interes2012 (interes2012) wrote,
interes2012
interes2012

Category:

Моя война: Убивая время в Ираке - часть 19 (+21) конец

Мой командир отряда позвал всех нас и попросил прочитать наши награды ARCOM [Army Commendation Medal], чтобы убедиться, что вся информация верна и что они правильно написали наши имена. Конечно, они злоебуче перепутали и записали меня в сертификат как рядового первого класса. (Я специалист E-4.) Боже, ненавижу это слово Рядовой. Читая текст награды, я заметил серьезную ошибку и указал на нее командиру своей команды. «Эй, сержант, они облажались!». Он сказал: «Что такое, Баззелл?». Я показал ему сертификат и указал на ту часть, в которой говорилось: «перенес эти невзгоды без жалоб». «Сержант, это совершенно неправильно, я всё время жаловался». «Я знаю, Баззелл, я знаю…».

Не делай этого! (Don’t Do It!)

Утром перед церемонией я пошел в холл, чтобы выпить кофе и немного позавтракать. Впереди меня в очереди, входящей в столовую, должно быть, был кто-то важный, потому что, как только он вошел в столовую, кто-то крикнул: «DEFAC !! ВНИМАНИЕ!!» [Автор исковеркал слово – dining facility, DFAC - Столовая]. Я попытался посмотреть, кто этот парень и в каком звании он был, потому что я никогда не видел, чтобы кто-то так обращал внимание в столовой, но я не мог считать его регалии. Он, должно быть, был большой шишкой. Потом я узнал, что он генерал.
В 9.00 мы все выстроились в автопарке. Рекрутинговый унтер-офицер вышел и сказал: «Все вы, ребята, которые повторно включены в список, будут повторно включены в список генералом». Я видел, как горстка бедных тупых ублюдков вышла из строя ради этого. Одним из них был сержант Хоррокс, человек, который с гордостью вернулся в театр еще на 4 года. Я хотел крикнуть: «Не делай этого!» так же, как кто-то может крикнуть: «Я возражаю!» на свадьбе, которая, как они знали, закончится катастрофой, но я знал сержанта. Хорроксу нравилось это Джи-ай-дерьмо, и ему нравилась его работа, и, честно говоря, я не мог себе представить, чтобы он делал что-то ещё. Все повторносписочные, пара десятков, выстроились за трибуной, и генерал вошёл. Я не думаю, что генералы должны проходить тест полосой препятствий или проходить физтест, потому что у этого парня был весьма пузатый вид. Он вошел, и его первые слова были «Hooah, парни!». Все ответили без энтузиазма «Hooah». Не впечатленный, генерал сказал: «Я сказал Hooah, парни!». Потом все мы чуть громче сказали: «Hooah!».
Я невъебенно ненавижу слово «Hooah», я понятия не имею, что, черт возьми, значит Hooah. Этого слова нет даже в ебаном английском словаре. Это даже не ебаное слово. Отстой. Затем генерал произнес свою небольшую речь, на которую я почти не обратил внимания, и он упомянул 3 вещи, первые две, конечно, были связаны с офицерами, о том, какими великими лидерами они были, а третья вещь заключалась в том, насколько дисциплинированными, по его мнению, мы были, потому что когда он однажды пришел к нам, он заметил, что мы все чистим оружие вместо того, чтобы играть в карты перед миссией. Таким образом, все мы были хорошо дисциплинированными солдатами.
После выступления они вызвали всех ребят, которые были в повторном списке, и генерал принял примягу всех по новым спискам. Сержант Хоррокс выглядел чрезвычайно гордым, и мне было грустно из-за его повторного зачисления, но в то же время я очень гордился им, армии нужны хорошие солдаты, и он был одним из них. Я могу представить, как Sgt. Хоррокс делает карьеру в армии и однажды станет сумасшедшим сержантом по строевой подготовке в Форт-Беннинге, каким он всегда хотел быть. Затем генерал обошел всех и вручил каждому вновь присягнувшему солдату по монете. Конечно, когда это произошло, я посмотрел на Sgt. Хоррокса, и хотя в позиции внимания вы должны были оставаться твердыми как скала, он улыбался. Для его жизненного существования, монеты – большое дело. После этого генерал сказал «Hooah!» о Страйкерах, какие они были замечательные, затем вышел командир батальона, человек, у которого за плечами уже несколько войн, с микрофоном в руке. Он произнес хорошую двадцатиминутную речь. Сначала он рассказал нам, как он гордится нами и какую огромную работу мы проделали, а затем он рассказал нам всем, что теперь, когда мы все «пережили войну», нашим следующим шагом было «выжить в мире». Он объяснил нам, что многие вещи будут совершенно другими, когда мы вернемся домой, и он подчеркнул для всех нас, чтобы мы не делали ничего глупого, например, вождение в нетрезвом виде, выбивание дерьма из наших жен, а также не вмешивались в любые глупые кулачные потасовки. На протяжении всего выступления я продолжал оглядываться на солдат вокруг меня, и время от времени один из них физически кивал, соглашаясь с тем, что говорилось. Иногда речь была серьезной, а временами смешной. Это была подходящая речь, он подчеркнул безопасность и не хотел, чтобы в ближайшие пару дней или месяцев кто-нибудь умер. Потом он отпустил нас, и мы сплотились компанией для фото роты. Медик сделал снимок, и, конечно же, он не мог понять, как сделать снимок с помощью цифровой камеры, и это заняло у него пару секунд. Один из сержантов крикнул: «Поторопитесь! Это не ебаная операция на сердце!». Смех. Наконец он сделал пару фото. Когда нас отпустили, я пошел в центр MWR, чтобы попытаться проверить свою электронную почту. В конце концов я пошел в свой номер, чтобы собрать чемоданы для поездки на Чинуке в FOB Анаконда, где мы будем прохлаждаться следующие пару дней, пока наш самолет не увезет нас из этой ебаной дерьмовой дыры.

Lights, Camera, Catfish Air

Поздним вечером мы все сели в автобусы, чтобы нас сопроводили на аэродром в Camp Cooke, и как только мы добрались до аэродрома, мы все ждали, когда прилетят Чинуки из Catfish Air, подразделения Национальной гвардии из Миссисипи. Поднимитесь и отвезите нас на FOB Анаконда, что не так уж далеко. Пару дней, и мы прыгаем на C-130 в Кувейт, а оттуда мы все выезжали из театра и получали билет в один конец обратно в США.
Мы все ждали на аэродроме, разделенные мелками, расположенные в алфавитном порядке. Я подружился со Spc. Каллахан из-за такого расположения. Всякий раз, когда существовала формация или состав или что-то ещё в алфавитном порядке, мы всегда были рядом друг с другом. Мы все были очень взволнованы, желая убраться оттуда к черту, на самом деле, когда первые два Chinooks из Catfish Air появились, чтобы забрать первых солдат, все восторженно ликовали. Каллахан восторженно кричал: «ВУ-У-У !!! Catfish Air, детка!» Когда он это кричал, на его лице была широкая улыбка.
Вспышки фотоаппаратов начали исходить от солдат, которые вытаскивали свои цифровые фотоаппараты и делали снимки. Солдаты, работавшие на аэродроме, начали бегать и кричать: «НЕЛЬЗЯ ВСПЫШКАТЬ КАМЕРАМИ!». После пары пробежек настала наша очередь запрыгнуть на вертолет. Как только мы получили добро, чтобы прыгнуть, мы все схватили свои спортивные сумки, побежали на Чинуки и сели. Внутри было очень шумно, и я потерял беруши, поэтому достал пару окурков с просроченным сроком годности из карманов брюк и засунул их в уши. У всех внутри нашего Чинука, конечно же, были свои цифровые фотоаппараты, чтобы делать фотографии. Каллахан, сидевший рядом со мной, наклонился ко мне и крикнул: «Я не хочу быть расистом, но...». Тебе не нравится, когда люди начинают предложения так? «Вы когда-нибудь замечали, что всякий раз, когда «Джо» делает что-нибудь в армии, он превращается в японского туриста?». Это заставило меня рассмеяться. В этом утверждении так много правды.
Американцы, и особенно Голливуд, всегда высмеивают японцев за то, что они фотографируют всё, что они видят, когда отправляются в поездку, но, судя по тому, что я видел до сих пор в этой миссии, американские солдаты, когда они идут на войну, фотографируют всё. Они даже фотографируют во время перестрелок. Я тоже виновен в этом. Во время перестрелки в мечети в какой-то момент я вытащил цифровую камеру и снял несколько боевых кадров себя в заднем люке воздушной охраны под именем «Pfc. Pointz на заднем плане хреначит из 50-го калибра, бросая свинец в мечеть». В начале развертывания почти ни у кого из солдат не было цифровых фотоаппаратов, почти все использовали одноразовые фотоаппараты, но как только мы добрались до Мосула, люди начали покупать цифровые фотоаппараты, и в мгновение ока у каждого солдата была цифровая камера. На PX они также продавали крошечные цифровые видеокамеры менее чем за 400 долларов. Она была размером с пачку сигарет, и многие солдаты снимали действия во время рейдов и миссий, привязывая одну из этих вещей к своим шлемам. Во время этой войны у каждого солдата, которого я знал, у которого была цифровая камера, также был портативный компьютер, и почти у каждого солдата, у которого был портативный компьютер, была программа, которая позволяла вам редактировать и создавать свои собственные домашние фильмы. В каждом линейном отделении моего взвода было то, что называлось боевым видео. Один человек в каждом отряде, обычно самый компьютерно грамотный, ходил вокруг и собирал все фотографии и цифровые записи, которые он мог найти у всех в отряде и во взводе, а затем загружал все это на свой компьютер, и там он редактировал их все в цифровом виде, используя всевозможные крутые техники редактирования и спецэффекты, дублировал классную музыку из кинофильма и создавал военный фильм. Конечно, это создало жесткую конкуренцию между всеми отрядами, поскольку каждый отряд пытался снять лучший видеоролик о личном составе для того, чтобы похвастаться. Некоторые из видео, которые я видел, снятые солдатами, примерно так же хороши, как и все, что я видел у Spike Jonze [он же Adam Spiegel – американский кинорежиссёр, сценарист и продюсер]. Почти каждый солдат в моем взводе шёл домой с видео, в котором они снялись.

Mortar-rita-ville [Резиденция Минометной Риты]

Мы в FOB Анаконда, которую солдаты прозвали FOB «Mortar-rita-ville». Мы останемся здесь в течение следующих 2 дней, пока нас не посадят на C-130, и мы не полетим в Кувейт, проведем там пару дней, а затем оттуда полетим домой. Конец начала.
Нам пришлось садиться в автобусы до аэропорта Кувейта в полной комплектации (бронежилеты, оружие, шлем), что немного неуклюже, потому что уровень угрозы там был почти нулевым. Мы выехали около полуночи в аэропорт. Когда автобусы наконец добрались до аэропорта, они припарковались и позволили всем нам выйти, чтобы мы могли помочиться в этом поле. Когда я писал, я смотрела на кувейтскую башню. Прошел год с тех пор, как я увидел это, и, надеюсь, мне больше никогда не придется видеть это или что-либо ещё на Ближнем Востоке. Когда я закончил ссать и выкурил пару иракских сигарет, вызывающих рак, нас всех заставили сесть в автобусы. Как только я сел на свое место, я начал падать от истощения. Я спал и просыпался, и с закрытыми глазами я услышал, как кто-то зашел в автобус и крикнул: «В этом автобусе есть Колби Баззелл?». Это разбудило меня. Затем все сказали ему, что Баззелл в этом автобусе, и указали на меня. Я сидел как бы сзади. Затем он сказал: «Хватай свое дерьмо, командный сержант-майор хочет видеть тебя в самолете прямо сейчас». Когда я выходил из автобуса, гадая: «Что за херня происходит?», люди комментировали, что меня арестовали, что меня ждёт военная полиция. Я подумал, что у меня проблемы (снова), и / или он хотел меня за что-то разжаловать. Кто знает?
Когда я сел в самолет гражданской авиалинии, сержант сказал мне, что пилот хочет со мной встретиться и что он большой поклонник моего сайта. Я про себя подумал – ни хуя себе. Затем я встретил пилота самолета, он был классным парнем, он сказал, что он большой поклонник, и он задал мне пару вопросов о блоге и о моих планах, когда я выйду. Мы немного поговорили, и он сказал мне, что он из Сан-Франциско, что было круто. Затем он пригласил меня в кабину, чтобы познакомиться с другими пилотами, и сфотографировал меня в районе кабины. Я совсем этого не ожидал, поэтому был шокирован. Затем пилот сказал мне, что я могу сесть в первом классе прямо в первом ряду. Круто! Так что я сел в первом ряду самолета, что сильно меня нервировало, потому что я всего лишь пешка E-4 в пехоте, а в первом классе сидели только высшее руководство и офицеры. Весь трехместный ряд был в моем распоряжении. В средней части сидел майор, и я старался не смотреть на него, потому что не хотел, чтобы он задавался вопросом, что, черт возьми, делает E-4, сидя здесь. Я начал чувствовать себя некомфортно из-за всего этого, поэтому я повернулся, посмотрел в глаза своему первому сержанту и посмотрел на него так: «Какого черта я делаю здесь, сидя здесь, это нормально?». Первый сержант сказал мне оставаться на месте, и что все в порядке, и даже пошутил: «Ты знаешь, единственная причина, по которой мы позволяем тебе сидеть здесь - это то, что мы хотим, чтобы ты хорошо смотрелся в своей книге».
Мы остановились на пару часов в Германии, которая была очень холодной. Я тусовался в отделении для курящих, которое находилось снаружи, и, конечно, все подходили ко мне и спрашивали, почему Command Sergeant Major [главный сержант-майор] хочет видеть меня в самолете, все думали, что у меня проблемы или что-то ещё. Я сказал им, что это произошло потому, что пилот самолета был поклонником сайта и хотел встретиться со мной, показать мне кабину и сфотографировать меня. Хоррокс тогда аж споткнулся об это и сказал: «Вау, это безумие! Я никогда раньше не знал никого, кто был бы знаменит!». Я сказал ему прекратить это дерьмо, а затем начал шутить о том, что сижу в первом классе, и сказал им, что я вроде как обожрался Grey Poupon [марка цельнозерновой горчицы] и прекрасным вином, которые они там подают, и я спросил их, каково было сидеть в автобусных креслах. Затем я почувствовал себя плохо, когда мне сказали, что это ужасный отстой и что все они были упакованы, как сардины. Перед отъездом из Германии я зашел в туалетную кабинку и проверил, нет ли надписи «CB11B – IRAQ – 13NOV03 - ????» и то, что я написал год назад, все ещё висело на стене. Хотите верьте, хотите нет, но так и было. У меня не было ручки, поэтому я не мог указать дату окончания.
Затем мы все погрузились обратно в самолет (я всё ещё сидел в первом классе) и вылетели в Бангор, штат Мэн, США, нашу последнюю остановку перед тем, как наконец приземлиться на авиабазе McChord, расположенной в непосредственной близости от Форт-Льюиса. Я снова почувствовал усталость, поэтому заснул на пару часов. Когда я проснулся, они транслировали новый фильм о Человеке-пауке. У меня не было настроения подключать наушники и смотреть фильм, я не большой поклонник Человека-паука и был слишком взволнован, что наконец вернусь домой. Я вспомнил волнение, которое я испытал во время полета в Ирак. Теперь это все совершенно вне моей системы. Как я уже сказал, я никогда не хочу возвращаться в Ирак. Я счастлив вернуться домой навсегда и больше никогда не слышать, как над моей головой пролетает РПГ. Я огляделся, и все, казалось, тоже чувствовали это. Если бы это был фильм, то у них был бы парень, сидящий в самолете на обратном пути в мир, смотрящий в окно, возможно, с песней Green Day «Time of Your Life», играющей на заднем плане, и он размышляет о войне, обо всех его друзьях, которых он потерял, обо всех мертвых телах, которые он видел, и обо всех переживаниях, которые изменили его жизнь, и о прозрениях, через которые он прошел, и о многом другом, но мне казалось, что все было наоборот. На самом деле я вообще не думал об Ираке, на самом деле мне казалось, что меня там никогда не было. Единственное, о чем я думал, это о том, чтобы выпить Гиннеса в закопченном баре, поехать на шоу Social Distortion через пару недель в Сиэтле, пообщаться с женой и просто расслабиться. Возможно, проведя последний год в аду, я смог бы немного больше оценить рай, но тогда кто знает. Насколько я знаю, рай, в который я собираюсь попасть, может стать адом, и я это скоро узнаю.
Когда мы вернемся, моё время в армии истечет, и как только самолет коснется земли на авиабазе McChord, я перестану работать, уберусь к черту как можно скорее и никогда не оглянусь назад. По крайней мере, я скрестил пальцы на спусковом крючке на это. В армии я оставлен в неактивном резерве еще на 6 лет, что в значительной степени означает, что меня можно призвать в армию, так что есть очень небольшая вероятность того, что меня могут просто снова вызвать воевать в какой-нибудь другой кишащей террористами помойке. Особенно, если северные корейцы когда-нибудь сойдут с ума от соджу [soju - традиционный корейский алкогольный напиток. Объёмная доля спирта может составлять от 13 % до 45 %] и начнут кидать в нас ядерное оружие, тогда я действительно охуею. Если мне когда-нибудь позвонят и скажут: «Здравствуйте, мистер Баззелл, это армия Соединенных Штатов, чтобы поздравить вас с возвращением на действительную службу!», клянусь богом, я скажу: «Чувак, я слишком обкурен прямо сейчас, чтобы разговаривать с тобой, подожди. Вот, поговори с моим бойфрендом по жизни Стиви и расскажи ему именно то, что ты мне только что сказал, но сделай это быстро, потому что мы с ним собираемся заняться любовью друг с другом прямо сейчас, когда эти таблетки экстази, которые мы глотнули, начинают действовать».
Единственное, на что я действительно способен прямо сейчас, когда я ухожу из армии, в возрасте 28 лет и не имея диплома колледжа – это ввод данных и / или стрельба из полностью автоматического пулемета M240 Bravo. Поскольку я не перестраиваюсь на новую службу и ни один из известных мне работодателей не ищет пулеметчиков M240, это как бы сужает мои возможности. Но после того, как я в течение года в Ираке охотился за несогласными силами с 27,6-фунтовым пулеметом M240 Bravo, как, черт возьми, я могу вернуться к вводу данных? Временная работа? Услуги парковщика? Или любую «нормальную» работу, если на то пошло? Например, представьте, как начальник кричит на меня за опоздание на работу на 5 минут или говорит, что я недостаточно улыбаюсь клиентам. Я, вероятно, в конечном итоге сделаю то, что делают большинство ветеринаров, когда выйдут из школы, а именно использую свой GI Bill [билль США, определяющий льготы ветеранов боевых действий], чтобы вернуться в школу. Если в школе не получится, думаю, в FedEx всегда найдется работа. И если это не сработает, думаю, теперь я могу написать слово «Ветеран» после слова «Бездомный» на своей картонке. Но опять же, если мне когда-нибудь позвонит командир батальона и скажет, что он собирает всех из второго взвода роты Браво 1/23 INF вместе, чтобы они пошли «Наказать достойных» за последний бой томагавка там, в Ираке, и что он собирался идти впереди, и все идут, и они снова нуждаются во мне в качестве пулеметчика M240 Bravo, я, вероятно, сказал бы ему: «Это хороший повтор, сэр, давайте прокатимся». Адское да.

Благодарности
Спасибо всем, кто помог сделать эту книгу возможной, особенно моему рекрутеру. Без вашей помощи ничего бы этого не произошло.

[Колби повезло - 21 декабря 2004 года 14 американских солдат, 4 гражданина США, а также 4 иракских солдата союзнических войск были убиты в результате нападения на обеденный зал на передовой оперативной базе Марез рядом с главным военным аэродром США в Мосуле. 72 человека были ранены в результате нападения террориста-смертника в жилете со взрывчаткой и в униформе иракских служб безопасности. За несколько недель до нападения солдаты базы перехватили документ, в котором упоминалось предложение о массовом нападении типа «Бейрут» на американские силы. Террорист-смертник был 24-летним мужчиной из Мосула, который проработал на базе 2 месяца

8 ноября 2004 года в Мосуле началась битва - боевики проводили скоординированные атаки и засады, пытаясь захватить город. В тот день подразделения 1-го батальона 24-го пехотного полка , известного как «Двойка четверка», сражались с повстанцами в районе кольцевой развязки Ярмук, в центре западного Мосула. Бой длился весь день, и повстанцы проявили решимость и согласованность действий. 3-й батальон 21-го пехотного полка, известный как «Гимлет» на севере, был обстрелян из минометов, в то время как повстанцы атаковали с запада, востока и юга огнем из стрелкового оружия, гранатометов и пулеметов. Как свидетельство интенсивности боев в тот день, взвод из 30 человек (2-й PLT) 1-го батальона 24-го пехотного полка Bravo Co. потерял 9 человек, а 2 из их 4 машин Stryker оказались непригодными после обстрела из гранатометов и пулеметов.
В тот день ударные вертолеты Kiowa Warrior уничтожили несколько технических машин.
9 ноября 2004 г. майор армии и старший сержант ВВС погибли в результате обстрела из гранатомета и минометного обстрела передовой оперативной базы «Храбрость» в Мосуле.
10 ноября 2004 года сотни боевиков наводнили улицы города. Они начали нападать на иракские силы безопасности и на следующий день перехватили инициативу.
11 ноября боевики захватили одно отделение полиции и разрушили еще два. Они ворвались в арсенал станций и раздавали оружие и бронежилеты. Силы иракской полиции были захвачены в течение нескольких часов, рассредоточены и дезертировали с уличных боев. И снова солдаты из "Двойка Четыре" на западной стороне города и Гимлет на восточной стороне города вступили в бой с противником. На этот раз компания «Браво», «Двойка-четыре» была расположена к западу от кольцевой развязки «Ярмук», поскольку компания «Альфа» и другие элементы из «Двойки-четверки» на востоке двинулись на запад. Самолеты сбрасывали бомбы JDAM, в то время как пехотинцы внизу дрались от дома к дому и удерживали свои позиции от атак повстанцев и минометных обстрелов. Специалист Томас К. Дёрфлингер из компании «Браво» 1-24 был убит выстрелом в голову снайпером. Посмертно награжден Бронзовой звездой.
До конца ночи повстанческим силам удалось захватить один из 5 мостов через реку Тигр, прежде чем американцы взяли под контроль остальные четыре.
12 ноября повстанческие подкрепления прибыли в город в пикапах и других транспортных средствах. Нападению подверглись еще 9 полицейских участков - один было разрушен, а остальные захвачены. Штаб-квартира Курдской демократической партии также подверглась нападению и была сожжена дотла. Затем боевики проследовали к зданиям Патриотического союза Курдистана. Встревоженные атаками, пешмерга [«те , кто лицом к смерти» - вооруженные силы автономного Курдистана в Ираке] установили на крыше тяжелый пулемет, и 12 пешмерга отбили десятки, если не сотни повстанцев, пока 600 других пешмерга не достигли места происшествия и не смогли лишить повстанцев контроля над поселениями курдов в восточном районе Мосула. Тем не менее повстанцам удалось взять под контроль всю западную арабскую часть города. Пешмерга направила еще 2000 боевиков в Мосул в ответ на запрос министерства обороны Ирака, чтобы остановить наступление повстанцев. ВВС США начали кампанию бомбардировок позиций повстанцев в городе, которая продолжалась до следующего дня. Одной из пораженных целей оказалось кладбище.
К 13 ноября повстанцы взяли под свой контроль две трети города. Они начали выслеживать членов новых иракских сил безопасности и публично казнить их, обычно обезглавливанием. 1-й батальон 5-го пехотного полка 25-й пехотной дивизии США был отвлечен от атаки на Фаллуджу, чтобы помочь вернуть город. Также для оказания помощи были вызваны 300 членов иракской национальной гвардии с сирийской границы, иракский батальон спецназа из Багдада и ряд курдских бойцов пешмерга. Все открытые операционные базы США в Мосуле сохранены.
14 ноября боевики захватили еще 2 полицейских участка, но их силы покинули один, а дом губернатора провинции Найнава был сожжен. Однако благодаря полковнику Джеймсу Х. Коффману и иракским спецназовцам полицейский участок, известный как Four West, был спасен. За свои действия в тот день полковник James H. Coffman Jr. Джеймс Х. Коффман младший был награжден Крестом за выдающиеся заслуги. Примерно в 10:30 14 ноября полковник Коффман двинулся с силами быстрого реагирования коммандос (QRF), чтобы усилить взвод коммандос, подвергшийся нападению в полицейском участке Four West в Мосуле. Когда QRF приблизился к осажденному взводу, он попал под интенсивный огонь из реактивных гранатометов, минометов, пулеметов и АК-47 со стороны крупных повстанческих сил. В течение следующих 4 часов противник неоднократно атаковал позиции коммандос, иногда достигая кульминации в 20 метрах от местоположения полковника Коффмана. Поскольку все офицеры коммандос, кроме одного, были убиты или серьезно ранены в результате первоначального вражеского огня, полковник Коффман проявил поистине вдохновляющее руководство, сплотив коммандос и организовав поспешную оборону, пытаясь вызвать подкрепление по радио в штаб-квартиру. Под шквальным огнем он переходил от коммандос к коммандос, отдавая им приказы жестами. В какой-то момент вражеская пуля сломала ведущую руку полковника Коффмана и вывела его винтовку M4 из строя. Перевязав руку, полковник Коффман подбирал АК-47 у раненых коммандос и стрелял другой рукой, пока у автоматов не закончились боеприпасы. С помощью одного оставшегося офицера коммандос полковник Коффман перераспределил боеприпасы среди неповрежденных коммандос. Через 4 часа после начала боя прибыл второй отряд коммандос, и полковник Коффман провел их на свою позицию. Вскоре после этого прибыли ударные вертолеты, за которыми последовал второй взвод Outlaws of Charlie Company 3/21 INF. Полковник Коффман использовал иракское радио для нанесения ударов с воздуха, в то время как «Преступники» атаковали повстанцев в окружающих зданиях, получив огонь из стрелкового оружия и гранатомета. Наблюдая за эвакуацией нескольких десятков раненых коммандос, полковник Коффман повел подразделение размером с отделение к 4-му Западному иракскому полицейскому участку, в 50 метрах впереди «Страйкеров», чтобы установить контакт с коммандос, всё ещё находящимися на станции. После того, как они соединились, «Страйкеры» двинулись вперед, и ударные вертолеты поразили здания, занятые противником, после чего полковник Коффман вернулся на свою исходную позицию, где он был эвакуирован вместе с ранеными иракскими коммандос. В ходе ожесточенного четырехчасового боя 12 коммандос были убиты и 42 ранены. 25 противников были убиты, многие десятки ранены.
16 ноября американским войскам удалось прорваться через мост, контролируемый повстанцами, и отобрать северную, восточную и южную части города. Американцы сообщили, что они не встретили сопротивления, хотя 3 из 10 полицейских участков были сожжены в результате вывода повстанческих сил. К позднему вечеру город был частично защищен 25-м пехотным полком. Город, как и любая его часть, никогда не находился в руках повстанцев.
В течение следующих 3 недель по всему городу были обнаружены 76 тел казненных иракских солдат. 18 американских военнослужащих были убиты и еще 170 ранены, 31 сотрудник иракских сил безопасности был убит, а также 9 курдских бойцов пешмерга (фактическое количество неизвестно). Приблизительно 600 боевиков были убиты, а также 5 мирных жителей, один южноафриканский подрядчик службы безопасности и один турецкий водитель грузовика. Фактические цифры потерь остаются неизвестными.
1-я бригада 25-й пехотной дивизии (боевая группа бригады «Страйкер») находилась в городе самостоятельно до тех пор, пока они не смогли снова усилить присутствие иракской полиции и иракских военных.]

Оглавление

Моя война: Убивая время в Ираке https://interes2012.livejournal.com/264603.html
Женитьба https://interes2012.livejournal.com/264830.html
Форт-Льюис https://interes2012.livejournal.com/265023.html
Правила ведения боя https://interes2012.livejournal.com/265282.html
Вечеринка https://interes2012.livejournal.com/265720.html
Самарра https://interes2012.livejournal.com/265936.html
Мосул https://interes2012.livejournal.com/266017.html
Мечеть https://interes2012.livejournal.com/266331.html
FOB Marez https://interes2012.livejournal.com/266713.html
Книги https://interes2012.livejournal.com/266968.html
Bravo Victor https://interes2012.livejournal.com/267028.html
СВУ https://interes2012.livejournal.com/267298.html
МАГАЗИН ЛИКЕРОВ https://interes2012.livejournal.com/267736.html
Битва в Мосуле https://interes2012.livejournal.com/267814.html
FOB https://interes2012.livejournal.com/268050.html
Операция Черный Тайфун https://interes2012.livejournal.com/268289.html
Отпуск https://interes2012.livejournal.com/268599.html
Интервью с иракцем https://interes2012.livejournal.com/268857.html
конец https://interes2012.livejournal.com/269060.html
Tags: bravo company, buzzell, colby, gunner, iraq, killing time in iraq, m240, marez, mosul, my war, rules of engagement, samarra, stryker, us army, war, Баззелл, Иракская свобода, Колби, Марез, Мосул, Моя война, Операция, РПГ, СВУ, Самарра, Страйкер, Убивая время в Ираке, американский солдат, армия США, блог, военные мемуары, война, джихад, ирак, иракцы, исламисты, книга, мемуары, пехотинец, пулемет, пулеметчик, ракеты TOW, свобода, солдат
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments