interes2012 (interes2012) wrote,
interes2012
interes2012

Categories:

Страховой дом ВСК - это аут!!! Жесть и цинк!!! Это склад идиотов!!!

Знакомец кинул ссыль - я плакал...  сначала просто рычал от смеха, потом смог смеяться норммально.

"Страховой дом ВСК или круги ада для соискателей
Быль о том, как я устраивался на работу в Военно-страховую компанию."

родная ссылка на автора (я вовремя успел потырить - ресурс лег, и похоже, навсегда - прим.)
http://www.selfpublish.ru/художественная-литература/страховой-дом-вск-или-круги-ада-для-соискателей-00663

если там не откроется то (у меня чета долго грузилось) - читать тут


Быль о том, как я устраивался на работу в Военно-страховую компанию.

      Забегая вперед скажу – для тех, кто хочет имитировать процесс трудоустройства и растянуть его на месяца на три а то и больше – лучше, чем послать свое резюме в Страховой дом ВСК, не придумаешь.
     Есть такая страховая компания, называющаяся теперь Страховой дом ВСК, которая вобрала в себя всю инертность мышления, которая только может существовать на планете, демонстрируя абсолютное наплевательство по отношению к кандидатам, забывая про них, бездумно прокручивая людей через череду бюрократических собеседований, никаким образом не влияющим на ускорение процесса трудоустройства в компанию. У меня осталось стойкое впечатление, что там одна извилина на всю ВСК, причем принадлежащая уборщице.
    
      Тут сыграл свою роль еще тот факт, что у меня прошло недавно собеседование с Ингосстрахом, у которого просто тьма вакансий, но как выяснилось, там руководят направлением по физическим лицам, куда я пытался устроиться, женщина, и всё там забито женским полом. Иногда Ингосстрах это явно обозначает в требованиях по вакансии, а иногда забывает. Короче, мужикам туда можно не соваться – ради женского любопытства с ними пособеседуют, а потом отфутболят. И тут в меня само название «Военно-страховая компания» вселило иллюзию, что уж там то могут взять. Хотя знакомый один сразу сказал: «сапоги  (имеется в виду военщина – мое прим.) – и есть сапоги, и нечего там ловить». Как он оказался прав…
    
      В первое мое появление в главном офисе ВСК на Островной улице меня поразил половичок у дверей. На нем была надпись «ПОНЕДЕЛЬНИК». Сначала я подумал, что это такая шутка, но потом убедился, что сотрудники ВСК помнят только по каким дням зарплата, поэтому такое напоминание им не лишнее.
    
      Я прошел 5 (пять) собеседований в ВСК, и убил на это два месяца (причем мог бы потратить и больше времени, просто я достаточно быстро понял, с кем имею дело, и не стеснялся о себе напоминать, пинать телефонными звонками, и, не побоюсь этого слова, даже заставлял их департамент персонала выполнять свои же функции). Это паразиты и убийцы времени, не понимающие и не желающие понимать современных реалий. Я упустил вакансию, на которую меня брали после первого и единственного собеседования, только из-за того, что мне в ВСК все время компостировали мозги, что дескать, осталось чуть-чуть, вот только тот деятель должен подписать, потом еще другой завизировать и так без конца.
    
      Итак, пойдем по порядку. Найдя их в Интернете во время поиска работы, меня угораздило отправить через форму на их сайте свое резюме. Ответили оттуда довольно быстро, как помнится, не прошло и недели. Вместо того чтобы стереть письмо и забыть про этих деятелей как про страшный сон, я туда позвонил и получил приглашение на собеседование.
      Первое собеседование проходило с людьми, с которыми мне бы предстояло бы работать вместе, если бы меня взяли на работу. Люди произвели приятное впечатление, это были мужчина-начальник и женщина – его заместитель. По результатам полуторачасовой беседы мне было сообщено, что я их устраиваю, и что больше никого искать они не собираются. Я планировался на закрытие вакансии в новом, только создаваемом подразделении по регионам. Примерный круг задач был ясен, понятно что с регионами сам черт ногу сломит, но тем не менее функционал пришелся мне по душе и совпал с профессиональными навыками. Мужик являлся непосредственным руководителем, и мне понравился, так как ментальный контакт установился у нас сразу.
      А вот дальше начались круги ада.
      Кандидату надо пройти через три собеседования, которые утверждены официально в компании и этот порядок рационализировать никто не даже не попытается, причем никогда не попытается и даже мысли никому в голову не придет такой. Я же привык, что всегда решающим мнением являлось мнение руководства подразделения, в котором кандидат будет трудиться и поэтому воспринял всё как простую бюрократическую процедуру. В конце концов, руководство глубоко плевать, с кем работают начальники низшего звена, лишь бы была польза и прибыль компании. Крупный руководитель вообще может не знать, как зовут специалиста в самом низу иерархической пирамиды.
    
      Сначала мои документы (заполненная анкета с заявлением) получали визу юристов и финансистов. После этого начались официальные плановые собеседования.
    
      СОБЕСЕДОВАНИЕ ВТОРОЕ
    
      Первым был высохший дедок, который стоял у истоков компании и целых 16 лет руководил кадрами (то, что ВСК входит в двадцатку ведущих страховщиков, я могу объяснить только тем, что они отпиливают куски от  ОМС-бюджета и химичат из-за тесной связи с Минобороны. Вбрось их голеньких в рынок – они и в первой сотне страховщиков не удержатся). Как эта мумия времен коммунизма набирала персонал и кто мог получить работу в ВСК, я ясно понял после окончания беседы.
      Деда звали Борис Федорович, возрастом «это» было за 80 лет где-то, его сместили с руководства кадрами (за бесповоротный старческий маразм, наверное), но за великие заслуги в деле протирания задницы в стуле решили оставить на должности что-то типа первого советника генерального директора или типа того. Чтобы пафосно звучала должность, и чтоб дедок никому не мешал делать свои дела.
      - Дайте мне ваш военный билет! – проскрипел супер-советник Борис Федорович, листая мое резюме.
      Я сказал что не взял его, так как по моему возрасту из резюме можно понять, что лет десять как минимум я уже военкомат не интересую и смысла носить на собеседования военные билеты не вижу. Я предложил ему ксерокс страниц военного билета, так как принес с собой для отдела персонала откопированные листы диплома и прочих документов.
      - А? – сказал дед, и повторил - Дайте мне ваш военный билет!
      Я понял, что этот оживший кошмар еще и глуховат, поэтому дальше ему просто орал.
      - Не взял я военный билет!
      - Тогда дайте паспорт и трудовую! – сказал Борис Федорович, и углубился в их изучение.
      - Какое у вас звание в военном билете? – снова спросил упорный старик.
      - Лейтенант, - ответил я, уже начиная закипать, так как категорически не понимал, какое это имеет отношение к коммерческой, негосударственной организации.
      - Почему только лейтенант?
      - Военкомат присвоил, - ответил я, призывая всех богов пустить молнию в череп деда.
      - Военная кафедра в институте была?
      - Была.
    
      На этом вопросы о военном билете утихли. А я пришел к выводу, что Военно-страховая компания ищет диверсантов для действий по всей территории страны, потому что пошли вопросы, часто ли я болею, женат ли я (это вообще любимый вопрос на всех собеседованиях, причем прочитать резюме у сотрудников ВСК нет сил, времени, или же они читать не умеют), есть ли у меня долги по кредитам (ну, это единственный логичный вопрос был).
      В середине беседы зашел мужик, выше среднего роста и толще средней толщины стандартного человека. Я плохо определяю возраст, но мужику было явно больше 45 лет, просто здоровье, видимо, приобретенное за годы безделья в теплых местах военных структур, делали его моложе. Он вытащил из-за пазухи упаковку таблеток для Бориса Федоровича. Таблетки толи улучшали память, толи продлевали жизнь.
      Пока мужик и дедок устроили веселые препирательства по поводу, кто кому сколько денег должен, я подумал, что хорошо живется в ВСК тем, кто полировал стул задницей много лет, гордо называя это выслугой, полностью изничтожив в себе любую инициативу, заимев вместо мыслей – приказ начальника.
      Мужик вышел, и прозвучал очередной шедевральный вопрос:
      - На биржу труда обращались?
      - В центр занятости, вы хотите сказать,- осведомился я.
      - Так обращались? – глухой дед моей фразы просто не услышал.
      - Нет.
      - Почему?
    
      Тут я чуть не задохнулся от злости. Дело в том, что благодаря одной своей знакомой, начальнице отдела в одном ЦЗН (центр занятости населения), я прекрасно осведомлен о технологиях разборок с кандидатами. На соискателей вываливают все профессии, не пользующиеся спросом, с маленькой зарплата, часто не по профилю – лишь бы забить вакансию. Тут еще вот в чем дело – надо сделать так, чтоб безработный на пособии не сидел долго, ибо это убытки. Короче – поместите свое резюме в открытом доступе на любом сайте, и вы все поймете из присланных вам писем. Вам предложат работу курьером, секретаршей (даже если вы мужик!), лаборантом, расклейщиком объявлений и прочая. Не понимать таких простых вещей может либо клинический имбецил, либо советник гендиректора Военно-страховой компании.
    
      Все, что написано выше, я попытался сжато донести до остатков разума Бориса Федоровича. Но место в разуме занимала информациях о таблетках, да еще по каким дням зарплата. Поэтому ссохшийся биоробот выдал мне такую фразу:
      - Я вас не понимаю.
    
      Эту фразу существо Борис Федорович под конец беседы произносил все чаще.
    
      - А почему такие большие промежутки между работами?
    
      Тут надо сказать, что на всех прогрессивных форумах по трудоустройству давно уже пришли к выводу, что не надо ориентироваться на пережитки прошлого. И что перерывы в работе зависят не только от соискателя, но и от работодателей тоже. Все нюансы этого положения я приводить тут не буду, кто хочет – тот найдет современную информацию и просветится.
    
      - Почему вы не боролись за свои права? – прозвучал очередной вопрос.
    
      Тут я разъясню – я уволился с одной компании, так как она обанкротилась и перестала существовать, а в другой прошло реорганизация и сокращение должностей. Я принципиально не создаю проблем работодателям из чисто логических и даже где-то буддистских соображений.
      Во-первых, я пережил много оргштатных изменений, работая в государственной службе и даже некоторые обеспечивал и помогал проводить (на своем уровне, конечно). И прекрасно знал, что если кого хотят уволить, как не упирайся, а уволят все равно, причем грамотно и так, что даже через суд не восстановишься.
      Во-вторых, увольняясь со скрипом, ты треплешь нервы руководству организации, а оно тебе в ответ тоже в долгу не останется. Жизнь и так коротка, так зачем коллекционировать негатив? К тому же смотри первый вывод. А увольняясь легко и неконфликтно, ты о себе оставляешь хорошую память. То есть смысла высиживать лишние дни, если работа превращается в каторгу, я не видел однозначно. К тому же хороший сотрудник выполняет все распоряжения руководства, даже если это предложение уволиться. И выполнять это последнее распоряжение надлежит также ответственно, как и предыдущие распоряжения.
    
      Этот ответ у меня сложился в мозгу в один миг, но я одновременно отчетливо понял, что никогда и никак не смогу донести смысл моих жизненных выводов до сидящего напротив старческого сморчка. Я посмотрел на деда, как смотрел бы профессор на второклассника, и тяжело вздохнул, понимая безвыходность ситуации.
      Тем не менее, я попытался…
    
      - Я вас не понимаю. – мне было ответом.
    
      Тогда я спросил деда, кто бы ему больше понравился - сотрудник, который пришел бы и сказал, что подает в суд на ВСК и начинает бороться за свои права и писать жалобы на Бориса Федоровича, или сотрудник, который выполнит приказ и сразу, не создавая проблем, напишет заявление на увольнение?
    
      - Конечно, последний! – наконец реальность и мир фантазии Бориса Федоровича обрели точки соприкосновения.
      - Ну вот, я этими соображениями и руководствуюсь, - сказал я.
      - Я вас не понимаю.
    
      Короче, собеседование на этом и закончилось.
      Я уважаю старость, но только на могильных плитах или если это антиквариат. После такого собеседования любой профессионал сотрет все телефоны ВСК и постарается их всех забыть. ВСК перенесла в свою систему все махровые пережитки государственной системы – блат, тугодумство, бессмысленную бюрократию. Конкурентноспособный индивид изгоняется оттуда любыми способами. Разумеется, кому охота иметь под боком чела, который видит шире, знает больше, смотрит дальше? Зачем такой нужен в ВСК? Нет, там лучше по старинке, не спеша, все равно зарплата капает, так чего надрываться? Присосались к госнику – и рады. Вот и изображают страшную занятость, иначе за безделье уволят.
    
      СОБЕСЕДОВАНИЕ ТРЕТЬЕ
    
      Следующим был начальник экономической безопасности. Звали его Александр, отчество у него было нерядовое, но тем не менее, я его запомнил с первого раза. Это было самое профессиональное, быстрое и приятное собеседование за всю мою жизнь. Александр был профессионал своего дела, умел тестировать в стадии разговора, оставляя о себе приятное впечатление и не вызывая негативных эмоций даже при обсуждении самых непростых и личных тем. Он умудрился изящно коснуться практически всех проблемных вопросов моего функционала по вакантной должности, а также коснулся всех тем, которые попадают в поле действия его подразделения. Но сделал это мягко и как бы невзначай. Я увидел высокий интеллектуальный уровень человека, с которым никогда не скатишься на банальность или в обывательщину.
      Реально, он мне поднял настроение. «Не все так плохо в ВСК, если такие профи тут работают», ошибочно думал я.
      Лист согласования он мне завизировал.
    
      СОБЕСЕДОВАНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
    
      Дальше мой куратор Миша из отдела персонала сказал, что надо будет встретиться с директором по персоналу. Миша был из разряда тех людей, которые любят, чтобы все происходило само собой, по типу самозалетающих в рот пельменей. Поэтому он неукоснительно следовал правилам ВСК, а дальше хоть трава не расти.
      К этому периоду я уже понял, что если не проявлять инициативу, то на этапе собеседования с директором службы персонала Шестовым Игорем Васильевичем о соискателе просто забывают.
      Миша сообщил, что товарищ Шестов все время занят, но он старается найти для меня окно. Как я потом увидел, Игорь Васильевич действительно занятой человек – он каждую минуту решал какие-то сугубо личные дела и занимался только своими вопросами. Вот поистине образец человека, не теряющего времени даром. У него даже надо учиться, но боюсь, мастера тут не превзойти даже самым талантливым ученикам.
      Итак, наконец-то для меня нашли время.
      Шестов стал смотреть распечатку моего резюме, одновременно задавая вопросы. Ответы были крупным шрифтом напечатаны в резюме, но остались без внимания. Его интересовало, есть ли у меня долги или кредитные обязательства. Я ответил, что кредитами не пользуюсь из принципиальных соображений. Потом его интересовало, женат ли я. Я вообще был близок к мысли придти в ВСК с транспарантом, на котором текстом и в картинках для дебилов, не умеющих читать, было бы отражено мое семейное положение (так достал меня этот вопрос. Похоже, ВСК выполняет еще роль брачного агентства по совместительству). Потом еще мне были заданы несколько вопросов из серии «прочитай – в резюме ведь все написано!» и я был отфутболен. Как радостно мне сообщил господин Шестов, без начальника департамента, где открыта вакансия, он принять решение не может. И надо мне пособеседоваться с этим начальником департамента. На этом так ловко переложивший с себя ответственность Шестов собеседование закончил.
      И круг замкнулся. То есть раньше мне ну никак не надо было с начальником департамента встречаться, а сейчас просто это самое главное в жизни. А догадаться до этого раньше, чтобы с Шестовым я встречался после этого такого нужного собеседования, ну никто в ВСК не в состоянии. На главном половичке здания была надпись ПЯТНИЦА.
      Миша выяснил, что начальник департамента в командировке до следующей среды, и я убыл из ВСК, в надежде, что уж это собеседование точно последнее.
    
      Вот тут-то меня и протянуло по времени – когда командировка у неведомого мне начальника закончилась, я позвонил Мише. Миша кормил меня сказками и обещаниями, пока мое терпение к пятнице (уже следующей) не иссякло и я не перезвонил лично Шестову, поняв из бессвязного Мишиного бормотания, что решение о дополнительном собеседовании принял лично Шестов, а значит он же и должен дать ему (Мише) команду. А команды поглощенный заботой о благе компании Шестов пока еще Мише не дал, а без команды Миша действовать не будет, так как это нарушение корпоративных правил. Жесть! Потрясающая забота о соискателях!
      Мишу, конечно, понять можно – нас, соискателей, целая армия, если каждому давать, то сломается кровать, к тому же напоминать о выполнении собственных обязательств своему начальнику может быть небезопасным для Миши. Его счастье, что беседа велась по телефону – это все, что я могу сказать про тот момент.
    
      Шестову я перезвонил лично и в одной фразе изложил суть звонка. На другом конце трубки лихорадочно зашуршали перекидным календарем. Через какое-то время меня вспомнили, и заверили, что сейчас команда пойдет.
    
      Миша меня записал на прием, уже на следующую неделю.
    
      СОБЕСЕДОВАНИЕ ПЯТОЕ
    
      На главном половичке компании была надпись ВТОРНИК.
      Миша завел меня в переговорную, сказал, что сейчас подойдет начальник департамента и оставил меня одного. Практически тут же зашла какая-то худая сопливая особь женского пола с бумажками и ручками, в пиджаке на два-три размера больше, чем надо, и стала на столе свое добро раскладывать. Я подумал, что это курьер – документы рассортирует и поедет по адресам. По крайнем мере, внешней вид у особи был именно такой. Но это оказалась начальница департамента. Ростом ниже среднего и с красным шмыгающим носом. На вид ей было от 17 до 45 лет. Причем можно дать любой возраст в этом диапазоне и при этом не ошибиться.
      Началось собеседование, которое поразило меня одним несоответствием. Я пробовался на самую низшую предлагаемую должность в иерархической лестнице. А вопросы мне очень скоро стали задаваться в уровень как минимум руководителя направления. Я даже косвенно поинтересовался, правильно ли я понял мадам начальницу. Тут вот в чем дело – если я прихожу на роль пехотинца, то там уже есть отработанный функционал, который пехотинец должен исполнять. Если же ВСК хочет создать нечто новое, то это тоже для меня не в первой, и по крайней мере я гарантирую, что всесторонне отработаю все аспекты нового направления. Тем не менее, я честно сказал, что в любой должности способен принести пользу.
    
      - Так вы предпочитаете руководить теми, кто обрабатывает данные, или сами можете собирать и обрабатывать данные? – проблеяла девочка-начальник.
    
      Я просто задохнулся от злости, сохраняя лояльное выражение лица и поняв в стотысячный раз, что в ВСК надо присылать лист с двумя словами – РЕЗЮМЕ и номер мобильника. Остальное там читать не принято.
      Свое удивление, что я только что рассказал и объяснил начальнице департамента её же обязанности, я оставил тогда при себе. А так же удивление, что в Военно-страховой компании департаментом руководит робкая девочка, неспособная довести мысль до логического завершения и непонимающая элементарных действий по освоению нового направления. Собеседование закончилось, оставив ощущение, что и не было никакого собеседования – так поверхностно и вскользь прошла беседа, подарив мне недоумение своей недосказанностью.
      Через пару дней я позвонил девочке-начальнице и спросил, принято ли по мне решение. Она как-то сумбурно сообщила, что я должен связаться с Мишей и бросила трубку. Миша прогнал мне версию, что надо сравнить еще кандидатов, и что надо подождать, то есть применил мягкий вариант посылания за горизонт. Я все понял, и перезвонил тому мужику, с которым я общался в самый первый приход в ВСК. Я пожелал ему удачи в его трудной работе, и одновременно попрощался, сохранив самые лучшие воспоминания – все-таки я ему подошел тогда, в первое собеседование.
    
     -=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=--

примечание от 2014 г.  -
Эта тупорылая девочка-начальница - Надежда Кулакова, http://kulakova-nadezhda.moikrug.ru, только теперь она стала Мокрышевой. И перешла работать в СК Гефест http://www.gefest.ru/team_Mokrysheva.asp
Теперь Гефесту пиздец.
Tags: ВСК, военно-страховая компания, надежда кулакова, страхование
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments