interes2012 (interes2012) wrote,
interes2012
interes2012

Categories:

Моя война: Убивая время в Ираке - часть 2 (+21)

Поэтому я проигнорировал совет отца и упаковал все свои личные вещи (пластинки, скейтборд, одежду) в огромный чемодан Goodfellas моей Chevy Impala 65 года выпуска (мой друг однажды назвал багажник моего Chevrolet чемоданом Goodfellas, потому что он мог вместить как минимум три трупа), и я проехал весь путь до Лос-Анджелеса по шоссе I-5, и там я провел следующие пару лет своей жизни. Я купил эту «Импалу» на деньги, которые я скопил, работая на трех работах: клерком в ипотечной компании в течение рабочей недели, в компании «Игрушки R» по ночам, а по выходным я водил пассажирский фургон в какой-то риэлтерской компании. До того как я устроился клерком, я работал в пункте проката автомобилей, мыл и чистил машины.
Однажды во время работы некая милая женщина зашла со своим маленьким сыном, чтобы зарезервировать пару пассажирских микроавтобусов на выходные. Её сын сразу узнал меня и поздоровался, а затем указал своей матери, что знает, кто я, из его молодежной церковной группы, где я некоторое время назад был волонтером. Я играл с детьми и тому подобное. Его мама, думая, что я, вероятно, был хорошим мальчиком-христианином, который любил играть с детьми и проводить свободное время в местных церквях, предложила мне поработать на выходных, возить людей по домам, которые продает ее компания. Она сказала, что за эту работу будут платить 150 долларов в день, и это будет работа на выходных. Поэтому я устроился на эту работу и никогда не говорил ей, что был волонтером в церкви её ребенка, потому что это было частью моей общественной работы по решению суда за обвинение в нападении и избиении.
Я прожил в Лос-Анджелесе пару лет, а затем переехал в Кливленд, штат Огайо, где выросла моя Джулия, моя девушка в то время. Я познакомился с ней несколько лет назад в Нью-Йорке, где провел лето после школы. Мы поддерживали связь, и когда я переехал в Лос-Анджелес, она переехала туда со мной, но она ненавидела всё в Лос-Анджелесе и хотела переехать в Нью-Йорк, поэтому мы провели зиму в Кливленде, где жили на квартире её отца – бесплатно, накопили денег, а потом переехали в Бруклин. Затем случилось 11 сентября. Я потерял работу неделю назад, и мне было практически невозможно найти работу в Нью-Йорке, после того что случилось. Абсолютно никто не нанимал. Поэтому мы с Джулией решили, что нам обоим лучше разойтись и отдохнуть друг от друга. Я переехал домой, в дом моих родителей, и жил там около месяца, пока не нашел себе квартиру в Сан-Франциско.
Мой отец на самом деле называет мое поколение «поколением бумерангов», потому что кажется, что каждый раз, когда кто-то из детей выходит из дома и мир надирает ему задницу, он незадолго до этого возвращается домой. Бум доткомов закончился, и после того, как все доткомеры ушли, единственное, что осталось в Сан-Франциско - это свободные квартиры. Фактически, если вы ездили по городу, казалось, что у каждого дома викторианского стиля был вывешен знак «Сдается» снаружи, что для меня было хорошим знаком. В 2003 году я жил в маленькой комнатке в районе Ричмонд в Сан-Франциско в отреставрированном викторианском доме у парка Золотые Ворота. Это было немного. Типа, это не было чем-то, где MTV Cribs будет устраивать шоу, но я был очень доволен этим. Моя комната состояла из матраса, который лежал на полу рядом с беспроводным телевизором, который также стоял на полу, рядом с парой украденных пластиковых ящиков для молока, используемых как импровизированная книжная полка, а в углу у меня был компьютер Macintosh. на стильном столе из Икеи, который я купил примерно за 60 долларов.
Сразу после того, как я подписался на пунктирной линии, на MEPS поднял руку и дал клятву, что буду защищать Конституцию Соединенных Штатов от врагов, как иностранных, так и внутренних, я закончил аренду своей квартиры, уволился с работы и вернулся. Домой в родительский дом на пару месяцев, где арендная плата была бесплатной, еда была бесплатной, и у них было кабельное телевидение, роскошь, которой я никогда не имел бы в одиночестве. На самом деле, некоторое время назад, у меня однажды было кабельное, когда я жил в Лос-Анджелесе, но они отключили его примерно через 2 месяца, когда я перестал оплачивать счет из-за лени. Еще одним дополнительным преимуществом проживания в доме моих родителей был, конечно, скейт-парк, который город построил в тот самый момент, когда я наконец переехал, что было через пару жалких лет после того, как я окончил среднюю школу. Всё время, пока я рос там, мне негде было кататься на коньках, поэтому я катался по большей части в местах, на которых были таблички с надписью «Скейтбординг запрещен».

