interes2012 (interes2012) wrote,
interes2012
interes2012

Category:

Vietcong прохождение (часть 2)

Vietcong прохождение (часть 2)

Миссия 8. Радиопередатчик (продолжение)

Периодически надо находить радиста и жать на нем "использовать". Потом второй раз появится значок рации, и надо будет продержаться против совершенно необъёмных врагов.
Персонаж спотыкается о каждую ветку и бесит застреваниями в почти плоских местах.
Враги лезут на базу без всякого стеснения. Весь компас был в красных точках.
Нельзя допускать взрывов на территории базы, поэтому гранатомет тут не подходит, враги всё равно будут проникать на территорию загадочными способами.
Бесит дебильная анимация врагов - непонятно то ли он умер, то ли думает, умереть ли ему. Невидно эффекта от попадания пуль абсолютно.
Наконец прилетит вертолет и дебильная миссия выполнится.

Мне это напомнило случай из мемуаров Gary A. Linderer "THE EYES OF THE EAGLE": "Мы влезли в рюкзаки и приготовились выступать, когда услышали "лоч" ротного, кружащий вверху. Контрерос приказал своему заму, сержанту Джиму Венэйблу, пройти чуть дальше вверх по хребту туда, где заканчивались джунгли, и попытаться просигналить "лочу" с помощью зеркала. Венэйбл прошел по хребту около 15 метров и остановился. Когда он поднял правую руку, с зеркалом, на хребте за ним разверзся ад кромешный. Одновременно открыли огонь несколько AK-47, поразив Венэйбла в руку, шею, и грудь. Он рухнул наземь. Несколько из нас вскочили и принялись поливать огнем место, откуда вел огонь противник. Кокс выскочил вперед и принялся оттаскивать Венэйбла обратно к периметру. Суза бросился к нему, чтобы помочь, подхватив раненого LRP с другой стороны.
Все бросились на землю, когда NVA обрушили массированный огонь на наш периметр. Большей частью все пролетало выше, засыпая наши позиции листьями и ветками. Контрерос вышел на связь и положил о контакте капитану Экланду, который летал вверху, все еще пытаясь определить наше местонахождение. Контрерос запросил медэвак для нашего раненого пойнтмена. Ротный вмешался в разговор и сказал нам держаться, бригада направляла к нам две Кобры. Они будут на месте через десять минут.
Едва Контрерос вернул гарнитуру своему радисту, взвод NVA выскочил из джунглей ниже нас, со стороны нашей LZ. Они шли рассыпавшись, перебегая от дерева к дереву, и находились всего лишь метрах в сорока. Клифтон, Суза, и я были прямо на направлении их атаки. Втроем мы принялись поливать их плотным огнем. Я услышал, как забахал дробовик Кокса, когда он присоединился к нам. Несколько NVA упало, пока мы продолжали вести огонь. Атака заколебалась и захлебнулась. Мы бросили вслед пять или шесть гранат, когда они разорвали контакт и отошли обратно в джунгли.
Контрерос вновь взялся за радио, запрашивая, где находится "даст-офф". Медэвак был в нескольких минутах и быстро приближался. ...
Прибыли две Кобры. Капитан Экланд передал, чтобы мы дали дым. Волкэбаут бросил на тропу желтую дымовую гранату. Дым стелился по земле, прежде чем найти путь сквозь кроны деревьев. В результате, дойдя до верхушек деревьев, он успел рассеяться, и капитан Экланд, круживший в своей вертушке, никак не мог заметить его. Вновь связавшись с нами, он передал, что будет летать перекрестными курсами. Он хотел, чтобы мы сообщили ему, когда он окажется прямо над нашей позицией.
NVA вновь начали двигаться в нашу сторону, на сей раз с двух сторон: с запада и с юга. Я засек двоих из них, когда они запрыгнули за большой валун в двадцати метрах ниже по склону, напротив наблюдательного бункера. Я схватил гранату, выдернул чеку и дал отскочить рычагу. Выждав две секунды с момента хлопка капсюля, я швырнул ее поверх валуна. Она взорвалось, едва коснувшись земли, убив обоих. Остальные NVA выскочили из своих укрытий и бросились в нашу сторону, стреляя на ходу. Они опять целились слишком высоко. Мы вшестером обрушили на них шквал огоня, охладив их пыл на обоих направлениях. У противника, похоже, не было никакой охоты противостоять нашей огневой мощи. Нам удавалось держаться, но мы знали, что это не может продолжаться долго. У нас начинали заканчиваться боеприпасы.
Наконец-то ротный смог определить наше местоположение. Он сказал, чтобы мы залегли – начинали работать Кобры. Снова пролетев над нами, он бросил "вили-питер" в тридцати метрах к западу. Мы видели, как фонтан белого фосфора вырвался из-под деревьев. Он был прекрасен. Кобры появились прямо позади него, ударив ракетами по перелеску. Мне захотелось вскочить и возблагодарить их. Наконец мы получили хоть какую-то помощь. Они сделали следующий заход, на сей раз к югу от нас, поливая джунгли огнем автоматических пушек. Ганшипы отработали просто прекрасно. Вражеский огонь начал стихать и, наконец, вообще прекратился.
"Лоч" вновь пролетел прямо над нами, на сей раз отметив нашу позицию для приближающегося эвакуационного борта. Через несколько секунд над нами завис медэвак, опустив сквозь кроны деревьев пенетратор**. Мы увидели, как он проломил ветки и, крутясь, полетел к нам. Они были прямо над целью. Внезапно он зацепился за сук и застрял в растительности. Вертолет начал дергаться вверх-вниз, но, похоже, никак не мог освободить его. Контрерос вышел на связь и доложил о случившемся ротному. Тот сказал, чтобы мы подождали, пока он поставит в известность пилота медэвака. Через несколько секунд Хьюи ушел вверх, вырвав пенетратор из плена. Вертолет снова снизился, на этот раз сбросив спасательное устройство прямо на нашу позицию. Быстро пристегнув к нему нашего раненного товарища, мы дали сигнал "все чисто", когда медэвак начал выбирать слабину троса. Мы с тревогой наблюдали, как Венэйбл поднимается к безопасности сквозь кроны деревьев.
Как только медэвак улетел, NVA атаковали вновь. Теперь они подошли к нам с юго-запада. И вновь мы отбили их автоматическим огнем и гранатами. Кокс по-прежнему был на нашем левом фланге, сея смерть и разрушение с помощью своего дробовика. Когда NVA отошли, командир группы крикнул, чтобы мы залегли, и над нами пронеслась Кобра, паля из миниганов. Сквозь листву на нашу позицию пролился дождь горячих гильз. Звук миниганов был похож на разрываемый брезент. Нас начинал окутывать дым, почти полностью скрывший некоторые из огневых позиций. Густая растительность не давала ему рассеиваться.
... Ротный вызвал нас и сообщил, что у Кобр закончился боекомплект, и они возвращаются в Кэмп Игл на перезарядку и заправку горючим. Борт управления тоже летал на последних каплях и должен был улетать. Он собирался вернуться как можно быстрее. Нам передали, чтобы мы держались вместе: еще одна пара Кобр вылетела к нам и вскоре будет на месте. Потом они улетели. Внезапно вокруг стало очень тихо. Непрекращающиеся звуки боя и летающих вверху вертолетов, почти убедили нас, что мы сможем выбраться отсюда. Когда над нами повисло гробовое молчание, эта уверенность исчезла. Внезапно мы оказались лицом к лицу с безнадежной ситуацией.
Я услышал, что Контрерос вызывает огневую поддержку. Да, артиллерия! Возможно, это заставит гуков держаться подальше от нас, пока не вернутся вертушки. Вскоре вокруг нас начали рваться 105-миллиметровые снаряды с баз огневой поддержки «Копье» и «Кирпич». Командир группы, казалось, не решался класть снаряды ближе ста метров от нашего периметра. Мы знали, что враг находится внутри этого "стального кольца". И единственно чего может добиться артиллерия – погнать их вперед, к нашим глоткам. Наконец, он дал корректировку, подтянув разрывы на пятьдесят метров к нашим позициям. Осколки с визгом пролетали сквозь кроны деревьев над нашими головами. Иногда зазубренные куски раскаленного, дымящегося металла падали в пределах нашего периметра. Контрерос продолжал корректировать огонь артиллерии в течение сорока пяти минут, пока на связь не вышел ротный, сообщивший, что он вернулся, на сей раз с четырьмя Кобрами. Было 13.30. Мы были в контакте на протяжении четырех часов.
Контрерос дал отбой артиллерии, позволяя ротному снова ввести в бой Кобры. Они оказали весьма ближнюю поддержку, едва ли не слишком ближнюю. Я оглянулся через плечо на Контрероса. Он стоял на колене рядом с Бэконом, своим радистом, прижав гарнитуру к правому уху. Я услышал, как Херингаузен, находившийся на восточной стороне периметра, перекрывая шум, кричит, что противник движется вверх с другой стороны тропы. Мы с Волкэбаутом забросили немногие оставшиеся гранаты на другую сторону тропы в направлении вражеского движения.
Внезапно Контрерос закричал: "Отход! Отход! Сомкнуть периметр! Я подвожу ганшипы ближе". Похоже, ситуация ухудшалась. Я окинул взглядом периметр. Пригнувшись, все пятились к Контреросу. Я залег и пополз вверх по холму, таща за собой рюкзак.
Вдруг рядом раздался оглушительный взрыв. Что-то хлопнуло меня по штанам, но, кажется, не пробило их. Большое черное облако дыма выкатилось на верхушку холма, полностью окутав его. Дождь из мусора сыпался на нас, казалось, несколько минут. В ошеломлении я оглядел наши позиции. Это уже не было нашим прежним периметром. Там, где секунду назад десять человек сражались за свою жизнь, не было никого. Все лежали, никто не остался на ногах. Я ошарашено озирался. Боже мой, пришла мысль, я остался один! В этот момент Волкэбаут сел и повернулся ко мне с гримасой боли на лице. Он был ранен в обе руки. Я заметил на другой стороне периметра пытающегося подняться Кокса. Он был весь изранен. Райффа пришпилило к находящемуся позади его позиции большому дереву, вне всякого сомнения, он был мертв. Бэкон сидел в центре периметра. Поперек ног радиста лежало безжизненное тело Контрероса.
Я обернулся на позицию Сузы и увидел его, скрючившегося поверх рюкзака. Он не шевелился. А потом я увидел Клифтона, моего доброго друга. Терри лежал на спине с разорванным горлом. Я видел, как его кровь потоком хлещет на землю. Когда он попытался перевернуться и посмотрел на меня, в его глазах стоял ужас. Я замер. Я мог лишь смотреть, как он умирает. Ничего невозможно было сделать. Надо же было такому случиться – я потерял его. Мой разум словно стерся, стал совершенно чистым. Меня совершенно не волновало, что вокруг продолжалась война. Не знаю, сколько это длилось. Следующее, что я помню, это Волкэбаут, что-то кричащий мне прямо в лицо. Сперва я не мог разобрать, что он говорит. Ничего не имело смысла. Потом я понял, что он слишком близко. Мне никогда не нравилось, когда кто-нибудь вопит вот так, прямо в лицо. Наконец он прорвался сквозь мой транс. "Проклятье, Линдерер, мы все ранены! Слушай меня, черт возьми! Ты в порядке? Можешь идти?"
Я вынырнул обратно к реальности: "Да, я окей", кивнул я и начал вставать. Правая нога отказалась держать меня, и я беспомощно рухнул прямо перед Волкэбаутом. Очень странно. Я не был ранен. Не было никакой боли. Однако моя правая нога отказывалась работать. Все было как в замедленном кино и происходило как будто не на самом деле. Потом все встало на свои места. Да, похоже, я ранен. Все ранены. Не осталось никого, способного сражаться. В любой момент нас могут захватить.
Я крикнул Волкэбауту взять радио и связаться с ротным. Кто-то должен был знать, что тут случилось. Он бросился к позиции Бэкона. Тот уже был на связи с капитаном Экландом и докладывал обстановку. Я дополз до него и помог Волкэбауту стянуть тело Контрероса с ног Бэкона. От вида раны выше правого колена радиста у меня перехватило дыхание. Там отсутствовал кусок мяса размером с мой кулак. Бэкон, не обращая внимания на рану, продолжал говорить по радио, но по тому, как он бледнеет, было ясно, что у него начинается шок. Мы наложили на рану повязку и отправились помогать остальным.
Кокс махнул рукой, чтобы мы убирались. Он сидел в небольшой ямке на западной стороне периметра. Все его тело было покрыто ранами. Действуя левой рукой, он неуклюже пытался зарядить свой дробовик. Я не мог понять, почему он не использует обе руки, пока не увидел, что его правая кисть свободно болтается на предплечье. Он поглядел на нас и ухмыльнулся. Тут я понял, почему в роте его прозвали "Бульдозером".
Майк Райфф был мертв, убивший его осколок пришпилил его тело к стволу большого красного дерева.
Херингаузен лежал позади меня лицом вниз. Я пощупал пульс. Его не было.
Чепарны был ранен в ноги. Он мучился от боли, но дал знать, что пока в порядке. Он повернулся к тропе, держа свою М-16 наготове.
У Контрероса чуть выше правого уха была дыра размером с десятицентовую монету. Выходная рана на макушке была намного больше. Сам не знаю зачем, но я пощупал пульс. Он был. Очень слабый, но он все еще был жив.
У Волкэбаута были сквозные ранения обеих рук. Ноги у него все еще работали, но он ничего не мог удержать в руках.
Терри Клифтон лежал на боку, вытянув правую руку в мою сторону. Кровь из разорванного горла была веером разбрызгана вокруг его тела.
Потом мы добрались до Сузы. Франк лежал на спине. Из его рта вырывались короткие, мелкие вздохи. Я смог обнаружить единственную рану, маленькое отверстие справа, прямо рядом с грудиной. Похоже, у него еще была рана на шее, но она кровоточила не сильно, так что я проигнорировал ее. Волкэбаут бросился к своему рюкзаку и вернулся с запасной батареей для радиостанции, зажав ее между основаниями ладоней. Я сорвал с нее пластиковую упаковку и прижал ее к отверстию в груди Франка. Нам показывали, что таким способом надо действовать при проникающем ранении грудной клетки, но что-то было не так. Разрежение не создавалось. Это не работало.
Мы наложили на пластик большой перевязочный пакет и обернули его концы вокруг груди Франка, чтобы завязать их. Мои руки покрылись кровью. Мы перевернули его на бок и обнаружили причину. В его спине было выходное отверстие, в котором мог бы поместиться волейбольный мяч. Можно было заглянуть прямо внутрь грудной клетки. Правое легкое и большая часть ребер отсутствовали.
У нас было недостаточно перевязочного материала, чтобы закрыть такую рану, так что мы завернули его в подкладку от пончо, чтобы она впитывала кровь. Потом мы поползли обратно к радио. Я надеялся, что мы сделали все, что могли для остановки кровотечения. Черт, ну мы же не были докторами. Мы просто не были готовы к такому дерьму.
Волкэбаут оставил нас и перебрался к сидящему возле рации Бэкону. Тот выглядел очень хреново. Если мы в ближайшее время не получим хоть какую-то помощь, никто из нас не вернется обратно. Билли взял у Бэкона гарнитуру и вызвал ротного, чтобы узнать, что там с медэваком. "Они будут в течение десяти минут", ответил тот.
Я отполз обратно к своему рюкзаку и занял огневую позицию, ожидая атаки противника, которая, я был уверен, должна вот-вот начаться. Из десяти LRP, находившихся на холме, трое были мертвы, а семеро ранены, и лишь трое могли хоть как-то обороняться. Чепарны и я все еще могли сражаться. Я глянул на Дозера. Он пытался перетянуть раздробленную руку, затягивая повязку ртом и левой рукой. В рану на животе он затолкал полотенце. Бэкон был готов. Все, на что он был способен – пытаться оставаться в сознании. Волкэбаут отложил рацию и занялся осмотром снаряжения убитых и раненых в поисках оставшихся магазинов и гранат. На всех у нас оставалось пять годных рук и одна пара ног. ...
Прошло несколько минут. Одиночные выстрелы щелкали по деревьям над нами. ...
Волкэбаут прокричал сквозь шум: "Медэвак прибыл. Один уже заходит. Давай! Мне будет нужна твоя помощь, чтобы вывести раненых". ... Я взглянул сквозь деревья. Хьюи с нарисованным на носу ярко-красным крестом завис менее чем в ста футах. К нам медленно спускался пенетратор, раскачивающийся на конце тонкого стального троса. Я взглянул на Кокса. В ответ он помахал мне CAR-15 и улыбнулся. "Вот здоровый ублюдок", подумал я. ...
Я вновь глянул вверх. Медэвак сносило... и пенетратор уносило от периметра. Волкэбаут бегал кругами, отчаянно маша вертолету. Пенетратор направлялся к вражеским позициям. Все выглядело странно замедленным. Я тупо пялился, ощущая абсолютную беспомощность и полнейшее разочарование. Я слышал, как пули попадают в медэвак. По нему вели огонь NVA, находящиеся в джунглях вокруг нас. Это объясняло, почему пилот вертолета не мог удержаться над нами.
Над нами мелькнули Кобры, пытающиеся подавить NVA огнем миниганов. Шум был оглушительный. Пустые гильзы сыпались дождем. Внезапно Волкэбаут вскочил и бросился вниз по холму вслед за пенетратором, прямо на противника. Он был всего метрах в двадцати от их позиций, когда ему удалось догнать его. Он обхватил предплечьями стальной стержень, повернулся и побежал обратно к периметру. "Он ни за что не сможет сделать это", пробормотал я про себя. "Никаких шансов!" Он был уже почти у самого периметра, когда NVA поняли, что происходит и перенесли огонь на нас. Кокс принялся лупить из CAR-15, стреляя мимо движущегося нетвердой походкой индейца. Я изумленно наблюдал, как он расстрелял магазин и теперь пытался заменить его новым. "Старина Кокс! Этот сукин сын никогда не угомонится!"
Я, не целясь, выпустил магазин вдоль склона в направлении тропы. Вставляя вместо него полный, я отметил, что их осталось всего три. Я выпустил короткую очередь, когда Билли ворвался в периметр, таща пенетратор. Он пихнул его мне, чтобы я удерживал его вертикально, пока он подтаскивал Контрероса. Откинув лопасти, мы усадили находящегося без сознания командира группы, пристегнув его к центральному стержню. Билли отступил в сторону и посмотрел вверх, давая борттехнику сигнал выбирать слабину троса. Когда он стал натягиваться и Волкэбаут начал понимать, что происходит, на его лице появилось паническое выражение. Пока мы крепили Контрероса, вертолет сместился на несколько метров. Пенетратор теперь находился в 30 футах от своего нормального положения под брюхом вертолета. И теперь, как только слабина троса будет выбрана, командира группы со всего маху впечатает прямо в деревья. Индеец обхватил руками Контрероса вместе с пенетратором, оторвал от земли и оттащил на нужное расстояние, поместив прямо под зависшим вертолетом. Я не верил увиденному. ... Трос натянулся, Контрероса подняли сквозь деревья и затащили в медэвак. Он накренился и ушел на северо-восток, в госпиталь Фубай.
Тут же появился еще один медэвак. Он быстро сбросил к нам свой пенетратор. NVA открыли огонь из-под находившихся ниже нас деревьев. Я начал понимать, почему они не пришли за нами. Они охотились на более крупную дичь! А нас использовали как приманку! Этот вертолет тоже начал смещаться на запад, пытаясь уйти из-под вражеского огня. Снижающийся пенетратор уходил в сторону от нас, направляясь к позициям противника. Билли помотал головой и бросился с холма вслед за ним. На сей раз они были готовы к этому. Пули прошивали деревья вокруг него, когда он остановил пенетратор и побежал обратно к нашим позициям. Я смотрел, как он движется вверх по холму, уверенный, что на второй раз его удачи не хватит. Он рухнул прямо передо мной, все еще обнимая руками спасательное устройство. "Пусть следующим отправляется Кокс", он, задыхаясь, поднялся на ноги. Я повернулся к Дозеру. Тот замотал головой и крикнул: "Я в порядке, отправляйте других!" Волкэбаут подбежал к Сузе и просунул руки ему подмышки. Он подтянул тяжело раненого LRP ко мне. Франк был весь белый, и, похоже, не дышал. Я попытался нащупать пульс на шее. Он был, но едва заметный. Мы примотали раненого к металлическому стержню, пристегнув как можно туже. Через несколько секунд Франк был на борту медэвака и на пути в госпиталь.
Волкэбаут сказал Коксу, что он отправится на следующей птичке. Дозер затолкал в дробовик еще один патрон и крикнул в ответ, что не полетит, пока у него есть боеприпасы. "Кроме того", добавил он, "я не так уж тяжело ранен!" Я заорал ему: "Райли, сраный долбанный артист! Твоя очередь". Он широко улыбнулся в ответ. ...
«Кобры» кружили вокруг нас, как рой разъяренных шершней. После того взрыва у них не было никаких проблем с определением нашего местонахождения. Они делали заход за заходом вверх и вниз по склонам вокруг нашего периметра.
... Радио вновь ожило. Это был ротный с вертолета управления. ... Он сказал, что у него есть для нас хорошая новость. Из Кэмп Игл к нам выдвинулось подразделение быстрого реагирования, и держаться осталось недолго. … Два слика прибыли в сопровождении «Кобр». Стрельба их пушек и разрывы ракет были оглушительны. Казалось, они долбят прямо по нам. Это было великолепно! Через несколько секунд ротный передал: "Они высадились и движутся к вашей позиции". Мы даже не слышали, как это произошло!
... Мы услышали, что направление огня противника изменилось. Понимание того, что между подразделением быстрого реагирования и нами находятся NVA, ясно давало понять, что до спасения еще далеко. Также возникала вероятность быть подстреленными своими. Кроме того, если наши парни начнут выбивать противника, они могут погнать их прямо на нас.
Я приподнялся, пытаясь разглядеть приближающуюся помощь, и получил в левое бедро. Ощущение было такое, как будто меня лягнул мул. Я глянул вниз, но не увидел крови, и решил, что словил рикошет или осколок на излете. Удивительно, но боли снова совсем не было. Я вновь сосредоточился на развертывающемся перед нами сражении.
Внезапно мы услышали голоса – голоса американцев – приближающиеся по южному склону. Индеец и Дозер тоже слышали их. Они были рядом, не далее сорока метров от наших позиций. Волкэбаут завопил во всю глотку: "Мы здесь! Мы здесь!" От производимого им шума я вздрогнул, а Кокс заорал, чтобы он заткнулся. Мы оба испугались, что это привлечет к нам огонь NVA. Потом меня осенило, насколько это было глупо. Неужто они до сих пор не знают, где мы находимся!
Я швырнул две последние гранаты метров на пятнадцать перед собой, пытаясь заставить NVA отказаться от попыток приблизиться к нашему периметру. Проверив боеприпасы, я обнаружил, что остался с двумя последними магазинами. Я нащупал трофейный пистолет за поясом и понадеялся, что мне не придется им воспользоваться. Я больше не беспокоился, что нас захватят. Только бы выжить до подхода своих – это было единственное, что теперь имело значение.
Голоса американцев раздавались все ближе. Волкэбаут вновь закричал. Теперь к нему присоединились мы с Коксом. Было видно, как на обоих наших флангах солдаты NVA бросились бежать сквозь джунгли. Они, похоже, игнорировали нас, явно пытаясь уйти от "джи-ай",. Я увидел, как двое из них повернулись на бегу, ведя ответный огонь через плечо. Я остался лежать, не рискнув стрелять по ним. Если мы сейчас привлечем к себе внимание, они могут решить добить нас перед тем, как покинуть это место. Они были всего в пятнадцати-двадцати метрах.
В джунглях под нами кто-то начал кричать: "LRP! LRP!" Мы заорали в ответ: "Мы здесь! Продолжайте движение! Торопитесь!"
Потом мы увидели их. Это были LRP! Проклятье! Это были LRP из роты F! Наши товарищи пришли, чтобы забрать нас. Даже когда больше не на кого положиться, мы все равно могли рассчитывать друг на друга.
Разинув рот я смотрел, как вокруг нас толкутся Терсеро, Коулман, Гутмеллер, Беннетт, Фаделей, Билеш и другие, занимая оборону на нашем маленьком периметре. Они притащили с собой два пулемета М-60 и немедленно открыли плотный огонь по отступающим NVA.
Старшим был, похоже, Терсеро. Убедившись, что периметр перекрыт по всем направлениям, он обратил свое внимание на нас. Мне никогда не забыть выражения его лица, когда он оглядел вершину, увидев, что натворил взрыв. Он забрал у меня гарнитуру и передал ротному, что они подошли вовремя, и мы все еще живы. Лишь тогда я заметил, что на Терсеро надеты лишь оливковые шорты, пляжные тапочки и полевое снаряжение.
Я откинулся на рюкзак. Страх и беспокойство, нараставшие в течение девяти часов непрерывного боя, вырвались из меня вспышкой неконтролируемых эмоций. Чувство беспросветного ужаса и полной безнадежности, охватывавшее нас, ушло. Мы были спасены. ...
Терсеро встряхнул меня, возвращая к реальности. "Медэвак на подходе, Линдерер. Всего в пяти минутах! Держись! Скоро мы вытащим вас отсюда". Я кивнул, будучи не в состоянии произнести что-нибудь осмысленное.
… Вскоре над нами завис первый медэвак. Я видел, как пенетратор проваливается сквозь деревья к нашему периметру. На этот раз все прошло как по маслу. Терсеро и Коулман заставили Кокса отправиться первым бортом. Даже теперь он требовал, чтобы сначала вывезли остальных.
Как только он благополучно поднялся на борт, санитары решили немедленно везти его в Фубай, не теряя времени на подбор остальных раненых. Его состояние становилось критическим.
Затем отправились Бэкон и Чепарны. Я видел, как сначала нашего малыша-радиста, а потом Чепарны втянули в вертолет и повезли в тыл.
Через 20 минут за нами с Волкэбаутом прибыл еще один медэвак. Начинало темнеть, и Терсеро решил отправить нас одновременно. Меня привязали к пенетратору, а потом усадили индейца, разведя ему ноги и скрестив их у меня за спиной. Под нашим весом лопасти пенетратора врезались мне в бедра и я в первый раз почувствовал боль от своих ран. ... Когда мы поднялись над деревьями, я посмотрел вниз. Разгром был невероятный. Повсюду вокруг периметра лежали трупы NVA. Я мельком заметил солдат противника, перебегающих среди джунглей к северу от периметра. Еще больше их было к востоку. Кобры продолжали наскакивать на них.
Джунгли были разворочены, словно сквозь них в панике промчалось стадо слонов. Склоны и лощины вокруг нашего холмика усеивали огромные ямы с вывороченными пластами красной земли. Артиллерия вела заградительный огонь гораздо ближе к нашим позициям, чем мне казалось. Деревья с оборванными кронами торчали, как сломанные телеграфные столбы. Земля под ними была усеяна обломками и сучьями. Плотный тропический лес, во время нашей высадки предыдущим вечером напоминавший скопление темно-зеленых кочанов брокколи, теперь выглядел, как будто по нему прошел ураган.
Обнаженные тела NVA, убитых нами в засаде, выделялись как кучка сломанных кукол. Их совершенно белые силуэты выглядели оскорбительно яркими на фоне раскинувшихся вокруг темных джунглей.".

Миссия 9 По Тлонг Карай

Горит вертолет. Пни наводчика, иди за ним. В джунглях за завалами деревьев три раза вы наткнетесь на врагов, я забил гранатометом огневые точки. Потом зашипит рация - Автосохранение.
Перед руинами прыткий вьет перебежит дорогу, я успел его отправить в полет гранатометом.
Потом бой у руин, враги набегают широким фронтом, я отправлял заряды на вспышку, и кидался гранатами.
Дойдее до холма - надо залезть на него и уткнуться в границу карты - загрузка.
Пни наводчика, он бодро найдет первый отряд, потом также бодро найдет и второй отряд, который ведет бой.
Зачищай холм от врагов, их довольно много будет прибегать сверху, помимо тех, что сидят в окопах, кидайся гранатами, продвигайся к следующему холму, мимо колючей проволоки. Забивай врагов и двигайся налево у холма. Будет ДОТ в холме, гранатометом я его заглушил, потом еще окопчики и норы внутрь холма. Зашипит рация - Автосохранение.
Пни наводчика и он приведет к нужной норе. Лезь в неё, в тоннеле пара врагов, я обошел по правилу лабиринта, вылез в ДОТ, и потом выход наружу.
Теперь ты с ограниченным контингентом. Только с радистом и медиком, и то - медик останется у норы. Вприсядку пришел по траншее к врагу и снес его из глушака. Враги которые сидят - неубиваемые, в них надо много пуль выпустить, чтобы загнуть в могилу, видимо это дебильная анимация.
Следующих врагов я замолотил гранатометом, и увидел зенитку. Поставил на неё С4 и убежал, она сама взорвалась. Вышел к большим сооружениям, радист ликвидировал врага, и рация зашипела - Автосохранение.
А дальше можно наблюдать неприкрытый идиотизм разработчиков - кучу миссий можно пропустить - главное это найти вторую зенитку в руинах комплекса зданий, и взорвать её.
Там много врагов бегает, я их взрывал гранатометом, к паре штук можно сзади подкрасться и хлопнуть глушаком.
Как только взорвешь зенитку и убьешь всех врагов наверху - начинается ролик и тебя кидают в подземелья. А если сначала после автосохранения пойти направо за стену - там вход в тоннель подземный, есть еще вход с другой стороны. Внизу пара врагов и в комнате - враг и 2 пленных, которых он успевает убить, прежде сдохнет сам. Я кинул туда гранату, но миссия провалилась - нельзя тебе убивать убивать пленных.
Карта находится у наземного врага в фуражке, но и этим можно пренебречь. Главное - убить всех в руинах зданий и взорвать зенитку. Потом тебе дадут пистолет и отправят в подземелье.
Сразу беги прямо и направо и в спину убей врага, потом включи фонарь и вернись назад - там еще враг в левой комнате, забей его и теперь иди к спуску по ступенькам. Враги видят в темноте, и там в зале с колоннами их несколько. И кидал гранаты за ящики, потом пробрался влево и забил их пистолетом. В закутке склад оружия. Теперь с автоматом надо лезть в колодец. Зашипит рация - автосохранение.

Кстати, существует до сих пор система подземных тоннелей Кути в 70 километрах к северо-западу от Сайгона, имеющие несколько уровней глубины. Они включали в себя тайные входы, жилые помещения, склады, госпитали, стрелковые ячейки, бункеры, мастерские, казармы, штабы, столовые, школы. Общая длина - около 150 км. Имелись секретные люки, закрывающие проходы между этажами, а также заглушки, чтобы преградить путь врагам или остановить проникновение отравляющих газов. На всем протяжении подземелий находятся скрытые вентиляционные люки, выходящие на поверхность. Туннели и подходы к ним были оборудованы смертельными ловушками с шипами и замаскированными ямами с кольями, иногда выпускались ядовитые змеи, скорпионы. У входов и выходов устанавливались мины. В тоннель зарыли даже танк, в котором работала радиосвязь. Ширина нор - 0,6 - 1,2 м, высота 0,8 - 1,6 м.
Для борьбы с тоннелями США применяли подразделения «туннельные крысы» (были сформированы в 1966 г.). Туда набирались добровольцы низкого роста, тощие и с крепкой нервной системой. Задачей было проникновение в обнаруженные подземные туннели противника, поиск там важных документов и размещения взрывных зарядов для подрыва туннелей. Обычная экипировка - Кольт М1911 или револьвер с глушителем, фонарик, иногда рация, противогаз.

Сначала кинуть гранату в колодец. Потом прыгнуть вниз, но на лестницу, иначе персонаж разобьется. До чего же убогая игра. Уцепившись за лестницу, лезь вниз - там пара врагов, фуражка справа за камнем прятаться будет. Далее ползи до большого зала с 4 врагами (там ступеньки еще на площадку будут). Путь пока прямолинейный.

Ползи, пока не свалишься в воду. Далее я пошел налево по правилу лабиринта. На развилке увидишь топор. Я пошел в сторону куда направлена железная часть топора, направо, плюхнулся в воду, ходил как водолаз, потом вылез и шел налево. Автосохранение. Потерял автомат, даже не заметил как.По тоннелю иди прямо, затем направо в комнатку со спящим врагом, его можно ножом зарезать и взять автомат. Теперь в другую сторону развилки, там автосохранение, я полез наверх налево, выключив фонарь, там болтают враги, и один пойдет к колодцу. Я грохнул его с глушака, сползал к нему и налево по забору подобрался так, чтобы видеть костер, и метнул туда все гранаты.
Потом надо отбежать за дерево в кусты, и класть врагов (их там 10 штук, считая уже убитого) из ППШ. Враги горят, и бегают, и не умирают от очереди в упор. С анимацией персонажей явный перекос. Ты тоже можешь загореться. Что обидно - по другому не пройти, а из-за гранат взрывается склад, и нельзя взять боеприпасы.
Надо пройти деревеньку и идти потом на восток. Там в лесу пара врагов, которые видят лучше ночного прицела в темноте. И тут надо конкретно помудохаться, чтобы выход найти - кругом кусты и границы локации. Карты нет. Потом я пошел так, чтоб луна светила в спину и обошел справа большую скалу, встретил еще 2 врагов и по спуску вылез к пруду. Пошел по воде на восток, огибая пруд до бревенчатого мостика, потом поднялся к комплексу руин, там зашипела рация, и взлетела красная ракета.
Через окно стрелял автоматом во врагов, которых набегает много, надо дожить до прилета вертолета и нажать на нем "использовать".

Миссия 10 Поток

Пни наводчика, он приведет к растяжке. Снимай её, и опять по руслу реки наводчик привет к растяжке, граната слева. Потом я наткнулся на врагов и они прекрасно сдохли от огня СВД.
Потом будут опять враги, и несколько солдат со шляпами, на которую налепили зеленые листья, шли шеренгой прямо на мою СВД.
Отстреливая врагов, дойдете до шипения рации - автосохранение.
Потом наводчик найдет растяжку, а когда увидишь убегающего врага - там тоже растяжка, я пальнул в гада из СВД и кинул гранату.
Далее предстоит бой с толпой врагов, одного можно снять из снайперки и тут же убегать обратно, и из укрытия кидаться гранатами. Только потом выпускай ботов, потому что они дохнут, суки.
Дойдете до 2 трупов - автосохранение. Подними сведения и иди до горящей деревеньки. Восхитительное зрелище. Автосохранение.
Начался обстрел и мои боты рванули к реке. Зачем то разработчики пустили дождь. Уебки.
За деревней начнется набег армии врагов, их до хрена, и в лесу окоп у них. Когда бот перелазит через дерево - его нельзя убить, это анимация же.
Позади вас будет всё гореть, а впереди вас будут все бежать, только не от вас, а на вас.
Там можно воевать долго и упорно, но в условиях невидимых на фоне пейзажа врагов и вообще по совокупности факторов я потерял интерес к игре, и устал убивать врагов даже с кодом бессмертия.
Когда всех убьешь - зашипит рация - автосохранение. Иди на другую сторону реки на полянку, там опять зашипит рация, потом ждать, потом опять зашипит, и только после этого прилетит вертолет. Садись в него.

Миссия 11. Мост

Идиотская миссия, которая на пустом месте проваливается.
Я сначала взорвал 3 грузовика у домов, стрелял по фигуркам, потом взорвал джип за кустами, потом джип на верхней дороге, потом 2 джипа у моста, стрелял там по всем, потом вертолет меня высадил, я из снайперки только начал отстреливать врагов - и миссия провалилась. Слов нет уже.
По второму вертолету нельзя стрелять - он умирает от этого.
Надо заминировать мост, для этого надо подойти к каждой опоре снизу и положить С4. Но миссия проваливается. Дело в том, что идиотские вертолеты прилетают к мосту, а там куча врагов по ним садит из автоматов. Пройти невозможно на последнем уровне сложности.
Есть еще последняя, 12 миссия, но я стер это гавно, надоело.

В принципе, эту дешевую игровую поделку могли бы не делать вообще. Мир ничего бы не потерял. Какой-то шлак c акварельными врагами, а не игра. Баг на глюке, глюк на баге и багоглюком погоняет. Миссии не сбалансированы, звук пропадает. Отстой.

Коды к Vietcong
Во время игры нажми клавишу [~] (тильда), чтобы зайти в консоль, затем вводи:
GIFTFROMPTERODON - активация чит режима
CHTHEAL - восстановить здоровье
CHTHEALTEAM - восстановить здоровье для всей команды
CHTAMMO - получить боезапас
CHTGRENADES - получить гранаты
СHTKOSTEJ - бессмертие
CHTALLQF - доступ к быстрым боям
CHTWEAP (X) - получить оружие номер X ( X = 0-30 ): 1 - M16
2 - AK-47
4 - Снайперская винтовка M1
6 - PPs 41
7 - Пистолет Кольт .45
8 - Тараков
9 - Макаров
10 - Револьвер .38
11 - Дробовик Ремингтон
12 - Винчестерская винтовка
14 - Снайперская винтовка Драгунова
15 - Снайперская винтовка Симонова (у меня появился США-43 вместе неё)
17 - Тяжелый Пулемет M60
18 - Пулемет Дегтярева
19 - US-M3
21 - автомат Томпсона
22 - Кольт .45
23 - PPs 43
25 - Карабин M1
26 - Наган Mosin
27 - Гранатомет M79
28 - Дробовик Bakiael
29 - Нож США, 30 - Нож ВК
Tags: vietcong
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments