они вытащили свое оружие, разобрали его и снова смазали маслом. Некоторые несли М-4 с прицелом и глушителями или меньшие по размеру МР-5 с глушителями. У снайпера, который должен был оставаться на вертолете, был М-14 на тот случай, если противник решит заблокировать территорию, и он сможет попасть по ним сверху.
SEAL были подготовлены к тому, чтобы спокойно войти – сначала. Прилетев на 5 MH-6 Little Birds [легкий вертолет для спецопераций по прозвищу Killer Egg (яйцо-убийца)], они приземлились бы за городом и продолжили путь пешком, чтобы застать врага врасплох. Бесполезно приходить в сопровождении духового оркестра и много стрелять – плохие парни просто сбегут и растворятся в деревне.
************************************************************
Наши активы ушли в село в тот день под видом торговцев. Поскольку в Афганистане люди переезжали из деревни в деревню, продавая все, от одежды до оружия, наши активы не выделялись. Они могли легко просидеть там от 24 до 48 часов, не вызывая подозрений.
Они обнаружили комплекс Хекматияра. Маленький – довольно типичный – посреди примерно 18 других поселений в деревне. Это был отдаленный городок, в горах на высоте около 10 000 футов, где никто в нынешней войне не вёл боевых действий. Задача заключалась в том, чтобы безопасно войти и выйти.
Вопрос был в том, был ли там сам Хекматияр? По крайней мере, мы знали, что там был один из его старших лейтенантов.
С 21:00 с 16-00 следующего дня почти не было движения в дом и из дома. Наши сотрудники внимательно следили за ним. Они не знали, когда начнется штурм – мы им особо не доверяли, но им сказали, чтобы они планировали остаться еще на 24 часа.
«Мы хотели бы получить последний отчет от ваших парней, прежде чем мы нанесем удар», - сказал мне командир SEAL. «Это возможно?».
«В какое время вы хотите обновить информацию?» - спросил я.
«Отлёт в 23-00. Мы хотели бы получить последнюю информацию, пока мы находимся в воздухе», - сказал он.
«Около полуночи?» - спросил я.
«Было бы хорошо, но, если возможно, позже», - сказал он.
«А как насчет 1-00 или 2-00?» - спросил я. Ожидалось, что они поразят цель около 03:00.
Наверху уже был самолет Predator, посылающий изображения, и они появлялись на большом экране в главном Центре тактических операций Звезды Смерти.
У нас были карты, показывающие подходы к деревне, где вертолеты будут сбрасывать котиков. Вертолет со снайпером первые 20 минут висел в стороне, пока ребята шли пешком в деревню.
Старт немного задержали, пока они ждали, чтобы луна появилась над горами. В 01-00 у нас была обычная глобальная телеконференция на уровне Top Secret / SCI. Адмирал Эрик Олсон был там на связи вместе с Контртеррористическим центром в Лэнгли, Штаб-квартирой CENTCOM из Штаба военно-воздушных сил MacDill Air Force Base и командованием специальных операций [HQ – Headquarters – Штаб-квартира], также в MacDill.
Полковник Келлер доложил о нашей операции SEAL. Он отметил, что DoD HUMINT предоставил ключевую информацию для планирования рейда. Маккристал бросил на меня предупреждающий взгляд. Я улыбнулась. Подмигивать было бы чересчур.
Вернувшись в тактико-оперативный центр (TOC) SEAL, я набрал номер дома на Иридиуме.
«Были люди, входящие и выходящие из дома дважды за вечер, но ни одна из интересующих целей», - сказал мне Рэнди. Хорошие новости. Массовый отток автомобилей означал бы, что они что-то узнали.
«Что-нибудь ещё?» - спросил я.
«Это лучшее, что мы можем сделать», - сказал Рэнди.
«Это всё, что они могут спросить у нас», - ответил я. Я сказал ему, чтобы он велел своим подчиненным оставаться на месте после рейда, чтобы они могли проверить деревенскую болтовню. Я подписал контракт с Рэнди, вернулся в TOC и сообщил новости старшему разведчику. Проглатывая кофе чашку за чашкой, я пытался убить время, разговаривая с полковником Келлером о модернизации скаутского проекта. Я также пытался отвлечься от предстоящего рейда. И снова, судя по нашим данным, на кону были жизни. Я был уверен, что это качественный информационный материал, но судьба иногда может повернуться жопой. Я просто надеялся, что этот момент был не из числа неудачных моментов.
Мы получали обновления информации с вертолета через руководителя группы на борту.
В 02:00 я вернулся к палатке SEAL. Они погнали свои вертолеты в долину и ожидали, что морские котики окажутся на земле около 02:20. Задача заключалась в том, чтобы высадить их достаточно близко, чтобы они могли добраться туда быстро, но достаточно далеко, чтобы звук вертолетов не потревожил жителей.
Морские котики начнут свой поход в деревню в 02-45, а рейд начнётся в 03:00. Я вернулся и позвонил Рэнди еще раз, чтобы убедиться, что ничего не изменилось. Рэнди сказал, что они не звонили. Я воспринял это как положительную новость. Я на это надеялся.
Разведывательный отряд SEAL находился в горах и смотрел вниз на комплекс, создавая позиции для блокирования.
Вернувшись в Баграм, в палатку штаба SEAL, я воткнулся в тишину. Комната была заполнена группой мужчин с сильным стрессом на лицах. Я решил тихонько исчезнуть и оставить их в покое. С этого момента я больше ничего не мог сделать. Разведка была, операторы заняли свои места, поэтому я решил войти в главный TOC и присоединиться к полковнику Келлеру, чтобы наблюдать за рейдом.
Когда я двинулся к двери, я услышал команду.
«Команда Альфа, вперед». Голос лидера группы SEAL в вертолете отчетливо прозвучал по рации, уступив место негромкому, но отчетливому гудению. Динамик пару раз чирикнул с шипением.
Я решил задержаться, чтобы узнать результат – и надеялся, что всё будет хорошо, как ради усилий по сбору HUMINT, так и для моей собственной задницы с Маккристалом.
Было несколько передач – все разговоры происходили одновременно – я ничего не мог различить. Затем наступила жуткая тишина. Что ж, вероятно, это означало, что кого-то убили. Снова неразборчивые, наложенные друг на друга голоса, а затем еще одна пауза. «Ясно», - прозвучал последний звонок.
Руководитель группы сообщил по рации, что они захватили территорию, никого не убив, и захватили 6 человек. Трое подозреваемых были лейтенантами Хекматияра. Казалось, по всей комнате раздался коллективный вздох и улыбки. Я начал двигаться к двери и чувствовал себя хорошо от того, что мы сыграли небольшую роль в этом усилии…
«В стене», - услышали мы. Когда я двинулся к двери, из одного из вертолетов раздался взволнованный голос.
«У них есть бегун. Теперь его можно наблюдать». Бегун отступил назад и направился в горы.
Кто-то сбежал. Но кто? В TOC разведчики начали формулировать вопросы руководителю группы вертолета, чтобы узнать, кого именно они поймали. Как они думают, кто сбежал? Руководитель группы передал вопрос ребятам на земле. Прошло несколько минут, и мы услышали голос руководителя группы.
«У нас нет цели. Главная цель не здесь».
«Бегун», - сказал командир SEAL в TOC. «У тебя бегун в поле зрения?».
«Да, мы его засекли», - последовал ответ. «Мы видим его».
«Вы можете достать его?».
Короткая пауза.
«Да, можем. Он четко виден».
«Есть ли шанс, что наземная команда сможет его схватить?»
Короткая пауза.
«Нет, мы так не думаем. У него слишком много путей».
Все огляделись.
«Убери его», - сказал командир SEAL в TOC.
«Роджер» [на радиослэнге означает «Понял»]
Пауза на 30 секунд.
«Хорошо, он упал».
«Он еще жив?».
«Не могу сказать. Мы поговорим с ним меньше чем через 10 минут».
Командир TOC SEAL выглядел рассерженным.
«Что за …? Почему это займет 10 минут?»
«Мы всё ещё пытаемся обезопасить территорию, сэр. Дайте нам минутку».
Им потребовалось всего 5 минут, чтобы добраться до парня.
«Хорошо. Мы там».
«Что у тебя?»
«Это он. Это тот парень, которого мы искали. Он мертв».
«Вам нужно, чтобы мы сегодня вместе с командой ФБР занялись сбором и анализов материалов в том месте?» - спросил я.
«Будьте готовы», - сказал руководитель группы SEAL на вертолете.
Прошла минута.
«Утвердительно. Если они хотят привезти парней из Джелалабада для расследования, это нормально. До тех пор мы будем обеспечивать безопасность. Как скоро они могут быть здесь?».
Командир посмотрел на меня.
«Зависит от вашей авиации», - сказал я. «Когда вы, ребята, сможете их достать. Пойдем поговорим с Келлером».
«Достаточно честно», - сказал он.
Я вздохнул с облегчением. Хотя они не получили Хекматияра, они убили одного из старших злодеев и захватили пару младших лейтенантов, так что, по крайней мере, успешная миссия ослабит беспокойство генерала Маккристала по поводу переориентации ресурсов.
К концу следующего дня ФБР добралось до места происшествия и обнаружило материалы, содержащие важную информацию о дополнительных убежищах, касающихся Хекматияра и бен Ладена. Проблема была в том, что всё это было на пакистанской стороне границы.
Мы снова вернулись к этому. Пакистан.

22
"ОНИ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЗЛЯТСЯ НА ТЕБЯ" (“THEY’RE REALLY PISSED AT YOU”)

Декабрь наступил, словно холодная баньши [фея, дух] из самых ледяных частей окружающих гор, но оставление Баграма и отъезд обратно в Штаты были горько-сладкими. Даже после двойного продления мой шестимесячный тур подошел к концу.
По мере того как текли дни, я проводил долгие часы, бегая по бульвару Дисней (названному в честь павшего солдата Джейсона Диснея, а не компании, занимающейся парками развлечений). Мое колено все ещё было опухлым и болело из-за того, что я неуклюже приземлился с вертолета в Гардезе, но мне были нужны эти пробежки, чтобы очистить голову.
Проходя мимо комплекса 1099 и штаб-квартиры 180, я думал о том, как буду скучать по этому месту, с которым я так хорошо знаком. Часть меня не хотела покидать спартанские условия Баграма, потому что в некотором смысле они были настолько «чистыми» - насколько чистыми могут быть хаос и жестокость. Выполнение моей миссии в Афганистане стало кульминацией 20 лет обучения и работы. Это было связующее звено всего, чему меня учили, и всего, для чего я был рожден. В каком-то смысле все это собралось вместе: нужные люди в нужном месте в нужное время в отчаянной битве, основанной иногда на ошибочных политических решениях.
Черт возьми, было даже несколько раз, когда я был настолько счастлив, как никогда в своей жизни, и в те времена на планете не было места, где я бы предпочел оказаться. Я служил людям, с которыми работал. Я верил, что когда меня просили выполнить миссию, я её выполнил. Я не искал славы или известности; я просто хотел закончить свою долбаную работу.
Я верил, что путь к победе ясен. Это было не из высокомерия, а из-за ясности. Кто угодно мог это увидеть. Я хотел схватить бен Ладена и верил, что мы сможем, если нам позволят проводить трансграничные операции. Я был не единственным, кто так думал. Вернувшись в штаб 180, я проинформировал полковника Ричи о своем отъезде.
«Тебе надо уходить?» - спросил он.
«Не хочу, но должен», - сказал я. «Изначально это был девяностодневный тур, и я уже дважды продлевал его. Если бы я мог остаться, я бы остался, но это запрограммировано. Моя замена уже была в плане и должна была прибыть.
«Я хочу, чтобы ты вернулся как можно скорее», - сказал он.
«Я спрошу», - сказал я ему.
В тот день в послании Брюсу Гейнсу, дежурному офицеру разведки обороны Афганистана, я написал, что хочу вернуться, и спросил, что он думает. Мне понравился Брюс. Он мог сохранять спокойствие и принимать решения, когда дела шли наперекосяк, и у него была энциклопедическая память. Брюс сказал мне, что он также хотел, чтобы я вернулся, и что его босс, полковник Грег, Брюс также считает, что я должен вернуться.
Я гонял конвои до самого выхода. Я подумал, что если плохие парни меня ещё не поймали, то у них будет шанс это сделать, и я рискнул. Я работал с 1099 над предстоящей весенней миссией Operation Shadow Matrix. Я думаю, что командование осознало, что его инструменты и методы нуждаются в доработке. Winter Strike изгнал врага из их зимних убежищ, но оказалось, что многие из тех, кто ещё не бежал в Пакистан, сделали это этой зимой.
Всем нужно было сделать шаг назад и переосмыслить тактику. Я согласился подумать о скаутской программе и о том, как лучше использовать местных афганских скаутов в предстоящей операции.
Мой босс, Билл Уилсон, также попросил меня попытаться охватить методологию, на которую мы либо наткнулись, либо вычислили, для интеграции возможностей разведки в боевые операции. Генерал Ллойд Остин, новый командир 180-го, направил в Defense HUMINT благодарственную записку, поздравляя нас с успехом интеграции. Я знал, что это разозлит DIA, потому что высшая бюрократия не хотела, чтобы я добился успеха.
Проходная вечеринка для меня была сдержанной – просто небольшой обед с остатками группы, с которой я работал. Брэд позаимствовал палатку ЦРУ, и в тот вечер играла группа психоделических песен или что-то в этом роде. Мы все стояли и чавкали. Я пил безалкогольное пиво, в то время как остальные в группе, невоенные, разделили бутылку вина.
LTC был демонтирован из-за драки между старшим офицером разведки и старшим офицером оперативной группы 180. Он был сокращен до небольшой группы аналитиков, которые будут составлять очень подробные, очень длинные отчеты, которые с энтузиазмом будет получать старшее руководство, чтобы открывать их один раз, смотреть на обложку и откладывать, чтобы никогда больше не открывать. Информация будет бесполезна для кого-либо, поскольку будет запоздалой или не требующей действий.
Первоначальная команда, с которой я работал с лета до начала зимы – полковник Негро, Дэйв Кристенсон, Джон Киркленд, Тим Лудермилк, Билл Уилсон, Лиза Верман и Джон Хейс – уехала. Хотя в некоторых случаях их замены были выдающимися, всё же преобладало более традиционное, консервативное мышление. Произошел возврат к более традиционному подходу – ничего не должно пересекать границу – который был сосредоточен на обеспечении безопасности, а не на преследовании противника. По сути, это была оборонительная, а не наступательная поза.
Помимо проблем, которые я оставлял позади в Афганистане, у меня были некоторые предстоящие проблемы в моей личной жизни. Мы с Риной договорились провести некоторое время вместе во время каникул и посмотреть, есть ли между нами ещё что-нибудь. Рина. Она была такой свободной душой. У нее были сомнения по поводу того, чтобы остепениться. Что касается детей, я хотел большего; она не была уверена. Несмотря на это, мы решили снова попробовать наши отношения. Она устроила динамитную поездку в Нью-Йорк: провести несколько дней в Чайнатауне, а потом отправиться в отдаленный пансионат в северной части штата Нью-Йорк. Один на один пойдет нам хорошо… или плохо… так или иначе, время послужит катализатором, чтобы ответить на вопрос о нашем будущем.
Потом была Кейт. Мы провели мою последнюю ночь в Афганистане вместе в Убежище. Без сна. Никакого секса. Мы просто лежали без сна и обнимали друг друга. Как только первые серые лучи света поползли в верхнюю часть окна, из мечети через дорогу от Дома раздался незабываемый, навязчивый призыв к молитве. Мы оба знали, что это подходит к концу, и что настоящая жизнь вот-вот вернется.
Я почувствовал себя изменившимся изнутри. Я наконец смог принять себя таким, какой я был. Может быть, потому, что я никогда не знал своего настоящего отца, я всё время пытался доказать, что я человек с рискованным поведением, всегда думая, что если я выживу, я должен быть достойным и хорошим парнем. Призраки, которые преследовали меня и толкали меня, чтобы «доказать» мою ценность, ушли. Может быть, я впервые почувствовал свои комплексы. Я стал более гибким и менее пугающим в жизни.
Я прошел через трубопровод ЦРУ, чтобы вернуться в Штаты, летя чартерным рейсом Blackwater из Кабула в Ташкент, Узбекистан. Офицерам Министерства обороны разрешали поехать туда, чтобы расслабиться во время нашего тура, но я никогда не брал эту возможность. Войска в Афганистане находились целый год. Если бы я был там всего 6 месяцев, почему я должен получать R&R [«rest and recuperation» - «отдых и восстановление»], а не они? Не имело особого смысла.
Когда я смотрел в окно турбовинтового самолета Bombardier, мой разум все еще работал со скоростью 100 миль в час, я всё думал о «Темном Сердце». Если я вернусь в Афганистан, я, возможно, смогу повлиять на события, чтобы они вели в этом направлении в 2004 году. Вернувшись в Кларендон, я обменялся документами и снова стал Тони Шаффером. Поначалу всегда было странной дезориентацией снова отвечать на мое настоящее имя, сколько бы раз я ни переключался между личностями.
Брюс Гейнс проводил меня до офиса капитана ВМФ Майка Андерсона. Он собирался стать начальником DH03, тихоокеанского подразделения обороны HUMINT, в которое входил Ближний Восток. Общительный и дружелюбный, капитан Андерсон становился опытным внутренним оператором в DIA. Он знал, как работать с системой, хотя пришёл из АНБ и не имел опыта работы с бюрократией в разведке Министерства обороны. Он видел просьбу полковника Ричи и рекомендовал отправить меня обратно в Афганистан вне цикла. Полковник Беккер, которого сменил Андерсон, поддержал эту идею. Это был шок; Полковник Беккер обычно был одним из моих противников в DIA и даже изначально выступал против моего развертывания.
Однако перед возвращением капитан Андерсон попросил меня поработать за столом пару месяцев, потому что Уорда переводили в другое подразделение в Форт Белвуар. Я согласился, при условии, что это временное задание, и я смогу вернуться в Афганистан к весеннему приливу.
Перед тем, как приступить к временному назначению, я взял трехнедельный отпуск, чтобы расслабиться. Мы с Риной поехали в Нью-Йорк. Я думал о войне и Кейт. Она была так молода и так уверена в том, куда она хочет пойти со своей жизнью. Я превратился в её наставника, а не в любовника – вероятно, лучшую роль для долгосрочных отношений и, безусловно, менее драматичную.
Мы с Риной начали чувствовать себя комфортно, будучи настоящими друг с другом, и откровенно рассказали о наших отношениях. Я рассказал ей о Кейт, и она рассказала мне о романе, который у нее возник, но закончился. Мы решили, что на этот раз давления не будет. Мы будем наслаждаться моментом и посмотреть, что из этого получится. И всё же у меня было чувство надежды, что меня принимают таким, какой я есть, без оглядки на прошлое и будущее. Я сделал то же самое с Риной.
По дороге в Нью-Йорк мы сели напротив Тони Сноу и его семьи. Бывший спичрайтер президента Буша, он только начинал своё новое радиошоу на Fox News Radio. Мы говорили о войне. Я сказал ему, что отказался пожать руку Джеральдо Ривере, когда наткнулся на него в Баграме, когда он выходил из уличного биотуалета. «Умный ход», - заметил Тони, - «на нескольких уровнях».
Когда я вернулся в Кларендон, все стало странно. Капитан Андерсон позвал меня в свой кабинет. Всё казалось другим.
«Я знаю, что вы хотите вернуться, и я знаю, что они хотят, чтобы вы вернулись, но руководство DIA очень обеспокоено проблемами Генерального инспектора».
Я находился под следствием DIA IG, причем по вопросам, которые были настолько незначительными, что я не мог понять, почему IG вообще вмешался.
«Я знаю, в чем заключаются проблемы IG», - сказал я ему. «Они дерьмовщики».
«Согласен, это хуйня полная», - сказал капитан Андерсон, - «но есть ещё кое-что».
Я не мог представить себе, что, черт возьми, ещё там могло быть.
«Что ты имеешь в виду, есть что-то еще?» - спросил я.
Он мне не сказал. «Есть еще кое-что», - повторил он.
Теперь я был раздражен. «Я не имею права знать, в чем проблема?».
«Да, но они со мной тоже не разговаривают. Но они реально ссут кипятком при упоминании тебя».
Я подумал, что он знал, но не сказал мне.
«Между прочим», - добавил он, - «они недовольны тем, что ты получил Бронзовую звезду».
Это поразило меня. Я заслужил эту чертову штуку.
«Ты, должно быть, шутишь», - сказал я.
«Не-а», - сказал он. «Они пытаются найти способ вернуть её назад».
«Они не могут этого сделать», - парировал я.
Капитан Андерсон сказал, что их позиция заключается в том, что любое вознаграждение, присужденное кому-либо, работающему в заграничном отделе DIA, должно обрабатываться через DIA.
«Капитан, я знаю, что вы военно-морской флот, но система армейских наград работает не так», - отрезал я. Я указал, что по регламенту каждый может номинировать кого угодно на награду, и армия может выбрать её в зависимости от достоинства номинации.
«Кроме того, DIA не может выдавать бронзовые звезды», - сказал я. «Они не боевое командование».
Капитан Андерсон, служащий военно-морского флота, сказал, что он не знаком с этими правилами армии. «При всем уважении, сэр, то, что они говорят вам, неверно», - добавил я.
Капитан Андерсон попытался снова.
«Я думаю, они смотрят на это как на политическую проблему», - сказал он. «DIA хочет контролировать любые награды».
«Этого не случится», - сказал я. «У DIA нет таких полномочий. К тому же, как вы помните, сэр, 6 месяцев назад Билл Уилсон был награжден Бронзовой звездой Целевой группой 180. Не собираются ли они попытаться вытащить его Бронзовую звезду?».
Капитан Андерсон глубоко вздохнул. Казалось, он смотрел через моё плечо.
«Речь идет не о Бронзовой звезде», - сказал он после короткого молчания. «Речь о тебе».
«Отлично», - подумал я. Праздник любви между мной и DIA продолжается.
Капитан Андерсон пытался меня успокоить. «Я хочу, чтобы ты вернулся», - сказал он. «Нет никаких сомнений в том, что ты в полной мере способен и компетентен для возврата к своим обязанностям и продолжения работы, которую ты делал. Мне нужно, чтобы ты помог Крису Бостону ускориться. Ты можешь это сделать?».
Полковника ВВС США Криса Бостона сняли с пенсии сразу после начала войны в Афганистане. Он был одним из тысяч военнослужащих, возвращенных после терактов 11 сентября. Он был очень опытным оперативным сотрудником, десятилетиями занимавшимся разведкой, и большую часть времени занимался рабочими вопросами, касающимися Афганистана и Пакистана. В январе 2002 года его назначили первым атташе по обороне в недавно созданном американском посольстве. Он успешно провёл там поездку в течение примерно 18 месяцев.
«Совершенно верно», - сказал я ему, - «но я хочу вернуться в Афганистан до весеннего наступления».
«Я понимаю», - сказал капитан Андерсон.
Я начал работать за столом, курируя тайные миссии в Афганистане и Пакистане. Мы с полковником Бостоном [Longenecker в другой версию книги] мгновенно нашли общий язык. Он сказал мне на раннем этапе, что Рейнджеры прислали на меня совершенно секретный именной запрос. Они хотели, чтобы я присоединился к их оперативной группе во время весенней волны. Поскольку я не был рейнджером, это был последний вотум доверия.
Затем я попытался заняться другими делами, которые остались невыполненными из моего первого тура. Я позвонил в Комиссию по терактам 11 сентября, так как Филипп Зеликов попросил меня сделать это, когда я выступал перед ним в Афганистане.
У меня не было хорошего настроения набирать его номер. Помню, я думал, что ничего хорошего из этого не выйдет. Ничего хорошего. Я знал, что DIA разозлится на то, что я поговорил с комиссией в первую очередь о проблемах, которые оно поставило передо мной на Able Danger, хотя я получил разрешение армии обсудить это с комиссией. Это могло привести к тому, что спор вокруг моей Бронзовой звезды в DIA выглядел как размолвка в детском саду. Тем не менее, я чувствовал, что поступил правильно – удостоверился, что все вопросы о возможной опасности полностью доведены до сведения комиссии.
Я проинформировал полковника Бостона до того, как позвонил и сказал ему, что буду использовать официальные каналы, чтобы уведомить DIA о том, что комиссия хочет поговорить со мной. Я не пытался это скрыть.
К телефону подошел один из заместителей Зеликова. Я представился как Тони Шаффер и сказал ему, что в октябре прошлого года я встречался с Зеликовым в Баграме под другим именем – я не назвал свой псевдоним – что Зеликов попросил меня позвонить ему после того, как я вернусь в Штаты.
«Я помню тебя», - сказал он. «Я встречу тебя. Я поговорю с Зеликовым и узнаю, когда он захочет, чтобы ты пришёл».
Я сказал ему, что им нужно официально запросить это через DIA. Он сказал, что понял и свяжется со мной после разговора с Зеликовым.
Я также сказал ему, что у меня есть копии документов о Able Danger. Я разыскал их в Кларендоне и положил к себе на стол: две коробки с материалами, кожаный портфель, в котором я хранил самые важные документы, три больших таблицы, включая одну с фотографией Мохамеда Атты, и несколько свернутых диаграмм поменьше, в тубе. Наряду с планом прикрытия (документы, скрывающие истинное предназначение бумаг) и копиями юридических документов, у меня была полная копия основных документов по Able Danger.
Одним из наиболее важных документов был оперативный план, подписанный генералом Хью Шелтоном, бывшим на тот момент председателем Объединенного комитета начальников штабов. В нем были подробно изложены оперативные цели Able Danger, а также оперативные методы, технологии и методики. У меня также были записи о наших отношениях с АНБ в его базе данных и в MIDB (military intelligence database – базе данных военной разведки).
Я проработал достаточно долго, чтобы знать, как важно иметь полную документацию по созданию и реализации программы. Я также знал, что мой пакет документов расскажет членам комиссии всё, что им нужно знать об Able Danger, за исключением получения необработанных данных. Я сказал помощнику Зеликова, что готов принести всё это, если он этого хочет.
«Было бы очень хорошо», - сказал помощник Зеликова. «Позвольте мне поговорить с Зеликовым, и мы сообщим вам, когда он захочет, чтобы вы пришли». Вот и все.
У меня не было возможности узнать, что я только что натворил.
Я вернулся к своим обязанностям, помогая Крису Бостону наблюдать за убежищем в Кабуле и поддерживать оперативную группу 1099, включая анализ миссии для Операции «Shadow Matrix», оперативное прозвище весенней волны, которая была в 3 раза больше, чем Mountain Viper. Я получил копию Концепции операций для миссии и начал проводить тот же анализ, что и для Mountain Viper – глядя на оперативные цели и пытаясь сопоставить возможности и ресурсы Defense HUMINT с требованиями миссии, чтобы мы могли полностью интегрироваться в миссию.
Капитан Андерсон попросил меня создать афганский оперативный центр, который служил бы боевым помещением здесь, в Штатах, для поддержки наступления.
*********************************
Идея заключалась в том, чтобы создать след защиты HUMINT: где бы ни находились наши силы, мы будем там для поддержки боевых действий. Наши местные шпионы предоставят нам информацию. Мы также будем участвовать в нацеливании на руководство – не так, как это делал LTC, а в каком-то новом формате, который еще предстоит определить.
Моя работа в Штатах заключалась в том, чтобы начать эту операцию, прежде чем я вернусь в Афганистан. Я также увидел в этом свою возможность воскресить «Темное Сердце» в какой-то момент. Я полагал, что высшее руководство не глупое; они увидят свет и рано или поздно поймут, что им нужно преследовать плохих парней в Пакистане. Работая на руководящем уровне в Афганистане, я смогу привлечь их к операции типа «Темное сердце», может быть, после весенней волны.
Возникли проблемы на местах: на замену мне в Афганистане пришел ковбой, ищущий славы. Он был компетентным парнем, но он решил, что собирается лично выследить бен Ладена и других HVT, присоединив себя к любой боевой команде или элементу, находящемуся за пределами сети, вместо того, чтобы выполнять свою работу лидера и управлять процессами планирования с 180 и 1099.
Конечно, я выходил за пределы проволоки, чтобы вести конвои, но я всегда был сосредоточен на своих основных обязанностях. Я не скакал по сельской местности в поисках плохих парней под каждым камнем и кучей верблюжьего навоза.
А вот Хэнк точно это делал.. Его всегда не было в Баграме, поэтому магазином никто не управлял. Начали поступать жалобы. Кроме того, полковника Ричи перевели в Кабул, чтобы он работал на генерала Барно, оставив во главе его подполковника, которого больше интересовало беготня с Хэнком за бен Ладеном, чем управление магазином. Эти двое подстрекали друг друга. Это было похоже на просмотр великого фильма Стивена Сигала – без действия, сюжета или успехов.
Качество и частота отчетов резко упали, и мы получали только молчание по каждому запросу, сделанному по любому вопросу, касающемуся планирования весенней волны. Я имею в виду полный голяк. Вскоре стало ясно, что, какие бы проблемы ни было у руководства DIA со мной, никого не было за кулисами, кто мог бы вернуться и поставить поезд на рельсы.
Я поручил Хэнку провести анализ наземной миссии, определив плацдармы для наших людей и материалов, прибывающих в страну – оружие, боеприпасы, радио, тактическое снаряжение для разбивки лагеря, системы GPS, но в итоге я делал это из-за стола в Кларендон, и я был чертовски недоволен этим.
Я пытался оставаться на вершине Комиссии по 11 сентября. Примерно через неделю, когда я не получил ответа от Зеликова, я снова позвонил в его офис, но на этот раз тон его помощника был другим. Боле отдалённым.
«Нам не нужно, чтобы ты приходил», - сказал он мне. «У нас есть вся необходимая информация об Able Danger».
Это был шок. Откуда у них документы? Думал, у меня только такая полная комплектация. Ну что ж. Я пожал плечами. Может быть, они получили то, что им нужно, от Эйлин Прайссер или Скотта Филпотта.
Позже я узнал, что это совсем не так, но в то время я поверил помощнику Зеликова. Честно говоря, я испытал некоторое облегчение. Мне бы не пришлось иметь дело с руководством DIA по этому поводу и в конечном итоге меня снова обвинили бы в том, что я снова выхожу за рамки своих компетенций. Может быть, кто-то другой снял с меня бремя и бросил дайм [drop a dime – идиома, означает «стуканул», «сообщил куда следует»] на агентства и людей, которые облажались с Able Danger.
Поэтому я сосредоточился на Афганистане. Следующие три недели я потратил на то, чтобы сориентироваться и выбрать команду, которая заложит основу для моего следующего развертывания. В общем, я разобрался с бобами и пулями [военный жаргон – означает продовольствие и боеприпасы, снабжение, одним словом], с компьютерами и тактикой. Впервые мне выдали сверхсекретный криптографический телефон, который позволял мне разговаривать со всеми, у кого был STU II (защищенный телефон) [Standard Telephone Unit II - стандартный телефонный блок II - безопасный телефон, разработанный Агентством национальной безопасности США. Это позволяло числу пользователей до шести человек иметь безопасную связь на основе разделения времени] на высшем уровне классификации. Эта технология не была доступна во время моего первого тура. Мне нужно было выяснить, как включить весь спектр возможностей и ресурсов, которыми располагает разведка Министерства обороны, в более крупный план сражения для поддержки специальных операций и обычных сил.
Мое пребывание будет бессрочным; мне также придётся исправить то, что сломал Хэнк Ковбой, заставив операционную ячейку HUMINT снова работать нормально, а отчеты - течь непрерывно.
К этому времени Рэнди ушёл от своего задания управлять Безопасным домом, и его замена предприняла неуклюжую попытку очистить атмосферу в Убежище – больше никакого французского кабельного! - что разозлило команду и в результате ничего не изменилось. Но какого черта. Люди приходят и уходят. Мне ещё пришлось с ними поработать.
Капитан Андерсон позвонил мне через день. Новости не были хорошими.
«Я получаю огромное сопротивление с 14-го этажа по поводу отправки вас на передовую», - сказал он.
14-й этаж занимало высшее руководство DIA. Я попытался не обращать на это внимания.
«Позвольте мне поговорить с ними».
Он покачал головой. «Не выйдет».
«Итак, сэр, что вы хотите, чтобы я сделал?»
«Мне нужно, чтобы ты возглавил передовую группу», - сказал Андерсон. «Ты мой разведчик. Ты единственный, кто может это сделать, но я хочу сказать, что на этот раз они действительно злятся на тебя».
Однажды я догнал Билла Хантингтона, заместителя директора по операциям DIA, в лифте и попросил у него несколько DIA «challenge» coins [монет военного назначения] – знаков признательности за хорошо выполненную работу – и забрать их с собой. Последние пятнадцать я раздал людям в деревне, и это были эффективные награды. Хантингтон сказал мне, что принесет мне немного.
«Между прочим, - сказал я небрежно, - «насколько я понимаю, Рейнджеры сделали на меня запрос на передовую. Вы собираетесь это одобрить?».
Хантингтон был застенчивым. Он попытался улыбнуться, его пухлые красные щеки напомнили мне невеселого Санта-Клауса. «Ваше имя – одно из нескольких в списке».
«Я понимаю это», - сказал я, - «но считаю, что нахожусь в верхней части списка».
Он молча вышел из лифта.

Все главы - https://interes2012.livejournal.com/237312.html
interes2012

Operation Dark Heart / Операция «Темное Сердце» - часть 10

13
«СЕРДЦЕ ТЬМЫ» (THE “HEART OF DARKNESS”)

Я большой поклонник фильмов. Один из 10 моих любимых фильмов - «Апокалипсис сегодня» по роману Джозефа Конрада «Сердце тьмы». Действие фильма происходит во Вьетнаме. В нем рассказывается история капитана армии Бенджамина Уилларда, которого играет Мартин Шин, которого отправляют в джунгли, чтобы убить полковника спецназа Уолтера Курца, которого играет Марлон Брандо. Курц ушел в самоволку и считается сумасшедшим. Я впервые увидел его в Лиссабоне, и, хотя в детстве я не понял сути фильма, за исключением того факта, что это был реалистичный и визуально потрясающий фильм о войне, он мне запомнился.
Теперь я понял.
В фильме атмосфера мрачнеет, когда лодка Уилларда плывет вверх по вымышленной реке Нунг, а одержимость Уилларда Курцем усиливается. В фильме рассказывается о путешествии Уилларда через сюрреалистический мир войны и откровений, как будто я оказался в центре Афганистана. Число параллелей между войной во Вьетнаме и нашими усилиями в Афганистане росло. Страшные параллели.
Я подумал о потрясающих вещах, которые показал нам иностранный аналитик. Отель Аль-Каида. Я думал о путешествии Уилларда вверх по реке в «самое сердце тьмы». Может, нам нужно что-то сделать, чтобы добраться до этих парней там, где они жили; удаленный район, который Курц называл своим домом, был так же далек, как и Вана.
Операция «Темное сердце». Вот что это будет.
В течение следующих 24 часов я наметил вот это: долгосрочная операция по дестабилизации талибов и «Аль-Каеды» и снижению их способности к восстановлению и обучению.
Я не могу вдаваться в подробности, кроме как сказать, что мы планировали знать всё, что там происходило.
Я многое узнал о Талибане с тех пор, как приехал в страну. Они были уязвимы – и не только в военном отношении. Они были сосредоточены на восстановлении своей экстремальной формы шариата или исламского права по всему Афганистану, но их партнеры по преступности, Аль-Каеда, имели более широкую и глобальную повестку дня – борьбу с США и их союзниками и свержение дружественных Западу режимов в странах Средней Азии.
Мы можем использовать это против них.
В этот момент я яростно печатал. Нам нужно было достичь трех целей.
Во-первых, повысить уровень разведки из отеля «Аль-Каида» в Ване, проводя тактические операции.
Во-вторых, понять всё, что там происходит, настолько подробно, чтобы мы могли планировать смелые психологические операции. Использовать разные амбиции Талибана и Аль-Каеды и связанных с ними террористических организаций. Сеять смуту и враждебность среди их руководителей, отправляя анонимные ночные письма в пакистанских деревнях, известных как опорные пункты Талибана и Аль-Каиды. Чтобы запугать их и повлиять на них, нам нужно было двигаться как тени, чтобы разрушить их замыслы и заставить бояться за свое собственное смертное существование. Мы должны были перестать смотреть на их действия через призму нашей культуры и вместо этого смотреть на них их глазами, и мы должны были довести это до их уровня. Настроить их друг против друга. Использовать их мистицизм, их страх перед плохими предзнаменованиями, их одержимость всем, что связано с аллахом, их глубокий страх, что аллах будет недоволен ими – и попытаться найти способ укрепиться в этом. Убейте одного и растворитесь в воздухе. Убейте другого и исчезните. Идея заключалась в том, чтобы заставить их так беспокоиться о собственном выживании в Пакистане, чтобы у них не было времени или возможности сосредоточиться на Афганистане.
В-третьих, как только мы вселим страх в их сердца и получим достаточно информации из отеля «Аль-Каеда», уничтожим её и переместимся в следующее известное убежище Талибана. В ещё два – севернее и южнее. Продолжать эту стратегию до тех пор, пока «Аль-Каида» или «Талибан» не потеряют жизнеспособность для восстановления или перевооружения. Мы бы добились «функционального поражения».
Однако для этого мы должны были быть готовы провести трансграничные операции в Пакистане, используя возможности подпольного спецназа. Правительство Пакистана не имело права об этом знать. Потому что, как только Паки узнают, узнает и Талибан. Кроме того, паки очень болезненно относились к вторжениям США в их страну, и технически нам разрешалось пересекать границу с Пакистаном только в том случае, если мы «по горячим следам» преследовали цель.
Таким образом, нам нужно было проявить творческий подход к тому авторитету, который у нас есть, и сделать то, что было тактически и стратегически необходимо, чтобы сохранить импульс, достигнутый нами в Mountain Viper.
Мы победили талибов на юге, прежде чем они смогли вернуть Кандагар, и мы сильно их побили, но мы также знали, что пока у них есть безопасное убежище в Пакистане, в которое они могут отступить, они восстановятся, станут сильнее и вернутся. Нам пришлось нанести удар в их сердце тьмы. Получите их там, где они живут. Уберите их безопасность, их способность планировать и проводить операции.
24 часа спустя у меня был план. Я откинулся на спинку стула и перечитал. Это может сработать. Нет, это сработает.
Если политика не помешает.
Мы с Дейвом отправились с конвоем в Кабул. Оказавшись там, ребята из TAREX отправились заниматься своим делом, а мы с Дейвом нашли Джима Брэди в Ariana, чтобы обсудить операцию и получить его поддержку, прежде чем мы отправимся к генералу Вайнсу и передадим ему план.
Я знал Джима много лет. Он был самым эффективным оператором Службу обороны HUMINT. Джим был близким другом, которого я знал еще со времен работы в INSCOM [INSCOM – The United States Army Intelligence and Security Command – Командование разведки и безопасности армии США] в конце 1980-х. Он был соучастником многих моих прошлых тайных операций – официальных и неофициальных. Он очень хорошо умел получать информацию от людей и каким-то образом умел делать всё так, что руководство не раздражалось. Ему сходило с рук то, что никогда бы не простили мне.
Кроме того, он был хорошим другом. В последний раз я видел Джима в день предполагаемой свадьбы 3 месяца назад, когда мы с Риной расстались. Он собирался быть моим шафером и попал в эмоциональную сцену в нашем доме. Тогда его магия подействовала на меня.
Для встречи в «Ариане» была оборудована небольшая комната. В период расцвета отеля это, вероятно, была стойка регистрации на 2 этаже отеля. Вокруг были разбросаны стулья с высокими спинками, подобные тем, что в английской усадьбе 18-го века – следы британских колоний, которые всё ещё оставались в этой разрушенной столице. Я разговаривал с Джимом по телефону, нажимая кнопку, чтобы перейти на секретный уровень, давая ему представление о том, о чём мы хотели с ним поговорить. Он казался взволнованным тем, что центр тяжести смещается, поскольку они не достигли большого прогресса в своей собственной оперативной группе 5, но он ещё не слышал подробностей.
Он ждал нас. «Привет, брат, рад тебя видеть», - сказал он, когда мы вошли, и мы обняли друг друга.
«Мне нравится эспаньолка».
«Твое лицо похоже на задницу ребенка», - сказал я ему. «Где твоя чертова борода?». С зачесанными назад волосами и гладкими чертами лица он выглядел как Алек Болдуин из «The Departed», где Болдуин играл капитана полиции Бостона.
«У меня вместо бороды всегда получается детский пух», - сказал он с ухмылкой.
«Может, когда твои яички упадут, проблема разрешится сама собой», - пошутил я.
«Эй, когда я видел тебя в последний раз, твои яички были довольно высоко» - засмеялся он.
«Ты привел меня туда», - сказал я. «Кстати о яичках, вот Дэйв Кристенсон [Дэйв Вейдинг в другой версии книги]. Он офицер разведки. Он глава NSA здесь, в стране». Дэйв выстрелил в меня раздраженным взглядом и пожал Джиму руку.
«Тони высоко отзывается о тебе, - сказал Дэйв Джиму.
«Да, хорошо, я знаю, где находится его стол в Кларендоне [адрес DIA – 3100 Clarendon Boulevard].. Он знает, что я намажу его суперклеем, если он не скажет хороших слов», - сказал Джим.
Каждый из нас схватил стул и мы сели полукругом.
«У нас есть концепция, о которой я хочу поговорить с вами», - сказал я Джиму.
«И я хочу поговорить с вами о некоторых вещах, которые мы хотим сделать в Баграме, которые потребуют вашего одобрения», - сказал он.
«Хорошо, сначала ты», - сказал я.
«Мы хотим попасть в BCP [Пункт сбора Баграм]», - сказал он. «Мы думаем, что у одного из задержанных был доступ к одному из HVT, за которым мы следим в оперативной группе 5».
Поскольку я возглавлял оперативный отдел HUMINT в Афганистане, ему пришлось обратиться ко мне, чтобы попасть в BCP.
«Я не часто там бываю, но могу предоставить вам доступ», - сказал я. «Все, что вам нужно, мы вам предоставим. Что у тебя на уме?».
Джим проинформировал меня о творческой концепции получения информации о плохих парнях. Она включала превращение заключенных в двойных агентов, убеждая их вернуться и шпионить за плохими парнями. Почти как операции контрразведки.
Я был впечатлен. Это было разумно и законно.
«Это здорово», - сказал я. «Я позову Лизу, нашего оператора, чтобы она тебя отвела».
Благосклонный жест сделан. Теперь была моя очередь.
«Что у тебя есть для меня?» - хотел он знать.
Я откинулся на спинку стула, положив руки на затылок, и посмотрел ему прямо в глаза.
«Операция «Темное сердце»».
Он пронзительно рассмеялся. «В самом деле? Неужели Джефф Мерфи стал изгоем и создаёт собственную армию из соплеменников? Когда я видел его в последний раз, он возвращался к истокам».
«Что-то вроде этого», - сказал я, оставив пока при себе шутку про Мерфи [Йорк - в другой версии книги] - одного из моих любимых полковников. «Ты знаешь про Вана?»
«Мои ребята прошли через это. Не самое приятное место».
«Нам нужно вернуться туда». Я проинформировал его о разведданных, а затем о концепции операций.
Джим наклонился вперед, положив руки на колени, и внимательно прислушался. Когда я закончил, он на мгновение задумался.
«Вот так», - подумал я.
Наше первое препятствие.
«Отлично», - сказал он наконец. «Мы в деле. Это даст нам доступ к HVT, которых мы хотим получить. Даже если наши конкретные ребята не в Ване, это многообещающее начало для понимания их приходов и уходов».
Это было беспроигрышным для нас обоих. Это была бы победа для оперативной группы 5, потому что они получали возможность обмениваться информацией о HVT, а также возможность убить или захватить их, и это дало бы оперативной группе 180 реальную возможность снизить эффективность убежищ по восстановлению сил и планированию операциё. Он было попадание в самое сердце обеих проблем.
Джим пообещал отправить одну из своих команд в течение суток для проведения первоначальной разведки Ваны и порекомендовал нам собраться в Убежище в Кабуле, для брифинга о том, что они обнаружили, и обсуждения дальнейших действий.
«Джим, я оставлю эту информацию тебе для изучения», - сказал Дэйв, передавая пачку бумаги – копии ключевой информации.
«Удачи с этим». Я посмотрел на Дэйва. «Сначала ему нужно научиться читать».
«Эй, тут есть фотографии», - сказал Джим, листая пачку. «Я разберусь». Он предложил, чтобы мы оба проинформировали Рэнди «Big Red» Гувера о концепции, и я согласился. Гувер был начальником тайного отряда DIA в Кабуле и руководил там убежищем. Это также дало нам возможность смотреть кабельное телевидение и спать – хотя бы одну ночь – в настоящих кроватях.
Джим отправил своего парня снять комнату в Ване с возможностью прямого визуального наблюдения за территорией отеля «Аль-Каеда». В течение 10 дней у нас был подробный отчет о первой разведке.
Это будет сложная многогранная операция. Мы будем использовать изображения Национального агентства изображений и картографии.
Разведка, чтобы определить операционную осуществимость, будет продолжаться в течение 30 дней. Пока всё выглядело хорошо, но в конечном итоге нам всё ещё нужно было получить оперативное разрешение от генерала Вайнса, командира Объединенной оперативной группы 180.
Я опирался на свой опыт руководства теневыми подразделением специального назначения Министерства обороны США, которое включало наступательные операции, направленные на стратегические цели, такие как определенные страны, а также транснациональные цели, такие как Аль-Каеда. Некоторые из этих операций были настолько конфиденциальными и успешными, а данные разведки настолько уникальными, что мы не могли поместить их в какую-либо базу данных или передать их в электронном виде. Я проинформировал о них директора ЦРУ Джорджа Тенета. В первый раз он был в шоке. Он посмотрел на моих начальников – генерал-лейтенанта Пэта Хьюза, директора DIA и директора операций DIA, генерал-майора Боба Хардинга – и сказал: «Черт возьми. Вы, ребята, делаете это?»
Они усмехнулись. Не каждый день вы ловите директора ЦРУ [DCI – Director of the Central Intelligence Agency] врасплох – в хорошем смысле.
Опять же, это всё было в другой половине мира и много лет назад.
После нашей встречи Рэнди и колонна из двух машин отвезёт нас в Убежище. Мы с Дэйвом надели наши «хаджи-шляпы» - афганские шляпы с плоским верхом, которые носят местные жители, чтобы мы могли выглядеть в профиль, как любой другой фургон с местными жителями.
Операторы АСВ проводили операции по старинке. Они рассредоточились по Афганистану, создавая афганские шпионские сети, которые предоставили нам важную информацию о передвижениях Талибана и Аль-Каеды. Возглавлял их подполковник Рэнди «Большой Рэд» Гувер.
Билл Уилсон сказал, что получил известие, что DIA хочет, чтобы я держался подальше от Дома. Руководство DIA всегда опасалось, что я каким-то образом «возьму на себя ответственность» и уйду в своем собственном направлении, если мне будет предоставлена хотя бы половина шанса. Или что-то вроде того. Рич и Рэнди полностью не согласились с этим, и у меня было открытое приглашение на посещения в любое время.
Были споры о том, сможет ли Убежище для оперативной группы 5 провести операцию и как долго мы сможем скрывать это от ЦРУ, потому что им нельзя было доверять, так как они передали бы информацию своим источникам в Пакистане, поскольку ЦРУ считало эту страну своей личной территорией.. Мы собирались сделать это как операцию по Титуле 10, которая по закону не требовала координации ЦРУ, но из вежливости мы должны были уведомить их в какой-то момент. Рэнди каждый день встречался с начальником станции Джейкобом Уокером.
«Мне будет сложно скрыть это», - сказал Рэнди.
«Как ты думаешь, сколько всего нам сойдет с рук, если мы не сказажем об этом?» - спросил я его.
«В тот момент, когда мы начнем координировать свои действия, CIA узнает и задаст несколько сложных вопросов».
«Хорошо, я могу держать это в секрете, пока мы не приблизимся к активному исполнению», - заверил я его. «Дэйв может держать это подальше от радара».
Рэнди сказал мне, что благодаря нашему успеху в Mountain Viper, Джейкоб Уокер обратился к Лэнгли с просьбой передать ему под контроль всю Службу обороны HUMINT.
«Ты, должно быть, шутишь», - сказал я. Я мог интерпретировать этот шаг только как профессиональную ревность.
«Нет», - сказал он. «Джейкоб направил запрос в Лэнгли, утверждая, что это будет способствовать лучшей интеграции усилий по сбору данных внутри страны».
«Они не были очень успешными, и я думаю, что знаю почему», - сказал Рэнди.
«Я думаю, это потому, что они высокомерные и глухие», - сказал я, - «что у вас есть ещё?»
***********************************************************
«Я не шучу», - сказал Рэнди. «Когда Джейкоб отправляет своих ребят, они едут на 3 грузовиках – двух грузовиках с охраной и одном грузовике с оперативными сотрудниками. Они больше беспокоятся о защите оперативных сотрудников, чем о получении информации.
«Это многое объясняет», - сказал я. «По сути, они хотят нас, потому что мы делаем всю работу, и им достаётся награда».
«Я именно так на это смотрю», - сказал Рэнди.
«Вы говорили с Падро Варио (директором DIA по операциям в США) о том, что ЦРУ хочет взять на себя управление DIA HUMINT?»
«Да, Падро знает, что это произойдет, но, по крайней мере, он готов».
«Что ж», - сказал я, потянувшись за бутылкой воды, - «они хотят играть в это, основываясь на дружелюбии ЦРУ к ISI [Pakistani Directorate for Inter-Services Intelligence – пакистанское управление межведомственной разведки], но мы не хотим, чтобы они были вились вокруг нас».
Тут я объяснил Рэнди основную концепцию операций. Рэнди знал, что я выполнял аналогичную миссию, когда руководил оперативной группой Stratus Ivy. И тут он получил это сразу. Он широко улыбнулся и показал мне большой палец вверх.
«Это здорово», - сказал он. «Я в деле. Сообщите мне, что мы можем сделать». Затем он внимательно посмотрел на меня. «Проблема будет в Питере».
«Что ж, мы можем отложить его знание о миссии по внедрению», - сказал я. «Он действительно знает, что Вана представляет интерес из-за наличия там HVT, но поскольку это цель оперативной группы 5, мы просто поставим его в известность, не спрашивая разрешения».
Рэнди и Джим кивнули.
«Итак, мы договорились, что Джим возглавляет эту миссию», - сказал я.
«Договорились», - сказали они.
«Что мы можем сделать с общей приграничной территорией? Мы не знаем, насколько лояльна афганская пограничная полиция», - сказал я.
«Мы работаем над этим», - сказал Рэнди. «Асад (его оперативник-афганец) нанял одного из губернаторов округов, и это должно дать нам важную информацию».
Теперь, когда мы получили поддержку Рэнди, мы вернулись в Баграм, чтобы начать подготовку к концептуальному персональному брифингу для генерала Вайнса. Ему не нужно было одобрять операцию – пока не нужно. Ему просто нужно было знать об этом, чтобы мы могли начать. Утверждение, если мы его получим, придет позже, но сначала я должен был проинформировать полковника Негрл.
Мы с Дэйвом решили проинструктировать его после выступления LTC. После этого представители ФБР Джон Хейс и Тим Лудермилк, а также полковник Негро, остались, а представитель ЦРУ уехал. Дэйв смотрел, как он уходит из SCIF, чтобы убедиться, что он ушёл. Полковник Негро подозрительно посмотрел на нас.
«Что случилось, летуны?» он спросил.
«Сэр, у нас есть концепция трансграничных операций в Пакистане, которую мы передали вашим сотрудникам в печатном виде. Нам нужны ваше руководство и одобрение».
«Что у тебя есть?» - сказал он.
Дэйв и я представили ему 45-минутную концепцию операции, периодически оглядываясь через плечо, чтобы убедиться, что представитель ЦРУ больше не появился. Мы подробно описали организацию задачи, сроки, технологию и конечный результат операции «Темное сердце».
После этого полковник Негро широко улыбнулся нам, и мы с Дейвом с облегчением посмотрели друг на друга. Он получил это.
«Вы говорили об этом с полковником Бордманом?»
«Мы не сказали ни слова», - сказал я.
Полковник Негро на секунду задумался. «Что ж, генерал Вайнс должен это увидеть, и чем раньше, тем лучше».
«Мы согласны с этим», - сказал я, - «но если мы передадим это полковнику Бордману, он скажет «нет». И нам не нужно, чтобы старший офицер разведки стал проблемой в этой операции». Бордман любил копить информацию. Он считал, что все средства разведки в стране принадлежат ему, и мы считали, что наша задача – проводить операции – и достигать результатов, а не просто собирать разведданные.
Полковник Негро взглянул на Тима. «Каков календарь генерала Вайнса на следующие 2 дня?»
«Я уже проверил, и завтра у него окно на полтора часа. Около 10-00. Сразу после брифинга J2 [совещание старших офицеров штаба разведки]».
«Вы проверяли, где будет полковник Бордман?» - спросил полковник Негро. «Он должен быть в Кабуле».
Полковник Негро повернулся к нам. «Вы можете провести брифинг завтра?».
«Да. Легко», - сказал я. «Люди Дэйва сначала проинформируют нас о данных разведки. Я хотел бы провести брифинг по концепции и содержанию. Сэр, не могли бы вы вмешаться и попросить его дать указания, что делать? Я был бы признателен за это».
«Ты получишь это» - сказал полковник Негро. Он повернулся к Тиму. «Убедитесь, что вы включили брифинг LTC в расписание генерала Вайнса, и не указывайте имена инструкторов».
Мы нервничали из-за брифинга на следующий день, хотя мы только собирались посвятить генерала Вайнса в концепцию операции, демонстрируя ему, как она вписывается в его более крупную цель миссии в Афганистане, и получить от него указания по планированию для реализации. Это не было предназначено – пока что – для получения его одобрения. В конце концов, однако, он должен был поставить нам большой палец вверх или вниз.
На брифинге присутствовали Дэйв Кристенсон, Тим Лоудермилк, Джон Хейс, а также капитан Ноулз, ФБР и представители LTC из оперативной группы 5, и CJSOTF. Мы использовали комнату для видеоконференцсвязи. Она был меньше по размеру, но использовался для наиболее конфиденциальных инструктажей, потому что была наиболее безопасна – настолько надежна, насколько вы можете сделать палатку.
Генерал-майор Вайнс не был увядшей лилией. Седовласый, слегка лысеющий, но грубоватый, с проницательными глазами, которые, казалось, видели вас гасквозь, он служил в Панаме, в операции «Буря в пустыне» и 3 года в Сомали – а это вам не кекс испечь. Стоя рядом с ним, возникает чувство утонченной агрессивности. Многим военным не нравятся «призраки». Они знают – и мало заботятся о том, что мы делаем. Похоже, они считают нашу деятельность не джентльменской или что-то в этом роде, и им определенно не нравится, что мы часто не в форме. И всё же у меня было ощущение, что это ни черта не беспокоило Вайнса. Ему нужно было вести войну, несмотря на то, что говорил Пентагон.
Он всегда давал тебе знать, на чём он стоял и он верил, что ты делаешь хорошую работу. Он заработал прочную репутацию военного генерала, который всё больше и больше расходился с руководством Пентагона, которое хотело перейти от афганской войны к операциям по восстановлению. Хотя мы представляли ему концепцию, основанную на идее о том, что война еще не закончена и люди всё ещё умирают – неудобный факт для Вашингтона, одержимого войной в Ираке.
Мы встали, когда вошел генерал Вайнс, и он попросил нас сесть. Он оглядел комнату и поприветствовал полковника Негро с легким южным акцентом; он вырос в Алабаме.
«Хуан, что у тебя есть для меня?» - оживленно спросил он.
В своей типичной тихой манере полковник Негро доложил. «У нас есть концепция операций, которую мы хотим дать вам сегодня, которая позволит нам лучше проводить операции по наведению на лидеров-целей, одновременно поддерживая цели оперативной группы 180».
«Звучит хорошо. Поехали», - сказал генерал Вайнс.
С этими словами полковник Негро посмотрел на Дэйва. «Сэр, разведывательные данные, лежащие в основе этой операции, были обнаружены капитаном Мэри Ноулз, и она сначала кратко расскажет о разведданных, в которых она определила три ключевых центра операций Аль-Каеды и руководства Талибана в Пакистане. За ней последует концепция операций майора Шаффера».
Примерно 10 минут капитан Ноулз излагала генералу Вайнсу то, что она рассказала нам о Ване, указав это место на карте на плоском экране на стене. Он посмотрел на неё. «Так это согласуется с тем, что вы мне говорили о создании нескольких безопасных убежищ в Пакистане?».
Капитан Ноулз взглянула на Дэйва, затем снова на генерала, ожидая одобрения, чтобы сказать больше. «Да, генерал», - сказала она. «Хотя вы не видите их здесь, на этой карте», - сказала она, указывая на места к северу и югу от Ваны, «есть и другие важные убежища, которые мы теперь знаем».
Генерал Вайнс кивнул. «Благодарю, капитан. Отличный брифинг. Это улучшает мое понимание цели».
Мы все просидели секунд 30, пока она собрала свои записи и тихо ушла. Мне было жаль ее. Она никогда не узнает результатов своей работы. Полковник Негро коротко мне улыбнулся, когда я начал свое выступление.
Когда я встал, я понял, что был единственным человеком в комнате, не одетым в форму, и это меня на мгновение обеспокоило – я надеялся, что моя бородка, футболка для гольфа Nike и коричневые тактические штаны не повлияют на взгляд генерала на мой брифинг.
«Генерал», - начал я, - «как вы знаете, нам удалось объединить несколько разведывательных возможностей (возможности Службы обороны HUMINT с возможностями NSA) для Mountain Viper. Кроме того, эта концепция была согласована с Оперативной группой 5 и её персоналом для выполнения нескольких миссий в Пакистане. Генерал Вайнс кивнул. «Вы проделали отличную работу».
«Благодарю вас, сэр», - сказал я. Хорошо. Он был с нами в деле до сих пор. «Мы хотели бы продолжить эту концепцию в так называемой операции «Темное сердце».
Затем последовал подробный брифинг, который General Vines выслушал без комментариев. На это ушло около часа, каждый представитель кратко рассказал о роли своей организации в поддержке операции. Я дал задание организовать – кто чем будет заниматься – и указал, что ЦРУ не причастно.
На протяжении всего брифинга я поглядывал на него, пытаясь оценить его реакцию, но его лицо ничего не выражало. Черт. Что, если он не одобрил эту концепцию? Без этого мы были бы утопленниками, шедшими ко дну в проклятой воде.
После этого он некоторое время смотрел на нас, прежде чем заговорить. Затем он посадил нас обратно на стулья.
«Джентльмены», - сказал он, - «если вы хотели мое одобрение, вы его получили».
Мы уставились на него в шоке.
«Это потрясающе», - сказал он. «Это самая интегрированная вещь, что я видел с тех пор, как нахожусь в стране.»
Это было намного больше, чем мы ожидали. Он не только согласился с концепцией операции, но и дал нам добро на её выполнение.
Однако посреди моего облегчения был один аспект, который я хотел полностью прояснить – ЦРУ.
«Вы понимаете, что мы предлагаем сделать это без участия ЦРУ?», - сказал я генералу.
Заговорил полковник Негро. «Сэр, при всем уважении, мы считаем, что у нас есть законные полномочия, основанные на текущих руководящих принципах, для проведения операций в городах вдоль афгано-пакистанской границы без координации со стороны ЦРУ».
Здесь мы имели дело с разделением полномочий между ЦРУ и Министерством обороны. Поскольку Афганистан был зоной боевых действий, он подпадал под действие Раздела 10 Кодекса США, регулирующего вооруженные силы. Неопределенность заключалась в том, что мы будем проводить операции на пакистанской стороне границы, где ЦРУ считало, что оно имеет полномочия в соответствии с разделом 50 Кодекса США, который охватывает операции внешней разведки. Проведя большую часть своих операций в DIA в течение последних 10 лет, сочетая в себе полномочия по Разделу 10 и Разделу 50, я участвовал в политических дебатах о том, что на самом деле означает это различие. При необходимости успешно использовали Раздел 10. В некоторых случаях мы сообщали об этом директору Центральной разведки, но не запрашивали согласия, поэтому я чувствовал себя комфортно, работая в этой области на генерала Вайнса.
«Я понимаю», - сказал генерал Вайнс. Он быстро ушел от этого вопроса. «Дайте мне знать, когда будете готовы к реализации. Я хочу получать обновления каждые 30 дней. Понятно?»
Мы все кивнули, всё ещё находясь в лёгком шоке.
Он выдал нам хитрую улыбку.
Казалось, он говорил «Я доволен», но реализовывать нашу задумку будет нелегко.
«Что-нибудь еще для меня?» - спросил он.
Мы все посмотрели на полковника Негро, который отрицательно покачал головой. Генерал Вайнс встал. «Благодарю за брифинг. Хорошая работа. Двигайтесь дальше».
Мы всё стояли, пока он не ушёл, а затем рухнули на свои места. Я посмотрел на полковника Негро. «Я точно слышал то, что слышал?» - сказал я.
Полковник Негро просто улыбнулся. «Бордман будет очень недоволен этим».
«Да, и то же самое произойдет с одним начальником станции, когда он выяснит, что происходит», - сказал я.
Я посмотрел на представителя оперативной группы 5, лейтенанта флота, и попросил его передать Джиму комментарий генерала и приступить к выполнению первой части миссии.
Операции «Темное сердце» был дан старт. Вскоре после этого Кейт наконец собралась на массаж, в соответствии со своим желанием.
Я не совсем знал, чего ожидать. Я никогда раньше не делал массаж в зоне боевых действий, но я добыл немного крема для рук, ароматизированный цветами лотоса, который я собрал в отеле Roppongi Prince Hotel в Токио во время миссии в Японии, и решил, что он подойдет на роль массажного масла.
Каким-то чудом и при тщательном планировании вся команда DIA, с которой я жил в палатке, вообще освободила её на целый день, в связи с отсутствием в Баграме: Кен, проводящий расследование, был занят, делая отчет для ISAF, Грег ушел на передовую фронта, и работал с Рэем Моретти в Кандагаре, а Специальный Эд, Джек и Крис В. отправились в Убежище, чтобы забрать новую кровать Криса В.
Убежище было модернизировано новыми кроватями, и Рэнди сказал, что у них оказалась пара лишних, и хотел знать, нужны ли они нам. Я отказал ему. Я не собирался брать что-то, если это не будет у всей команды.
Крис В. так не считал и решил вернуть получить кровать. В конце концов, как шутили мы – он был офицером ВВС, а они типа не относятся к военным [в боевых пехотных подразделениях армии США ходит шутка, что если представитель Air Force случайно окажется в бою на земле, то ему надо посмотреть налево, посмотреть направо, найти любого пехотинца и отдать ему автомат и патроны]. Крис В. наслаждался Убежищем и проводил там столько времени, сколько мог. Согласитесь, кабельное телевидение, настоящая проточная вода, настоящая еда, приготовленная шеф-поваром, и отсутствие случайных ракет, запускаемых над вашей головой, были довольно привлекательными. Так что в тот день он взял Специального Эда и Джека в дом, чтобы принести двуспальную кровать и как-то втиснуть её в нашу палатку.
Накануне вечером, около 02-00, когда Кейт сидела со мной бок о бок, курила сигару и болтала, а её нога нежно касалась моей – это было одно из маленьких проявлений флирта. Это было долгожданное прикосновение.
Я, наконец, не мог больше сдерживаться и наклонился в её направлении, пока мой рот не оказался примерно в двух дюймах от ее уха. Шепотом я сказал ей, что она сможет получить массаж после ночной смены.
«Как ты это устроишь?» - тихо спросила она, когда я рассказал ей о моих отсутствующих товарищах по палатке. Она положила руку мне на правую ногу и наклонилась, чтобы прошептать это мне на ухо. Её голова все ещё прижималась к моему телу, и я прошептал в ответ: «Я оперативный сотрудник. Я перемещаю вещи. Я смог переместить всех сразу, чтобы освободить место».
Я чувствовал жар её тела, когда она находилась всего в нескольких дюймах от меня, моё бедро всё ещё ощущало вес её руки.
Я добавил: «Ты готова к массажу всего тела, или ты хочешь, чтобы я просто сделал массаж ступней?».
Я чувствовал, как она почти дрожит, когда вздыхает.
«Всё целиком», - ответила она. Я старался не быть очевидным, тяжело сглатывая. Она прикончила сигару и оттолкнулась от моей ноги, встав и положив руку мне на плечо.
«Тебе лучше вести себя хорошо», - пробормотала она.
«Я буду стараться».
Итак, на следующее утро я ждал в пустой палатке, когда она выйдет из смены. Несмотря на то, что был октябрь и ночи были прохладными, утреннее солнце уже согрело палатку до комфортной середины семидесяти [24 по Цельсию].
Дверь открылась, и вошла Кейт. Я встал, и в мгновение ока эта школьная неукдюжесть снизила мой возраст с 41 года до 17.
«Эй, ты как?» - спросил я.
Она улыбнулась, когда коснулась волос обеими руками. «Отлично, а скоро станет ещё лучше. Просто только вылезла из душа».
Она подошла и встала примерно в 6 дюймах от меня. Я не двигался.
От неё пахло божественно – как жареный миндаль с ванилью – а её черные волосы были ещё влажными после душа. Она посмотрела мне прямо в глаза.
«Как ты?» - сказала она, расплывшись в широкой улыбке.
«А, хорошо…» - пробормотал я. На какое-то время я потерял способность придумывать бойкие камбэки.
Я вставил аудиодиск с музыкой 80-х. Заиграла «Love My Way» группы Psychedelic Furs. ОК, поехали ...
Массаж вскоре перешел в объятия – и во все остальное. После всего этого я обнял её, мы оба вспотели от напряжения и страсти, и начали засыпать.
«Ты когда-нибудь думал о смерти?». Её вопрос задан тихо и неожиданно.
Я думал о смерти – я помышлял о самоубийстве, когда достиг дна, ещё до того, как присоединился к Анонимным Алкоголикам, но пытался выбросить смерть из головы с момента зарождения этой мысли.
«Да, иногда».
«Как ты думаешь, какими будут небеса?».
«Я не знаю». «И я не знаю».
Я подумал на мгновение. «Возможно, это то, что мы думаем. Может быть, бог позволяет нам выбирать себе небеса».
«Я никогда не думала об этом», - сказала Кейт. «Это было бы чудесно».
«Как ты думаещь, что такое рай?» - спросил я. Я начал гладить её черные волосы.
«Чувствовать себя в безопасности…» - сказала она, засыпая в моих руках.
Я не мог заснуть, но зато наслаждался энергией, циркулирующей между нами, я лежал и чувствовал её дыхание, когда держал ее.
Безопасность. Что за концепция.

Все главы - https://interes2012.livejournal.com/237312.html
interes2012

Operation Dark Heart / Операция «Темное Сердце» - часть 9

11
СВУ (IED) [Самодельное взрывное устройство]

ВУУУУМ…
Гигантский взрыв накрыл нас, пронесся сквозь шины, бронеплиты и лобовые стекла конвоя, которым я командовал. Мы были в многолюдном центре села Баграм, в пределах видимости базы.
Дерьмо. СВУ.
Я мог видеть, как грибовидное облако вздымается справа от моего лобового стекла возле ворот базы.
Я схватил радио. "Продолжай двигаться!" - крикнул я в неё. Пришлось выбраться из этого беспорядка на авиабазу Баграм.
С другой стороны, вокруг нас разразился бедлам. Обычное интенсивное движение транспорта остановилось. Как будто машины внезапно застряли в цементе. В панике водители выскочили из машин и начали бегать взад и вперед. Когда клуб дыма поднялся вверх, пешеходы бросили свои товары и присоединились к ним. На нашем пути были брошены велосипеды. Люди кричали, толкались и врезались в наши машины. Похоже, никто не знал, куда идти и что делать.
Мы никак не могли выйти из этого тупика. Я приказал всем выйти из машин и рассредоточиться, разобрав секторы огня. Мы оказались в ловушке в 300 метрах от ворот, не имея возможности двигаться вперед или назад – в идеальной зоне поражения.
До этого момента это был относительно спокойный день. Была пятница, и нас отвезли в Кабул, высадили разведчиков для их операции, а затем поехали в международный аэропорт Кабула, чтобы высадить Джона и забрать 2 новых агентов ФБР, которые начинали свою командировку. Девяностодневный тур Джона был завершен, и пришло время другим взять на себя ответственность.
Кабульский аэропорт был построен Советским Союзом в 1960-х годах, когда Афганистан только начинал модернизироваться и ежегодно привлекал тысячи туристов. Примерно через месяц после терактов 11 сентября он подвергся сильным бомбардировкам. Восточная его часть теперь контролировалась ISAF, а меньшая часть использовалась для коммерческих перевозок – что бы там ни было в зоне боевых действий. ФБР прилетало и вылетало из третьей секции аэропорта, которая контролировалась ЦРУ.
Джон выскочил из грузовика, неся свои сумки, и мы пожали друг другу руки, мало говоря. Мы через многое прошли вместе.
«Что ж, брат, пора идти», - сказал он.
«Это было очень весело», - сказал я, вспоминая наш марафонский допрос Араша Гаффари в Гардезе и роль Джона как силовика в нашем рейде на телекоммуникационный центр. «Если ты вернешься, я надеюсь, мы снова сможем работать вместе».
Джон усмехнулся сквозь бороду. «Я надеюсь на это тоже».
Я представился новым парням из ФБР, Брэду Дэниелсу и Кенту Макмиллану. У Брэда была бородка, и такая же широкая улыбка, как у Джона, а Кент был худым и жилистым, с коротко остриженными каштановыми волосами.
«Добро пожаловать», - сказал я. «Кто за рулем?»
Брэд и Кент посмотрели друг на друга, и Брэд слегка пожал плечами. «Эй», - сказал он. «Я поведу».
«Поехали», - сказал я.
У меня было несколько задач, которые я хотел выполнить, прежде чем мы вернемся в Баграм, а уже был полдень. Нам нужно было вернуться в Баграм до наступления темноты. Кроме того, по пятницам в столовой подавали королевского Аляска-краба, и приходилось приходить туда пораньше, пока он не стал слишком резиновым.
«Держитесь Тони», - сказал им Джон. «Он позаботится о вас».
С этими словами он направился к своему самолету, двухвинтовому Bombardier, на котором он должен был лететь в Ташкент в Курдистане. Из Курдистана он летел коммерческим рейсом домой.
«Я слышал хорошие отзывы о вас», - сказал мне Брэд, - «что вы проделали большую работу, помогая нам здесь. Я с нетерпением жду сотрудничества с вами».
«Аналогично», - сказал я. «Тебе придётся многое сделать – буквально».

Я чувствовал, что Брэд был так же увлечен, как Джон, хотя у него не было того глубокого опыта, который имел Джон с тех пор, как Джон служил в спецназе. Было бы интересно посмотреть, как они проявят себя при тестировании, и, гарантированно, эта страна их протестирует. Я просто не знал, что это будет так скоро.
В колонне я занял последнюю машину. Сотрудники разведки заняли первую машину, а я поместил двух новых парней из ФБР и Джона Колмана, агента ФБР, который приехал с нами из Кабула, во вторую машину, поскольку у Брэда и Кента было меньше всего опыта. Я полагал, что если что-то пойдет не так, я буду тем парнем, который будет выполнять командование и контроль.
Мы направились в штаб-квартиру ISAF, чтобы встретиться с людьми из разведки. Обычно мы парковали конвои на их VIP-стоянке, что их чертовски раздражало, но что они могли сделать – не стрелять же в нас?
Мы ненадолго остановились на базаре на территории ISAF, между контрольно-пропускными пунктами Афганистана и ISAF, где можно было купить всё, от мушкетов 18 века до последних пиратских DVD. Гуляя по красочному, шумному мероприятию с его карнавальной атмосферой, легко было забыть, что идет война. Тем не менее, я вернул новых агентов ФБР к реальности с помощью краткого обзора тактики безопасности и оперативной деятельности, в котором рассказывалось о том, как водить машину внутри города, а затем о технике вождения, когда мы выезжаем на открытую дорогу. Газуйте на полную мощность, сказал я им. Я дал им радиоприемники и свою ручку «Fox». Они выбрали себе ручки. Мы также провели учения по аварийному реагированию, если по автомобилю сработало СВУ.
«Сначала мы остановимся у итальянского PX [Post Exchange – пункт обмена]», - сказал я им. «Мне нужно купить сигары». Итальянский комплекс был к северу от Кабула, и я обещал сигары нескольким людям, включая Кейт. Наши ночные перерывы на сигары продолжались, и я определенно не хотел их прерывать. Я всё ещё обдумывал ее предложение о массаже, но не было возможности воспользоваться этим. Она вернулась в США, получив отпуск на родину, и мне было интересно, что будет, когда она вернется.
Брэд оказался курильщиком сигар. «Это здорово», - сказал он, - «покупать кубинские сигары на законных основаниях».
От итальянского подворья до кладбища русских танков было всего 5 минут езды, поэтому я отвез их туда. Это был своего рода обряд посвящения для новых членов LTC – напоминание о том, что в нашей наполненной тестостероном боевой атмосфере важно оставаться скромным.
Это было потрясающее зрелище, особенно в первый раз. Кладбище располагалось на высокой равнине с видом на Кабул на фоне коричнево-серых скальных гор. Выцветшие зеленые советские машины - танки Т-64 и Т-72, бронетранспортеры БМП, броневики БРДМ и многое другое – раскинулись на желто-коричневой плоской равнине, заполнив её до упора. Ряд за рядом. Их число исчислялось тысячами… это поражало воображение. Некоторые из них были явно раздроблены в результате уничтожения в бою, к другим нужно было подходить вплотную, чтобы найти боевые повреждения, но все они были мёртвыми громадами в выцветающей зеленой краске, ржавчине и чаще всего покрытыми граффити.
Когда я впервые посетил кладбище, это было похоже на видение из ада. Было 120 градусов тепла [50 по Цельсию], и зеленые громады казались почти прозрачными от волн тепла, исходящих от машин. На заднем плане над Кабулом медленно повернулись три пылевых дьявола, почти поровну рассредоточенные в стальном голубом небе. Сегодня было не менее жутко.
Многие из танков имели отверстия размером с мяч для гольфа с характерными следами плавления вокруг них от прямого попадания кумулятивного заряда – вероятно, гранатомета – который прожёг 10-дюймовую сталь и превратил внутреннюю часть танка в горячий газ и шрапнель. Это был бы ужасный способ умереть.

Советы были лишь одной из многих империй за последние несколько сотен лет, которые пытались оккупировать Афганистан и ушли, потерпев поражение. Всё, что осталось, это гниющее в пустыне оружие. Огромное количество мусора, раскинувшегося перед нами, было головокружительным и послужило серьезным предупреждением для потенциальных захватчиков о том, что может быть впереди.
«Трудно представить себе всё богатство, которое Советы растратили здесь», - думал я, пока мы бродили вокруг обломков, а ребята из ФБР фотографировали. (У нас также было наготове оружие; в меня стреляли во время недавней поездки туда.)
Этот пейзаж из трофеев был явным памятником советской неверной оценке – девятилетнему конфликту, в результате которого погибло 14 000 советских солдат [официально – 14427] и бог знает сколько афганцев [от полумиллиона до 2 миллионов по разным оценкам]. В конце концов, Советы были изгнаны моджахедами при поддержке США, Пакистана, Саудовской Аравии и других мусульманских стран.
Это был яркий пример ловушки, в которую Афганистан мог стать – и стал – для великих наций, которые стремились его завоевать. Потратить столько энергии, ресурсов и крови всего лишь на большой участок недвижимости, не имеющий выхода к морю, и, в конце концов, не имеющий никакого не значения.
Вокруг нас были уроки для американцев. К октябрю я пробыл там почти 4 месяца и пришел к выводу, что американцам необходимо сохранять небольшое, гибкое присутствие; оставаться над племенными путями и работать, чтобы показать афганцам путь к мирному и процветающему обществу. Мы могли бы помочь им на этом пути, если бы они того пожелали. Или мы могли бы сдержать их, если бы они решили не идти этим путем. Это было их дело.
Мы уже сделали здесь и так много ошибок. Работая с моджахедами для изгнания Советов, но затем глядя в другую сторону, соседний Пакистан развивал свой ядерный потенциал и вырастил такие банды, как Талибан и другие террористические группировки прямо у нас под носом. Недофинансирование прозападных групп, таких как Северный альянс, а также Ахмад-шаха Масуда, «панджшерского льва», и гипер-финансирование радикальных исламистов, таких как Хекматияр, которые взяли на себя обстрел Кабула после ухода русских, просто чтобы доказать свою точку зрения, что их вера в Мухаммеда лучше, чем в любую другую исламскую секту. Вроде как если бы баптисты однажды решили, что им не нравится подход мормонов к Иисусу Христу, и решили обстрелять Солт-Лейк-Сити – что неприемлемо в нашей западной культуре, но вполне приемлемо во взглядах Афганистана на мир в десятом веке.
Это необходимо изменить, чтобы добиться реального прогресса. Мы могли бы способствовать формированию этого изменения, создавая экономические стимулы и культурные преимущества, но было чрезвычайно важно, чтобы мы не стали центральным компонентом изменений. Или через 10 лет мы можем увидеть такую же большую равнину, заполненную танками «Абрамс», боевыми машинами «Брэдли» и «Хаммерами». Бросив последний взгляд, мы снова сели в машины, свернули пыльной проселочной дорогой к Новой русской дороге и направились обратно в Баграм.
Я только ослабил бдительность после обычной напряженной гонки в городе, как сработало СВУ, и я увидел грибовидное облако. Это было серовато-коричневое вздымающееся облако, поднимающееся над горизонтом на фоне гор и кристально чистого голубого неба, над глинобитными хижинами, из которых состояла деревня Баграм. Я мог видеть его справа, из окна.
«Грибные облака никогда не бывают хорошими», - подумал я. Я почувствовал сотрясение как силовое воздействие – своего рода волну. Между нами и угрозой впереди не было ничего, кроме множества истеричных афганцев. Мы были полностью открытые, застрявшие за кучей «Талибан»-такси и грузовика и зажатые с обеих сторон грязными хижинами и магазинами Баграма. Поблизости не было переулков, но даже если бы они были, я не собирался уводить конвой с главной дороги, чтобы нас поймали в переулке – идеальной зоне поражения.
Я думал быстро. Было важно, чтобы мы держали машины в рабочем состоянии и не отходили слишком далеко от них, так как на автомобиле убежать быстрее, чем пешком. Из наших грузовиков мы создали периметр с перекрывающимися полями огня, чтобы охватить 360 градусов. Сначала ребята из TAREX развернулись на 90 градусов по обе стороны от машин, как мы репетировали. Ребята из ФБР повернули на 120 градусов – от другой машины обратно к моей. Я вышел из левой части Тойоты и занял оставшийся сектор.
Мы изо всех сил пытались остаться сосредоточенными, посреди всеобщей истерии и замешательства. Чтобы сохранить концентрацию, мне буквально пришлось сделать шаг за пределы себя. Это Тони играет меня в кино – сказал я себе. Это был способ отстраниться от шока того, что только что произошло. Не волнуйся. Это просто фильм.
Перекрывая шум, я крикнул парню из DIA, который сидел у меня на заднем сиденье, чтобы он позвонил на базу и сказал им, что за воротами взорвалось СВУ и мы застряли. Я слышал отрывки того, что он говорил по спутниковому телефону, давая им номер нашего конвоя и запрашивая помощь. Я оглянулся. Мне не понравилось выражение его лица. Что бы они ни говорили ему, это были плохие новости. Я стал смотреть на крыши и разглядывать каждое окно впереди.
Потом я их увидел.
Темные силуэты на крышах и в окнах слева с автоматами Калашникова. Может, дюжина. Я не мог сказать наверняка. Я сказал парням из ФБР, чтобы они подняли глаза. Я мог видеть, как они подняли головы, а затем оглянулись на меня, с зарождающимся страхом.
Бандиты могли приближаться к нам, а мы не могли уйти от них, и они были слишком далеко, чтобы мы могли по ним стрелять. Кроме того, была опасность попасть в мирное лицо.
Это были самые длинные 5 минут в моей жизни.
Казалось, они лежали в засаде, выжидая своего часа, ожидая, когда мы подойдем ближе, чтобы они могли лучше выстрелить. Мы оказались в ловушке далеко по дороге в море людей, и я знал, что они скоро поймут это и начнут двигаться в нашем направлении.
Где, черт возьми, была помощь?
Передо мной я увидел, как один из парней из TAREX внезапно застыл. Едва заметные, два «Хаммера» - с пулеметами наготове и установленным наверху гранатометом «Марк 19» - вырисовывались вдалеке, выезжая из подконтрольных афганцам ворот Баграма. Из окна я мог видеть, как представитель военной полиции кричит на афганцев, убирая их с дороги, пока машины медленно приближались к нам. Водители подняли глаза, увидели, что приближалось, и запрыгнули в легковые и грузовые автомобили, чтобы уползти с их пути. Пешеходы отошли в сторону. Велосипедисты взяли свои велосипеды. Дюйм за дюймом, движение разряжалось ровно настолько, чтобы Хаммеры могли проехать. Это было мучительно медленное путешествие к нам, так как MP [Military police] кричали и махали толпе.
Я сделал круговое движение пальцем в сторону колонны. Подняться! Пошли! Они получили сообщение и снова запрыгнули в грузовики, высунув М-4 в окна. Мы двинулись вперед, свернув вправо, где движение было меньше. Наконец они дошли до нас. Один подъехал параллельно мне.
«Сэр, ваши парни в порядке?» - крикнул сержант.
«Всё хорошо», - сказал я. «Мы ценим, что вы пришли нам на помощь».
«Нет проблем», - последовал ответ. «Кто-нибудь из ваших есть позади тебя?»
«Нет», - сказал я.
«Хорошо», - сказал он. «Мы собираемся последовать за тобой обратно».
Я посмотрел вверх. Фигуры исчезли. Позже я понял, что нас спасло то, что взрыв произошел слишком рано, а трафик сжался так быстро, что у нас не было возможности войти в их зону поражения. Они облажались. В противном случае мы были бы мертвы.
Пришло время Аляска-краба, и меня не волновало, насколько он будет эластичным. Тут никогда не бывает скучных моментов. А поганые моменты никогда не бывают скучными.

12
ОТЕЛЬ «АЛЬ-КАЕДА» (AL QAEDA HOTEL)

«У меня есть кое-что для тебя, коллега».
С легкой ухмылкой Дэйв стоял, как часовой, прямо у нашей палатки HUMINT, получая распечатки с сетевого принтера, когда я проходил мимо.
«Надеюсь, это немного того кофе из Starbucks, который ты только что выпил», - пошутил я. Starbucks был королевской монетой в Баграме. Во всем Афганистане, если на то пошло. Эликсир богов по сравнению с корой дерева, которую лили военные. Я всегда жертвовал Starbucks, который получал в пакетах, неряхе Дэйву – и мы всегда делили добычу.
«Даже лучше», - сказал Дэйв с блеском в глазах. «Мой зарубежный аналитик нашла важную информацию, которая может вас заинтересовать. Она нашла место, где есть реальный потенциал. Я бы хотел, чтобы она проинформировала вас об этом».
«Звучит многообещающе», - сказал я. «Когда?»
«Как насчет прямо сейчас?» Он сделал паузу. «Есть место, которое она называет отелем «Аль-Каида».
«Офигеть», - подумал я. Это должно быть круто.
«Позволь мне взять мою кружку, и я встречу тебя в твоей палатке».
Я встретил капитана Ноулз и Дэйва в его офисной палатке. Она собрала материалы для инструктажа, и мы втроем вошли в большую комнату брифингов в главной палатке.
Мы с Дэйвом сели, пока капитан Ноулз положила несколько карт на стол, а затем расположилась у нашей большой карты Афганистана на стене, на которой также была обозначена его восточная граница с Пакистаном – часто называемая «территориями беззакония» Пакистана – и на это была веская причина. В 2001 году Бен Ладен сбежал в FATA [Federally Administered Tribal Area] - федерально управляемую территорию племен [полу-автономная племенная область на северо-западе Пакистана, которая существовала с 1947 г., пока не слилась с соседней провинцией Хайбер-Пахтунхва в 2018 году. Состояла из 7 племенных округов и 6 приграничных регионов и напрямую управлялась федеральным правительством Пакистана посредством специального свода законов, называемых Пограничными положениями о преступлениях. Граничила с провинциями Пакистана Хайбер-Пахтунхва, Белуджистан и Пенджаб на востоке, юге и юго-востоке соответственно, и афганскими провинциями Кунар, Нангархар, Пактия, Хост и Пактика на западе и севере. На этой территории проживают почти исключительно пуштуны]. Это была территория, которую пакистанский журналист Ахмед Рашид, эксперт по Талибану и Аль-Каиде, позже назвал «многослойным террористическим пирогом».
«Основываясь на анализе трафика, мы определили три основных центра притяжения известных и подозреваемых боевиков Аль-Каеды и Талибана в Пакистане», - сказала нам капитан Ноулз с ровным иностранным акцентом. Привлекательная, с яркими умными глазами, она была худенькой брюнеткой, которая каталась на велосипеде по Баграму. С нашей точки зрения, что более важно, она была необычайно одарена в своей разведывательной работе. Вероятно, она знала, кем я был на самом деле; я был прикреплен к Силам обороны Новой Зеландии в июле 2001 года от настоящего имени, и у меня сложилось отчетливое впечатление, что большинство Киви в Баграме уже поняли, кто я такой. Киви-военные были маленьким миром.
Капитан Ноулз указала на карту на стене и опустила руку. «Три известных центра тяжести – это Кветта на юге…» Она слегка подняла руку. «Вана, здесь, в центре пакистанских территорий…» - она показала вверх. «И Пешавар здесь».
У меня было ощущение, что это приведёт к чему-то очень интересному.
«У нас самый лучшие разведданные», - сказала она, повернувшись и показывая на карту на столе, - «из Ваны».
Я прищурился, чтобы сфокусироваться на очень маленьком месте на карте. «Вана?». Я слышал об этом, но он никогда не выделялся среди множества фактов, мест и событий, с которыми я пытался ознакомиться с момента приезда в Афганистан. Вана, как я выяснил позже, был пакистанским городом примерно в 20 милях от афганской границы и главного города Южного Вазиристана, самого большого из 7 племенных территорий в FATA. Южный Вазиристан был идеальным логовом для террористов – высокие горы, густые леса, крутые ущелья – а Вана была его административной столицей: рыночным городом с постоянным населением около 50 000 человек, и тысячи людей приезжали сюда по делам каждый день.
«Капитан, Дэйв упомянул кое-что об «отеле Аль-Каеда», - сказал я капитану Ноулз.
«Совершенно верно», - сказала она. «Позвольте мне показать вам карту Ваны».
Мы вернулись к столу, где она показала нам карту центрального города Ваны с более высоким разрешением, в том числе U-образное здание, которое, по её словам, использовалось транзитными людьми и посетителями.
«Мы отслеживали цепочки сообщений в это место и обратно. Они связаны с действиями, которые происходили во время Mountain Viper», - сказала она нам.
Дэйв расширил комментарии капитана Ноулз. «Есть серьезные признаки того, что они используют Вану, чтобы перегруппироваться и вернуться».
«Вы имеете в виду мятеж», - сказал я, когда загорелся свет.
«Это очень непопулярное слово», - сказал Дэйв, глядя на капитана Ноулз, которая всё ещё стояла над картой Ваны. Ах да, верно, вспомнил. Мы должны были быть в режиме восстановления. В Афганистане не должно было быть повстанцев. Я такой глупый. «Да, мы имеем в виду мятеж», - сказала капитан Ноулз. «В случае с Ваной есть признаки того, что это крупный командно-административный узел, который является не просто тренировочным центром террористов, а полноценным военным штабом. Совершенно очевидно, что это место участвует в усилиях Талибана по возвращению южного Афганистана».
«Это хорошо», - сказал я с легким нетерпением, - «но что конкретно, по вашему мнению, мы можем получить в этом отеле?».
«Мы считаем, что Талибан использует десяток специальных комнат», - безмятежно сказала она.
«И мы говорим о высшем руководстве Аль-Каеды», - добавил Дэйв. Это был шок.
«В самом деле?» - сказал я. «Что вы имеете в виду?».
«Что ж, мы ничего не можем определить, но схема общения похожа на те, которые, как мы знаем, происходят вокруг известного руководства Аль-Каеды», - сказал Дэйв.
«Вы имеете в виду, что там могут быть HVT 1-го уровня?».
Дэйв и капитан Ноулз посмотрели друг на друга. «Совершенно верно», - сказала капитан Ноулз.
Я посмотрел на Дэйва. «Почему бы нам просто не разбомбить его, когда мы узнаем, что кто-то из парней Аль-Каеды приехал с визитом туда?»
Он покачал головой. «Это место с большим количеством мирных жителей. Атака приведет к большому количеству жертв среди гражданского населения, а также к снижению потенциала разведки. Мы действительно хорошо понимаем эту цель».
Я положил руки себе на колени, посмотрел на них и начал думать. «Что вам нужно от нас?» - спросил я. Я посмотрел на стол и понял, что он имеет ту же U-образную форму, что и отель «Аль-Каеда».
«Я подумал, что мы должны сотрудничать в этом вопросе», - сказал Дэйв. «Можете ли вы пригласить кого-нибудь посмотреть на объект? Я подумал, что у вас может быть несколько хороших идей, основанных на вашей предыдущей жизни, о том, как улучшить нашу информацию с мест». Я сразу подумал о своём друге, подполковнике Джиме Брэди и оперативной группе 5, где он был представителем DIA. Начальная часть любой операции не будет сложной, потому что мы могли проводить трансграничные операции по сбору разведданных, но делать что-либо «активное» - например, рейды, высылки или любые другие наступательные операции – было бы совершенно другой игрой.
«Первое, что нам нужно сделать, это проверить, что происходит в Wana», - сказал Дэйв.
«Я с тобой», - сказал я. «Как скоро тебе это понадобится?».
«Я хотел бы начать это дело до того, как уеду из страны через 3 недели», - сказал Дэйв.
«Я думаю, мы сможем это сделать», - сказал я. «Но если мы собираемся сделать что-нибудь для поддержки технических операций, нам нужно будет немедленно заставить Вашингтон [Форт] приступить к этому».
«Согласен», - сказал Дэйв. «Я могу попросить тебя напрямую поговорить с Вашингтоном, чтобы рассказать, что, по твоему мнению, нам понадобится». Он встал. «У полковника Негро тоже есть мысли по этому поводу».
«Вы говорили с ним конкретно об этом?» - спросил я.
«Нет, не о Ване, но он говорил о ночных письмах». Именно там мы планировали оказать влияние на операции по запугиванию талибов в Пакистане. Ночные письма – многовековая традиция – были превращены талибами в нечто более зловещее. Полковник Негро решил, что мы можем отплатить за услугу, отправив ночные письма в их безопасные убежища в Пакистане. Я вызвался участвовать в первой миссии. Ночные письма – это возврат к прошлым векам. Талибан разместил письма с угрозами на деревенских досках объявлений и на дверях, чтобы запугать местное население. Мы хотели сделать с ними то же самое: развесить на дверях лидеров талибов, проживающих в Пакистане, письма с угрозами причинения вреда, смерти и всевозможных неприятностей, если они пересекут границу и сделают что-нибудь в Афганистане.
«Мне известна идея ночного письма, и я думаю, что она хорошая», - сказал я.
«Это было бы хорошее место, чтобы рассмотреть это».
Мы допили кофе. Мне было интересно, какие удобства предлагает отель «Аль-Каида». Может быть, накопление баллов джихадиста за частые визиты.
Капитан Ноулз собрала свои бумаги. «Я собираюсь вернуться и закончить свои дела, а ты продолжай думать», - сказала она. Она знала, что мы будем говорить о вещах, в которых она не могла участвовать. Хотя у нее был сверхсекретный допуск SCI [Sensitive Compartmented Information – секретная конфиденциальная информация], мы всё же не делились с ней разведывательными деталями.
«Ты знаешь, что Патрис Салливан – наш дежурный», - сказал Дэйв после того, как она ушла. «Патрис раньше работала на тебя, не так ли?».
«Да, она это делала, и я потратил много времени, пытаясь удержать её энтузиазм», - сказал я. «Когда она была в Stratus Ivy, она была постоянной, хотя и восторженной, занозой в моей заднице. Однажды она ударила специального агента ФБР по лицу во время учений, на которых играла «террористку»».
Дэйв ухмыльнулся. «Я не думаю, что мы будем просить её делать что-либо как оперативника. Нам действительно нужно, чтобы она разработала для нас хороший набор технологий».
Я понял, что Дэйв думает на два шага вперед в шахматной игре, уже планируя операцию.
«Я подозреваю, что Патрис всё ещё связана с Дугом В.», - сказал он. Дуг был одним из самых блестящих умов разведывательного сообщества.
«Думаю, в этом ты прав», - сказал я. «Если мы ограничим ее только разработкой технологии, у нас, вероятно, всё будет хорошо. Это будет означать покупку местных вещей для использования».
«Тебе для этого нужны деньги?»
«Нет, у нас достаточно денег», - сказал я. «Мне просто нужно посмотреть, смогу ли я уговорить Джима отправить туда свою команду».
«Как скоро?» - спросил Дэйв. Он действительно хотел начать это до отъезда.
«Я могу увидеть Джима послезавтра в Ариане, и мы сможем поговорить об этом», - сказал я.
«Могу ли я пойти с тобой?» - спросил Дэйв.
«Конечно», - сказал я. Я начал перебирать в своей голове то, что услышал.
«Тогда это свидание», - сказал Дэйв. «Ты хочешь, чтобы я получил разрешение для конвоя, или ты хочешь сам это сделать?».
«Почему бы тебе не сделать это и не поставить меня командиром?» - сказал я. Я хотел сосредоточиться. «Я хочу подумать об этом. Думаю, у меня есть концепция».
С этими словами я вернулся в палатку HUMINT. У меня было много работы. Когда я устроился перед компьютером в своем офисе, мой мозг начал бороться с концепцией использования отеля «Аль-Каида» в качестве объекта разведки, но, что более важно, как снизить его эффективность в качестве штаб-квартиры командования и управления – и, возможно, даже захватить там крупного высоко-приоритетного босса. Я задавался вопросом, как мы могли бы наилучшим образом использовать эту информацию. Мы сломили хребет наступлению Талибана; их попытка перейти границу и вступить в бой с нами провалилась. Тем не менее Талибан и Аль-Каеда были проницательными и безжалостными противниками. Они вернутся к нам, хотя, вероятно, уже другим образом.
Итак, мы знали это, но вместо того, чтобы ждать, чтобы увидеть, что они придумали в отеле «Аль-Каеда», нам нужно было начать интеллектуальную, эффективную наступательную операцию. Как сказал мой герой Джордж Паттон: «На войне единственная надежная защита – это нападение, а эффективность нападения зависит от воинственных душ тех, кто его проводит». Для меня это было евангелием.
Информация, которую принесла нам капитан Ноулз, дала нам явное преимущество. Теперь мы знали о безопасном убежище в Пакистане, где кипела жизнь. Ключевым моментом было то, как с точностью спланировать идентификацию конкретных HVT, которые часто бывают в отеле, и лишить их возможности пополнить запасы, перевооружить и нанять армию. Нам нужно было пойти туда, чтобы они не пришли сюда.
Тогда я вспомнил фильм «Апокалипсис сегодня» и поднялся по реке.