История моей жизни.

Моя мама очень смутилась, увидев, как я катаюсь в этом парке. Она думала, что 26 лет было слишком старым для скейтборда, хотя все парни, которых я боготворил – Джей Адамс, Марк Гонсалес и Дуэйн Питерс, и это лишь некоторые из них – были намного старше меня, и они все еще катались. Но моя мама этого не допустила. Она опровергала это тем, что они были профи, а я просто подражатель и бездельник без работы и будущего. Увидев, как все соседские дети поступают в колледж и годами слушали гордое хвастовство своих родителей, мою маму совершенно не интересовала моя способность к разрушению. Но ей действительно понравилась моя идея пойти в армию. На самом деле ей очень понравилась эта идея, и она не могла дождаться, когда я пойду на базовую подготовку. Я думаю, это произошло потому, что она думала, что это будет отличной расплатой за все годы головной боли, которые я вызывал у нее в детстве, и что сержанты-инструкторы на начальных курсах будут проводить со мной полевые занятия и тренировать меня с некоторой столь необходимой дисциплиной и что армия приведет мою задницу в форму. И, надеюсь, после этого я наконец-то наберусь ума, «вырасту» выше пределов скейт-парка, и, возможно, даже в конечном итоге стану ответственным взрослым, вроде моего отца. Это то, кем моя мать, как бы она ни старалась, никогда не могла заставить меня стать. Вы присоединились к армии из-за этого, почему??
Я вовсе не потому записывался в армию, что я был уроженцем пригорода и страдал от собственной нищеты или чего-то подобного, и я не потому пошел в армию, что после 11 сентября был психически травмирован. Я присоединился, потому что, как говорят в старых рекрутинговых рекламных роликах, я хотел «Быть всем, кем ты можешь быть», и что более важно - «Это не просто работа, это приключение». Меня тошнило от того, что я живу в забвении, где каждый ебаный день был такой же ебаной херней, как и накануне, и той же ебаной рутиной день за днем. Жрать, срать, работать, спать, повторять. В то время я не видел выхода из этого.
Мне было почти 25, и я всё ещё понятия не имел, что, черт возьми, я хочу с собой делать. Я был слишком стар для колледжа, и даже если бы я хотел вернуться в колледж, меня не интересовало то, чему меня учили, и я боялся, что если я не сделаю что-нибудь быстро, я, вероятно, буду проводить остаток своей жизни, занимаясь вводом данных. Я подумал, что если я пойду в армию, это может быть быстрым решением моих проблем, это добавит некоторого волнения в мою жизнь и в то же время даст мне ощущение, что я наконец-то сделал что-то с собой. А кто знает? Поездка на Ближний Восток может стать настоящим приключением.

Сейчас ты в армии

DEPARTMENT OF THE ARMY (ДЕПАРТАМЕНТ АРМИИ)
Рота Браво, 1-й батальон, 50-й пехотный полк (Bravo Company, 1st Battalion, 50th Infantry Regiment)
Учебная пехотная бригада армии США
Форт Беннинг, Джорджия 31905-5710
15 ноября 02
ПИСЬМО: Родителям солдат роты Браво
1-50-е ТЕМА: Информация о семье

Родителям ____________ От имени командира 1-го батальона 50-го пехотного полка и персонала роты Браво, я хотел бы сообщить вам, что ваш солдат благополучно прибыл в Форт Беннинг. В настоящее время он проходит обучение, чтобы стать пехотинцем армии США в лучшей армии мира. Я также хотел бы поблагодарить вас за поддержку, которую вы окажете своему любимому человеку в течение следующих 14 недель тяжелых тренировок. В ближайшие пару недель ваш солдат познакомится с процессом Солдатизации. Это превращение из гражданского в пехотинца, готового сражаться и побеждать в войнах нашей страны. Ваш солдат обнаружит, что следующие 14 недель будут сильно отличаться от всего, что он делал раньше. Наш персонал чрезвычайно профессионален, и безопасность вашего любимого человека превыше всего. Вы можете быть уверены, что о нем заботятся 24 часа в сутки, 7 дней в неделю.
В течение следующих 14 недель тренировок ваш любимый человек испытает стресс. Лучшее лекарство от этого - получать из дома позитивные и веселые письма. Если по какой-либо причине вам необходимо сообщить близкому человеку о несчастном случае, обратитесь в местное отделение Красного Креста, и они сообщат мне об этом.

Я могу вспомнить только 2 раза, когда я сомневался в армии. Один раз был в Ираке, когда я определенно думал, что меня убьют, а другой раз был моим первым днем базовой подготовки. В первый день базовой подготовки они повели нас к нашим казармам центра обработки, где нам всем было приказано сформировать строй. Перед нами была огромная куча вещевых сумок, каждая из которых принадлежала другому рядовому. Затем вышли сержанты-инструкторы, все в круглой коричневой шляпе Медведя Смоки, и сказали нам, что у нас есть что-то около 4 минут, чтобы найти наши вещевые сумки, что было невыполнимой задачей, но мы все бегали вокруг и попытался выполнить эту задачу. Это был полный хаос. Все это время сержанты-инструкторы бегали вокруг, кричали во все уши, и в хаосе, который пытался найти мою спортивную сумку, я случайно наткнулся на сержанта по строевой подготовке и случайно сбил его шляпу с его головы. Вполне возможно, что это худший грех, который может совершить рядовой на начальном этапе обучения. Я вроде как крупный парень, пью молоко, поднимаю тяжести, около 6 футов, 210 фунтов веса, и этот сержант-инструктор схватил меня за грудь обеими руками, поднял с земли и начал громко кричать на меня, о том как я был неправ, что сбил его шляпу с его головы.
Я никогда раньше не видел, чтобы на меня так злились. Затем он отбросил меня назад, и я приземлился на спину, что сбило меня с толку. Пока я изо всех сил пытался встать, он продолжал орать мне в лицо, выкрикивая разные вещи, и я помню, как лежал на земле, пытался отдышаться и смотрел на капеллана, который просто ходил вокруг, наблюдая за всем этим с ухмылкой на лице, я сразу понял, что даже бог не может мне сейчас помочь. После того, как мы предприняли несколько попыток собрать все наши вещевые сумки менее чем за 4 минуты, они отправили нас в отсеки наших казарм, где сержанты-инструкторы провели следующие несколько часов, выкуривая из нас дерьмо. (В армии «курение» - это форма корректирующей тренировки, выполняемая физическими пытками - отжимания, приседания, удары ногой, низкое ползание и т.д. - до мышечного отказа и / или физического истощения, когда человек становится «закопченным»). Пара рядовых в моем взводе фактически не выдержала и в первый же день начала плакать. Наконец сержант-инструктор заставил нас всех встать в очередь перед нашими двухъярусными кроватями. Я помню, как смотрел на всех парней, которые стояли в очереди передо мной, и у каждого из них было такое испуганное выражение лица, как будто он только что понял, что только что совершил самую большую ошибку в своей жизни. У меня было такое же лицо. Затем наш сержант по строевой подготовке захотел узнать, почему мы присоединились к его любимой армии.
Он попросил всех нас поднять руку, если мы вступили в армию, чтобы служить своей стране. Я не поднял руки. Лишь несколько рядовых из моего взвода подняли руки на это. Я надеялся, что следующий вопрос будет «Кто пошел в армию, чтобы стать убийцей?», так что я мог поднять руку и заняться делом «дай-мне-увидеть-свое-боевое лицо», но вместо этого сержант по строевой подготовке спокойно спросил всех нас, сколько из нас записалось из-за денег для колледжа. Я опять держал руку опущенной, но на удивление горстка людей подняла руки. Чувак, это пиздецки неправильный ответ. Этот опрос привел к тому, что сержант-инструктор впал в безумную тотальную ярость. Ругаясь и крича, он орал, чтобы мы все упали мордами в пол и начали отжиматься. Пока мы отжимались, по нашим лицам стекал пот, и он кричал нам в уши о том, как ему противно, насколько непатриотично это поколение, и как каждый из нас должен был поднять руку, когда его спросили, можем ли мы присоединится, чтобы служить нашей стране. Вы даже не захотите знать, что сержант по строевой подготовке сделал с нами позже в тот день, когда он попросил всех нас спеть «The Star-Spangled Banner» [гимн США], и были люди (парни из Восточного Лос-Анджелеса), которые не знали ни одного слова из этой песни и понятия не имели, что это за, черт возьми, «Усеянное звездами знамя».
Поскольку мой контракт длился всего 24 месяца, мой вербовщик не мог гарантировать, что я займу слот в 101-й воздушно-десантной дивизии (для гарантии вы должны записаться на трех- или четырехлетний контракт). Но он заверил меня, что попасть в 101-ю было легко, всё, что мне нужно было сделать, когда я добрался до Форт-Беннинга – это попросить 101-ю на этом листе мечты, который они дадут вам в центре обработки, в котором спрашивается, в какие подразделения вы хотите. В центре обработки нам всем вручили этот лист мечты, и я, конечно, указал 101-ю как свой выбор номер один в месте службы. Это враньё. Когда мой сержант по строевой подготовке назвал моё имя и передал мне приказ присоединиться к бригаде Страйкер, базирующейся в Форт-Льюисе, штат Вашингтон, я был вне себя от горя. Я подумал, что это за херня? Форт ебаный Льюис? В то время я был до смерти настроен на то, чтобы оказаться в том же подразделении, в котором когда-то был мой любимчик Джими Хендрикс, в легендарной 101-й воздушно-десантной дивизии. Отряд с богатой боевой историей и опытом и, что самое главное, пригодный для развертывания. Это означает, что была очень высока вероятность того, что Кричащие Орлы собирались встретиться с судьбой в ближайшем будущем. Почти все в моем взводе на начальном этапе получали приказы в Корею, и каждый солдат, подписавший двухлетний контракт (я), получал приказ в Форт-Льюис. В то время ребята из моего взвода говорили мне, что бригада «Страйкер» в Форт-Льюисе – это экспериментальное подразделение, которое невозможно развернуть.
Так что мои шансы поехать за границу и однажды рассказать своим внукам о том, что я провел войну, надирая террористам задницу с открытым затвором, были почти нулевыми, что большинство рациональных людей могли бы посчитать хорошей вещью. Я совершенно не хотел иметь с этим ничего общего – я присоединился к армии Соединенных Штатов по одной причине: я хотел, чтобы это было побегом от временной работы, кабинетов и ввода данных, а во-вторых, я хотел испытать на себе жало битвы и испытать вблизи и лично боевое развертывание за границей. Мне не хотелось, чтобы мои непослушные внуки спрашивали меня: «Дедушка, где ты был во время войны в Ираке?» и я говорю: «О, я был занят временной работой и вводом данных за 12 долларов в час».
На следующий день после того, как я получил приказ о развертывании в Форт-Льюисе, я воспользовался политикой открытых дверей моего сержанта по строевой подготовке и, имея приказ, постучал в его дверь. Он выглядел рассерженным, но зарычал, призывая меня войти, что я и сделал. С этим равнодушным взглядом сержанта-инструктора он спросил меня: «Какого черта вам нужно, рядовой?». Я был при полном параде, и это была моя последняя надежда. «Сержант-инструктор, я призван в бригаду Страйкер в Форт-Льюис, Вашингтон. Это неразвертываемое подразделение, и я спрашиваю, могу ли я изменить свои приказы на развертываемое подразделение, которое отправляется в Ирак, например, 101-ю воздушно-десантную дивизию». Мой Сержант-инструктор, который был ветераном «Бури в пустыне», посмотрел на меня в замешательстве, как будто я был сумасшедшим или каким-то дерьмом, и сказал: «Ты хочешь быть в развертывании, а?». «Роджер, Сержант-инструктор, поэтому я пошел в армию». Он подумал об этом на секунду и сказал: «Послушай, я ничего не могу сделать прямо сейчас, чтобы изменить ваши назначения, уже слишком поздно, всё высечено в камне, но только потому, что Форт-Льюис сейчас неразвертываемый отряд, не означают, что он навсегда останется неразвертываемым юнитом. Дерьмо можно поменять в любой момент. Я бы не был уверен, что они надолго останутся неразвернутыми подразделениями. На самом деле, держу пари, что всё изменится». Он не лгал.

Дом, милый дом

После окончания базовой подготовки я улетел обратно в Калифорнию и останавился в доме родителей на 2 недели отпуска. Вернувшись домой, я первым делом схватил скейтборд и пошел в скейт-парк. Моя мама действительно хотела написать письмо моим сержант-инструкторам, в котором говорилось, что она думает, что они недостаточно хорошо справились со мной, и что, насколько она могла видеть, я совсем не изменился. На второй или третий день дома я спал на диване в гостиной, пока мама готовила на кухне, когда мой младший брат зашел в дом, чтобы посмотреть, как у меня дела. Я спал на диване, потому что накануне вечером я настолько растерялся, что, когда пришел домой, мне не хотелось подниматься по лестнице в свою комнату, поэтому я просто припарковался на диване в гостиной и развалился там. Он спросил меня, какова базовая подготовка, и начал задавать кучу вопросов о том, на что был похож этот опыт, когда моя мама больше не могла этого терпеть, и она полностью вышла из себя и начала кричать на меня из кухни: «Послушайте его!! Он ещё бомж!!! Армия его ничему не научила!!! 12 часов, а он еще спит!!». И она продолжала и продолжала жаловаться на беспорядок в моей комнате, на мое отстойное отношение, на то, что я оставляю унитаз поднятым, что я слишком много пью, что я не делаю никаких дел по дому, и так далее…. и я просто посмотрел на своего брата и сказал: «Ты видишь, как мамаша сейчас орёт на меня, это именно то, на что была похожа базовая подготовка».

Родной город рекрутинга

Несмотря на то, что я не помню, чтобы добровольно участвовал в программе помощи в подборе персонала в родном городе, мне было приказано это сделать. Вербовка в родном городе – это когда вы возвращаетесь к своему вербовщику и пытаетесь завербовать всех своих друзей в армию, и вы пару дней тусуетесь в военкомате в своей униформе класса А и разговариваете с потенциальными рядовыми о том, как прекрасна армейская жизнь. Большинство парней, которые занимаются набором персонала в родном городе, просто приходят на пару часов, здороваются, а затем курят, но мой рекрутер на самом деле ожидал, что я буду каждый день ходить в ближайший торговый центр и младший колледж и рвать свою жопу, пытаясь нанять людей. Имейте в виду, что это Северная Калифорния, место, где «Угадайте, что? В следующем году я слежу за хиппи-группой Phish! » получает гораздо меньшую реакцию шока, чем «Угадайте, что? Я пошёл в армию на следующие 2 года своей жизни!».
Абсолютно и совершенно смущенному, мне пришлось прогуляться по соседнему младшему колледжу в своей уродливой солено-зеленой форме класса А, украшенной двумя бесплатными лентами (армейская служба и национальная оборона), со стопкой открыток «Армия одного» и попытаться получить номера телефонов и контактную информацию возможных рекрутов. На самом деле у меня была квота, которую я должен был выполнять каждый день, если я хотел вернуться домой; он хотел, чтобы я получал 5 телефонных номеров в день. Какой мудак. Так что в первый же день я записал кучу фальшивых цифр - мне помогли несколько фигуристов, которых я встретил на стоянке колледжа Diablo Valley Junior, и наполнил их фальшивой информацией. Я подошел к ним и рассказал о своей сделке, что мой рекрутер заставил меня сделать это, и они помогли мне и заполнили карточки ложной информацией.
На следующий день мой рекрутер спросил: «Эй, все те номера, которые ты мне дал, были подделкой. Ты сам их заполнил?». Затем я объяснил ему, что дети, от которых я получил номера, не слишком серьезно относились к вступлению, поэтому они могли дать фальшивые номера. Я ненавидел ходить по этому колледжу, который был расположен недалеко от города, в котором я вырос. Я до смерти боялся столкнуться с кем-то, с кем учился в старшей школе. Как в тот раз в Лос-Анджелесе, когда я был парнем по доставке цветов, мне пришлось доставить композиции цветов в женское общество в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе, и девушкой из женского общества, которая открыла дверь, была цыпочка, с которой я ходил в среднюю школу. Я почувствовал, что у меня сразу же появилась большая буква L на лбу, как будто я мог точно сказать, о чем она думала, когда увидела меня: «Боже мой! Разве тебе не нравится Колби Баззелл? Ого, круто, теперь ты разносчик цветов! Круто!». Так что не круто. Поэтому я старался оставаться ниже травы, пока гулял по кампусу.
В то время Америка только что закончила надирать задницу талибам в Афганистане, и теперь мы готовились перебросить огонь на Ирак, и прямо сейчас весь кампус выглядел как Калифорнийский университет в Беркли шестидесятых, полностью украшенный целой кучей бодрости – антивоенные баннеры и плакаты в стиле ралли с надписью «Нет больше расистской войны за нефть» и «Нет крови за нефть» в цветах радуги с нарисованными вокруг них букетами цветов и символами мира. И у многих учеников колледжа, которые проходили мимо меня по пути в класс, были модные антивоенные значки на лацканах рубашек. И я понял, что все эти декоративные плакаты и значки, которые, возможно, были сделаны, чтобы сделать что-то вроде, я не знаю, типа положить конец войне, были абсолютно бессмысленными и примерно такими же тупыми, как мои хождения по кампусу в своей армейской форме, в попытке завербовать этих людей.

Вегас, детка, Вегас!

Как говорят в армии, если вы женаты, то уже не будете, когда вы покинете армию, а если вы пришли холостым, то тоже не будете холостым, когда вы покинете армию. Я никогда не думал, что когда-нибудь женюсь, но, думаю, все изменилось, когда я пошел в армию. BAH (Basic Allowance for Housing - Базовое пособие на жилье) – это деньги, которые армия дает вам, и которые позволяют вам и вашей жене жить в квартире за пределами военной части, если вы решите не жить в шикарном бесплатном армейском комплексе (это шутка), которое армия предоставляет на территории В/Ч. Зайдите в любую военную часть, и вы увидите то же самое: женатые офицеры и генералы живут в красивых домах в хороших кварталах, а рядовые – в дерьмовых жилищах, которые делают любой район Секции 8 похожим на Беверли-Хиллз. Зарплата рядового E-2, проработавшего в армии менее 2 лет, составляет 1337,70 долларов в месяц. Это намного меньше, чем то, сколько я зарабатывал, когда был штатским, но если вы подсчитаете все льготы, без арендной платы и бесплатной еды, это будет 1337,70 долларов прямой прибыли, поэтому это было намного больше, чем то, что я зарабатывал до жизни в армии. Мой рекрутер сказал мне, что я буду зарабатывать как минимум 1337,70 долларов в месяц. Первые пару чеков, которые я получил от армии, когда я проходил базовую подготовку, были меньше ста долларов, фактически первая зарплата, которую я получил, была меньше 50 долларов. По сей день я не понимаю, почему первые пару зарплат на начальном этапе были такими крошечными. Если бы не BAH, мы с женой, наверное, сейчас не поженились бы. Мы с Джулией почти расстались до того, как я пошел в армию, но мы все ещё поддерживали связь, несмотря на то, что были порознь и жили на разных концах страны. Когда я сказал ей, что собираюсь в армию, она на удивление поддержала мое решение. Думаю, ей понравилась идея, что у меня будет постоянная работа в течение следующих нескольких лет, чего я никогда не мог делать, когда жил с ней. Мы говорили о том, чтобы навсегда соединиться вместе, поэтому я рассказал ей все о BAH и о том, как это работает, и намекнул ей, что если мы собираемся быть вместе надолго, мы могли бы с таким же успехом пожениться, и я сэкономлю все деньги BAH для нас, так что, когда я выйду из армии, у нас будет хороший задел, чтобы начать все сначала. Поэтому она согласилась выйти замуж. Я даже предложил разделить деньги BAH в качестве благодарности, но она неожиданно отказалась. У нее была хорошая работа, которая хорошо оплачивалась, и она переживала этот финансово-независимый период, через который, похоже, хотят пройти все женщины, переезжающие в Нью-Йорк, поэтому она сказала мне, что ей не нужны дополнительные деньги. После того, как моя работа по найму в родном городе подошла к концу (слава богу), я попросил моего брата подвезти меня до аэропорта Окленда. Я сказал брату и родителям, что провожу выходные в Лос-Анджелесе, чтобы пообщаться со старыми друзьями, хотя на самом деле я летел в Вегас, чтобы жениться. Я должен был сохранить всю историю брака OPSEC [Operations security – отслеживание утечки критической информации], потому что не хотел им это объяснять. (Мои родители до сих пор не знают, что я женат). Мы оба приземлились в аэропорту Вегаса примерно в одно время и сели на такси до Caesars Palace, где Джулия забронировала для нас комнату.
Мы играли в азартные игры и праздношатались, а на следующий день мы пошли в здание суда и стали ждать вместе со всеми другими неудачниками, которые женились и нуждались в разрешении на брак. Прямо перед тем, как мы получили разрешение на брак, я посмотрел на Джулию и сказал: «Ты уверена, что хочешь это сделать?». И она сказала: «Конечно, почему бы и нет». Так что мы заплатили 25 баксов за лицензию на брак и катались по Вегасу в поисках классной часовни, в которой можно было бы пожениться. На Джулии был этот очень сексуальный белый сарафан в стиле пятидесятых, а я в брэндах старой школы – в Dickies, Vans, и в толстовке с капюшоном от журнала Thrasher. Я был полностью за свадьбу в стиле Элвиса, но Джулия хотела просто покончить с этим, поэтому мы выбрали свадебную часовню в центре Лас-Вегаса и подъехали к окну в нашем арендованном за 20 долларов автомобиле, и заказали свадьбу номер один с через боковое окно.

Пора идти

В взятой напрокат машине был CD-плеер, и, поскольку у меня была пара компакт-дисков, я спросил её, не хочет ли она выйти замуж за Guns N ’Roses «Appetite for Destruction» или Slayer’s Reign in Blood. Она закатила глаза и выбрала Slayer. (Она ненавидит Guns N ’Roses, и она знает, что я люблю Slayer). Я сказал, что хорошо, но я могу выбрать песню, поэтому я поставил трек «Angel of Death». У нас не было времени или денег (по крайней мере, у меня не было), чтобы купить настоящие обручальные кольца, поэтому вместо этого мы использовали мое базовое тренировочное кольцо и старое серебряное старинное кольцо, которое принадлежало Джулии, чтобы выйти замуж. Кольцо базового обучения – это кольцо, которое вы можете купить примерно за сотню долларов на базовом тренинге, которое похоже на классное кольцо из средней школы. Священник, пожилой мужчина в очках в металлической оправе, высунул голову из окна, произнес всю свою священную речь перед нами, и следующее, что вы знаете, 15 марта 2003 года мы поженились. Джулии пришлось вернуться в аэропорт почти сразу после свадьбы, потому что рейс в Нью-Йорк был через пару часов, а на следующее утро у неё была работа, поэтому после того, как мы сказали «Я согласен» и обменялись кольцами в арендованной машине, я высадил её в аэропорту, и мы попрощались. Я, наверное, единственный парень на этой планете, который не переспал в первую брачную ночь, но, как бы то ни было, для меня это не имело значения. Я был женат на девушке, которую любил. Надеюсь, во второй раз у нас всё получится. На следующий день я сел на автобус компании Greyhound и вернулся в дом моих родителей в Северной Калифорнии, а через пару дней после этого я сел в самолет до Сиэтла, а там на автобус до Форт-Льюис, штат Вашингтон.

Добро пожаловать в Форт Льюис (Welcome to Fort Lewis)

Первое, что я заметил в Форт-Льюисе в свой первый день – это не захватывающий вид на гору Rainier, а на парк для скейтбордов, расположенный на территории части. Когда я впервые это увидел, я помню, как подумал: «Черт, да! Скейт-парк на военном посту?!». Насколько плохой могла быть армейская жизнь? Может быть, мой вербовщик был прав, когда расписывал армию как отпуск в Club Med со всевозможными забавными внеклассными мероприятиями и льготами. Я не катался по скейт-парку так часто, как хотел, потому что Форт-Льюис расположен практически посреди тропического леса, и дождь шёл почти каждый день, когда я был там. В мой первый день там шёл дождь, а в день моего отъезда шёл дождь, а в промежутках между ними почти каждый день. И то, что скейт-парк находился на открытом воздухе, не помогло. Таким образом, это было бессмысленно.
Tags: bravo company, buzzell, colby, gunner, iraq, killing time in iraq, m240, marez, mosul, my war, rules of engagement, samarra, stryker, us army, war, Баззелл, Иракская свобода, Колби, Марез, Мосул, Моя война, Самарра, Страйкер, Убивая время в Ираке, американский солдат, армия США, блог, военные мемуары, война, джихад, ирак, иракцы, исламисты, книга, мемуары, пехотинец, пулемет, пулеметчик, ракеты TOW, свобода, солдат
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments