interes2012 (interes2012) wrote,
interes2012
interes2012

Categories:

Operation Dark Heart / Операция «Темное Сердце» - часть 10

13
«СЕРДЦЕ ТЬМЫ» (THE “HEART OF DARKNESS”)

Я большой поклонник фильмов. Один из 10 моих любимых фильмов - «Апокалипсис сегодня» по роману Джозефа Конрада «Сердце тьмы». Действие фильма происходит во Вьетнаме. В нем рассказывается история капитана армии Бенджамина Уилларда, которого играет Мартин Шин, которого отправляют в джунгли, чтобы убить полковника спецназа Уолтера Курца, которого играет Марлон Брандо. Курц ушел в самоволку и считается сумасшедшим. Я впервые увидел его в Лиссабоне, и, хотя в детстве я не понял сути фильма, за исключением того факта, что это был реалистичный и визуально потрясающий фильм о войне, он мне запомнился.
Теперь я понял.
В фильме атмосфера мрачнеет, когда лодка Уилларда плывет вверх по вымышленной реке Нунг, а одержимость Уилларда Курцем усиливается. В фильме рассказывается о путешествии Уилларда через сюрреалистический мир войны и откровений, как будто я оказался в центре Афганистана. Число параллелей между войной во Вьетнаме и нашими усилиями в Афганистане росло. Страшные параллели.
Я подумал о потрясающих вещах, которые показал нам иностранный аналитик. Отель Аль-Каида. Я думал о путешествии Уилларда вверх по реке в «самое сердце тьмы». Может, нам нужно что-то сделать, чтобы добраться до этих парней там, где они жили; удаленный район, который Курц называл своим домом, был так же далек, как и Вана.
Операция «Темное сердце». Вот что это будет.
В течение следующих 24 часов я наметил вот это: долгосрочная операция по дестабилизации талибов и «Аль-Каеды» и снижению их способности к восстановлению и обучению.
Я не могу вдаваться в подробности, кроме как сказать, что мы планировали знать всё, что там происходило.
Я многое узнал о Талибане с тех пор, как приехал в страну. Они были уязвимы – и не только в военном отношении. Они были сосредоточены на восстановлении своей экстремальной формы шариата или исламского права по всему Афганистану, но их партнеры по преступности, Аль-Каеда, имели более широкую и глобальную повестку дня – борьбу с США и их союзниками и свержение дружественных Западу режимов в странах Средней Азии.
Мы можем использовать это против них.
В этот момент я яростно печатал. Нам нужно было достичь трех целей.
Во-первых, повысить уровень разведки из отеля «Аль-Каида» в Ване, проводя тактические операции.
Во-вторых, понять всё, что там происходит, настолько подробно, чтобы мы могли планировать смелые психологические операции. Использовать разные амбиции Талибана и Аль-Каеды и связанных с ними террористических организаций. Сеять смуту и враждебность среди их руководителей, отправляя анонимные ночные письма в пакистанских деревнях, известных как опорные пункты Талибана и Аль-Каиды. Чтобы запугать их и повлиять на них, нам нужно было двигаться как тени, чтобы разрушить их замыслы и заставить бояться за свое собственное смертное существование. Мы должны были перестать смотреть на их действия через призму нашей культуры и вместо этого смотреть на них их глазами, и мы должны были довести это до их уровня. Настроить их друг против друга. Использовать их мистицизм, их страх перед плохими предзнаменованиями, их одержимость всем, что связано с аллахом, их глубокий страх, что аллах будет недоволен ими – и попытаться найти способ укрепиться в этом. Убейте одного и растворитесь в воздухе. Убейте другого и исчезните. Идея заключалась в том, чтобы заставить их так беспокоиться о собственном выживании в Пакистане, чтобы у них не было времени или возможности сосредоточиться на Афганистане.
В-третьих, как только мы вселим страх в их сердца и получим достаточно информации из отеля «Аль-Каеда», уничтожим её и переместимся в следующее известное убежище Талибана. В ещё два – севернее и южнее. Продолжать эту стратегию до тех пор, пока «Аль-Каида» или «Талибан» не потеряют жизнеспособность для восстановления или перевооружения. Мы бы добились «функционального поражения».
Однако для этого мы должны были быть готовы провести трансграничные операции в Пакистане, используя возможности подпольного спецназа. Правительство Пакистана не имело права об этом знать. Потому что, как только Паки узнают, узнает и Талибан. Кроме того, паки очень болезненно относились к вторжениям США в их страну, и технически нам разрешалось пересекать границу с Пакистаном только в том случае, если мы «по горячим следам» преследовали цель.
Таким образом, нам нужно было проявить творческий подход к тому авторитету, который у нас есть, и сделать то, что было тактически и стратегически необходимо, чтобы сохранить импульс, достигнутый нами в Mountain Viper.
Мы победили талибов на юге, прежде чем они смогли вернуть Кандагар, и мы сильно их побили, но мы также знали, что пока у них есть безопасное убежище в Пакистане, в которое они могут отступить, они восстановятся, станут сильнее и вернутся. Нам пришлось нанести удар в их сердце тьмы. Получите их там, где они живут. Уберите их безопасность, их способность планировать и проводить операции.
24 часа спустя у меня был план. Я откинулся на спинку стула и перечитал. Это может сработать. Нет, это сработает.
Если политика не помешает.
Мы с Дейвом отправились с конвоем в Кабул. Оказавшись там, ребята из TAREX отправились заниматься своим делом, а мы с Дейвом нашли Джима Брэди в Ariana, чтобы обсудить операцию и получить его поддержку, прежде чем мы отправимся к генералу Вайнсу и передадим ему план.
Я знал Джима много лет. Он был самым эффективным оператором Службу обороны HUMINT. Джим был близким другом, которого я знал еще со времен работы в INSCOM [INSCOM – The United States Army Intelligence and Security Command – Командование разведки и безопасности армии США] в конце 1980-х. Он был соучастником многих моих прошлых тайных операций – официальных и неофициальных. Он очень хорошо умел получать информацию от людей и каким-то образом умел делать всё так, что руководство не раздражалось. Ему сходило с рук то, что никогда бы не простили мне.
Кроме того, он был хорошим другом. В последний раз я видел Джима в день предполагаемой свадьбы 3 месяца назад, когда мы с Риной расстались. Он собирался быть моим шафером и попал в эмоциональную сцену в нашем доме. Тогда его магия подействовала на меня.
Для встречи в «Ариане» была оборудована небольшая комната. В период расцвета отеля это, вероятно, была стойка регистрации на 2 этаже отеля. Вокруг были разбросаны стулья с высокими спинками, подобные тем, что в английской усадьбе 18-го века – следы британских колоний, которые всё ещё оставались в этой разрушенной столице. Я разговаривал с Джимом по телефону, нажимая кнопку, чтобы перейти на секретный уровень, давая ему представление о том, о чём мы хотели с ним поговорить. Он казался взволнованным тем, что центр тяжести смещается, поскольку они не достигли большого прогресса в своей собственной оперативной группе 5, но он ещё не слышал подробностей.
Он ждал нас. «Привет, брат, рад тебя видеть», - сказал он, когда мы вошли, и мы обняли друг друга.
«Мне нравится эспаньолка».
«Твое лицо похоже на задницу ребенка», - сказал я ему. «Где твоя чертова борода?». С зачесанными назад волосами и гладкими чертами лица он выглядел как Алек Болдуин из «The Departed», где Болдуин играл капитана полиции Бостона.
«У меня вместо бороды всегда получается детский пух», - сказал он с ухмылкой.
«Может, когда твои яички упадут, проблема разрешится сама собой», - пошутил я.
«Эй, когда я видел тебя в последний раз, твои яички были довольно высоко» - засмеялся он.
«Ты привел меня туда», - сказал я. «Кстати о яичках, вот Дэйв Кристенсон [Дэйв Вейдинг в другой версии книги]. Он офицер разведки. Он глава NSA здесь, в стране». Дэйв выстрелил в меня раздраженным взглядом и пожал Джиму руку.
«Тони высоко отзывается о тебе, - сказал Дэйв Джиму.
«Да, хорошо, я знаю, где находится его стол в Кларендоне [адрес DIA – 3100 Clarendon Boulevard].. Он знает, что я намажу его суперклеем, если он не скажет хороших слов», - сказал Джим.
Каждый из нас схватил стул и мы сели полукругом.
«У нас есть концепция, о которой я хочу поговорить с вами», - сказал я Джиму.
«И я хочу поговорить с вами о некоторых вещах, которые мы хотим сделать в Баграме, которые потребуют вашего одобрения», - сказал он.
«Хорошо, сначала ты», - сказал я.
«Мы хотим попасть в BCP [Пункт сбора Баграм]», - сказал он. «Мы думаем, что у одного из задержанных был доступ к одному из HVT, за которым мы следим в оперативной группе 5».
Поскольку я возглавлял оперативный отдел HUMINT в Афганистане, ему пришлось обратиться ко мне, чтобы попасть в BCP.
«Я не часто там бываю, но могу предоставить вам доступ», - сказал я. «Все, что вам нужно, мы вам предоставим. Что у тебя на уме?».
Джим проинформировал меня о творческой концепции получения информации о плохих парнях. Она включала превращение заключенных в двойных агентов, убеждая их вернуться и шпионить за плохими парнями. Почти как операции контрразведки.
Я был впечатлен. Это было разумно и законно.
«Это здорово», - сказал я. «Я позову Лизу, нашего оператора, чтобы она тебя отвела».
Благосклонный жест сделан. Теперь была моя очередь.
«Что у тебя есть для меня?» - хотел он знать.
Я откинулся на спинку стула, положив руки на затылок, и посмотрел ему прямо в глаза.
«Операция «Темное сердце»».
Он пронзительно рассмеялся. «В самом деле? Неужели Джефф Мерфи стал изгоем и создаёт собственную армию из соплеменников? Когда я видел его в последний раз, он возвращался к истокам».
«Что-то вроде этого», - сказал я, оставив пока при себе шутку про Мерфи [Йорк - в другой версии книги] - одного из моих любимых полковников. «Ты знаешь про Вана?»
«Мои ребята прошли через это. Не самое приятное место».
«Нам нужно вернуться туда». Я проинформировал его о разведданных, а затем о концепции операций.
Джим наклонился вперед, положив руки на колени, и внимательно прислушался. Когда я закончил, он на мгновение задумался.
«Вот так», - подумал я.
Наше первое препятствие.
«Отлично», - сказал он наконец. «Мы в деле. Это даст нам доступ к HVT, которых мы хотим получить. Даже если наши конкретные ребята не в Ване, это многообещающее начало для понимания их приходов и уходов».
Это было беспроигрышным для нас обоих. Это была бы победа для оперативной группы 5, потому что они получали возможность обмениваться информацией о HVT, а также возможность убить или захватить их, и это дало бы оперативной группе 180 реальную возможность снизить эффективность убежищ по восстановлению сил и планированию операциё. Он было попадание в самое сердце обеих проблем.
Джим пообещал отправить одну из своих команд в течение суток для проведения первоначальной разведки Ваны и порекомендовал нам собраться в Убежище в Кабуле, для брифинга о том, что они обнаружили, и обсуждения дальнейших действий.
«Джим, я оставлю эту информацию тебе для изучения», - сказал Дэйв, передавая пачку бумаги – копии ключевой информации.
«Удачи с этим». Я посмотрел на Дэйва. «Сначала ему нужно научиться читать».
«Эй, тут есть фотографии», - сказал Джим, листая пачку. «Я разберусь». Он предложил, чтобы мы оба проинформировали Рэнди «Big Red» Гувера о концепции, и я согласился. Гувер был начальником тайного отряда DIA в Кабуле и руководил там убежищем. Это также дало нам возможность смотреть кабельное телевидение и спать – хотя бы одну ночь – в настоящих кроватях.
Джим отправил своего парня снять комнату в Ване с возможностью прямого визуального наблюдения за территорией отеля «Аль-Каеда». В течение 10 дней у нас был подробный отчет о первой разведке.
Это будет сложная многогранная операция. Мы будем использовать изображения Национального агентства изображений и картографии.
Разведка, чтобы определить операционную осуществимость, будет продолжаться в течение 30 дней. Пока всё выглядело хорошо, но в конечном итоге нам всё ещё нужно было получить оперативное разрешение от генерала Вайнса, командира Объединенной оперативной группы 180.
Я опирался на свой опыт руководства теневыми подразделением специального назначения Министерства обороны США, которое включало наступательные операции, направленные на стратегические цели, такие как определенные страны, а также транснациональные цели, такие как Аль-Каеда. Некоторые из этих операций были настолько конфиденциальными и успешными, а данные разведки настолько уникальными, что мы не могли поместить их в какую-либо базу данных или передать их в электронном виде. Я проинформировал о них директора ЦРУ Джорджа Тенета. В первый раз он был в шоке. Он посмотрел на моих начальников – генерал-лейтенанта Пэта Хьюза, директора DIA и директора операций DIA, генерал-майора Боба Хардинга – и сказал: «Черт возьми. Вы, ребята, делаете это?»
Они усмехнулись. Не каждый день вы ловите директора ЦРУ [DCI – Director of the Central Intelligence Agency] врасплох – в хорошем смысле.
Опять же, это всё было в другой половине мира и много лет назад.
После нашей встречи Рэнди и колонна из двух машин отвезёт нас в Убежище. Мы с Дэйвом надели наши «хаджи-шляпы» - афганские шляпы с плоским верхом, которые носят местные жители, чтобы мы могли выглядеть в профиль, как любой другой фургон с местными жителями.
Операторы АСВ проводили операции по старинке. Они рассредоточились по Афганистану, создавая афганские шпионские сети, которые предоставили нам важную информацию о передвижениях Талибана и Аль-Каеды. Возглавлял их подполковник Рэнди «Большой Рэд» Гувер.
Билл Уилсон сказал, что получил известие, что DIA хочет, чтобы я держался подальше от Дома. Руководство DIA всегда опасалось, что я каким-то образом «возьму на себя ответственность» и уйду в своем собственном направлении, если мне будет предоставлена хотя бы половина шанса. Или что-то вроде того. Рич и Рэнди полностью не согласились с этим, и у меня было открытое приглашение на посещения в любое время.
Были споры о том, сможет ли Убежище для оперативной группы 5 провести операцию и как долго мы сможем скрывать это от ЦРУ, потому что им нельзя было доверять, так как они передали бы информацию своим источникам в Пакистане, поскольку ЦРУ считало эту страну своей личной территорией.. Мы собирались сделать это как операцию по Титуле 10, которая по закону не требовала координации ЦРУ, но из вежливости мы должны были уведомить их в какой-то момент. Рэнди каждый день встречался с начальником станции Джейкобом Уокером.
«Мне будет сложно скрыть это», - сказал Рэнди.
«Как ты думаешь, сколько всего нам сойдет с рук, если мы не сказажем об этом?» - спросил я его.
«В тот момент, когда мы начнем координировать свои действия, CIA узнает и задаст несколько сложных вопросов».
«Хорошо, я могу держать это в секрете, пока мы не приблизимся к активному исполнению», - заверил я его. «Дэйв может держать это подальше от радара».
Рэнди сказал мне, что благодаря нашему успеху в Mountain Viper, Джейкоб Уокер обратился к Лэнгли с просьбой передать ему под контроль всю Службу обороны HUMINT.
«Ты, должно быть, шутишь», - сказал я. Я мог интерпретировать этот шаг только как профессиональную ревность.
«Нет», - сказал он. «Джейкоб направил запрос в Лэнгли, утверждая, что это будет способствовать лучшей интеграции усилий по сбору данных внутри страны».
«Они не были очень успешными, и я думаю, что знаю почему», - сказал Рэнди.
«Я думаю, это потому, что они высокомерные и глухие», - сказал я, - «что у вас есть ещё?»
***********************************************************
«Я не шучу», - сказал Рэнди. «Когда Джейкоб отправляет своих ребят, они едут на 3 грузовиках – двух грузовиках с охраной и одном грузовике с оперативными сотрудниками. Они больше беспокоятся о защите оперативных сотрудников, чем о получении информации.
«Это многое объясняет», - сказал я. «По сути, они хотят нас, потому что мы делаем всю работу, и им достаётся награда».
«Я именно так на это смотрю», - сказал Рэнди.
«Вы говорили с Падро Варио (директором DIA по операциям в США) о том, что ЦРУ хочет взять на себя управление DIA HUMINT?»
«Да, Падро знает, что это произойдет, но, по крайней мере, он готов».
«Что ж», - сказал я, потянувшись за бутылкой воды, - «они хотят играть в это, основываясь на дружелюбии ЦРУ к ISI [Pakistani Directorate for Inter-Services Intelligence – пакистанское управление межведомственной разведки], но мы не хотим, чтобы они были вились вокруг нас».
Тут я объяснил Рэнди основную концепцию операций. Рэнди знал, что я выполнял аналогичную миссию, когда руководил оперативной группой Stratus Ivy. И тут он получил это сразу. Он широко улыбнулся и показал мне большой палец вверх.
«Это здорово», - сказал он. «Я в деле. Сообщите мне, что мы можем сделать». Затем он внимательно посмотрел на меня. «Проблема будет в Питере».
«Что ж, мы можем отложить его знание о миссии по внедрению», - сказал я. «Он действительно знает, что Вана представляет интерес из-за наличия там HVT, но поскольку это цель оперативной группы 5, мы просто поставим его в известность, не спрашивая разрешения».
Рэнди и Джим кивнули.
«Итак, мы договорились, что Джим возглавляет эту миссию», - сказал я.
«Договорились», - сказали они.
«Что мы можем сделать с общей приграничной территорией? Мы не знаем, насколько лояльна афганская пограничная полиция», - сказал я.
«Мы работаем над этим», - сказал Рэнди. «Асад (его оперативник-афганец) нанял одного из губернаторов округов, и это должно дать нам важную информацию».
Теперь, когда мы получили поддержку Рэнди, мы вернулись в Баграм, чтобы начать подготовку к концептуальному персональному брифингу для генерала Вайнса. Ему не нужно было одобрять операцию – пока не нужно. Ему просто нужно было знать об этом, чтобы мы могли начать. Утверждение, если мы его получим, придет позже, но сначала я должен был проинформировать полковника Негрл.
Мы с Дэйвом решили проинструктировать его после выступления LTC. После этого представители ФБР Джон Хейс и Тим Лудермилк, а также полковник Негро, остались, а представитель ЦРУ уехал. Дэйв смотрел, как он уходит из SCIF, чтобы убедиться, что он ушёл. Полковник Негро подозрительно посмотрел на нас.
«Что случилось, летуны?» он спросил.
«Сэр, у нас есть концепция трансграничных операций в Пакистане, которую мы передали вашим сотрудникам в печатном виде. Нам нужны ваше руководство и одобрение».
«Что у тебя есть?» - сказал он.
Дэйв и я представили ему 45-минутную концепцию операции, периодически оглядываясь через плечо, чтобы убедиться, что представитель ЦРУ больше не появился. Мы подробно описали организацию задачи, сроки, технологию и конечный результат операции «Темное сердце».
После этого полковник Негро широко улыбнулся нам, и мы с Дейвом с облегчением посмотрели друг на друга. Он получил это.
«Вы говорили об этом с полковником Бордманом?»
«Мы не сказали ни слова», - сказал я.
Полковник Негро на секунду задумался. «Что ж, генерал Вайнс должен это увидеть, и чем раньше, тем лучше».
«Мы согласны с этим», - сказал я, - «но если мы передадим это полковнику Бордману, он скажет «нет». И нам не нужно, чтобы старший офицер разведки стал проблемой в этой операции». Бордман любил копить информацию. Он считал, что все средства разведки в стране принадлежат ему, и мы считали, что наша задача – проводить операции – и достигать результатов, а не просто собирать разведданные.
Полковник Негро взглянул на Тима. «Каков календарь генерала Вайнса на следующие 2 дня?»
«Я уже проверил, и завтра у него окно на полтора часа. Около 10-00. Сразу после брифинга J2 [совещание старших офицеров штаба разведки]».
«Вы проверяли, где будет полковник Бордман?» - спросил полковник Негро. «Он должен быть в Кабуле».
Полковник Негро повернулся к нам. «Вы можете провести брифинг завтра?».
«Да. Легко», - сказал я. «Люди Дэйва сначала проинформируют нас о данных разведки. Я хотел бы провести брифинг по концепции и содержанию. Сэр, не могли бы вы вмешаться и попросить его дать указания, что делать? Я был бы признателен за это».
«Ты получишь это» - сказал полковник Негро. Он повернулся к Тиму. «Убедитесь, что вы включили брифинг LTC в расписание генерала Вайнса, и не указывайте имена инструкторов».
Мы нервничали из-за брифинга на следующий день, хотя мы только собирались посвятить генерала Вайнса в концепцию операции, демонстрируя ему, как она вписывается в его более крупную цель миссии в Афганистане, и получить от него указания по планированию для реализации. Это не было предназначено – пока что – для получения его одобрения. В конце концов, однако, он должен был поставить нам большой палец вверх или вниз.
На брифинге присутствовали Дэйв Кристенсон, Тим Лоудермилк, Джон Хейс, а также капитан Ноулз, ФБР и представители LTC из оперативной группы 5, и CJSOTF. Мы использовали комнату для видеоконференцсвязи. Она был меньше по размеру, но использовался для наиболее конфиденциальных инструктажей, потому что была наиболее безопасна – настолько надежна, насколько вы можете сделать палатку.
Генерал-майор Вайнс не был увядшей лилией. Седовласый, слегка лысеющий, но грубоватый, с проницательными глазами, которые, казалось, видели вас гасквозь, он служил в Панаме, в операции «Буря в пустыне» и 3 года в Сомали – а это вам не кекс испечь. Стоя рядом с ним, возникает чувство утонченной агрессивности. Многим военным не нравятся «призраки». Они знают – и мало заботятся о том, что мы делаем. Похоже, они считают нашу деятельность не джентльменской или что-то в этом роде, и им определенно не нравится, что мы часто не в форме. И всё же у меня было ощущение, что это ни черта не беспокоило Вайнса. Ему нужно было вести войну, несмотря на то, что говорил Пентагон.
Он всегда давал тебе знать, на чём он стоял и он верил, что ты делаешь хорошую работу. Он заработал прочную репутацию военного генерала, который всё больше и больше расходился с руководством Пентагона, которое хотело перейти от афганской войны к операциям по восстановлению. Хотя мы представляли ему концепцию, основанную на идее о том, что война еще не закончена и люди всё ещё умирают – неудобный факт для Вашингтона, одержимого войной в Ираке.
Мы встали, когда вошел генерал Вайнс, и он попросил нас сесть. Он оглядел комнату и поприветствовал полковника Негро с легким южным акцентом; он вырос в Алабаме.
«Хуан, что у тебя есть для меня?» - оживленно спросил он.
В своей типичной тихой манере полковник Негро доложил. «У нас есть концепция операций, которую мы хотим дать вам сегодня, которая позволит нам лучше проводить операции по наведению на лидеров-целей, одновременно поддерживая цели оперативной группы 180».
«Звучит хорошо. Поехали», - сказал генерал Вайнс.
С этими словами полковник Негро посмотрел на Дэйва. «Сэр, разведывательные данные, лежащие в основе этой операции, были обнаружены капитаном Мэри Ноулз, и она сначала кратко расскажет о разведданных, в которых она определила три ключевых центра операций Аль-Каеды и руководства Талибана в Пакистане. За ней последует концепция операций майора Шаффера».
Примерно 10 минут капитан Ноулз излагала генералу Вайнсу то, что она рассказала нам о Ване, указав это место на карте на плоском экране на стене. Он посмотрел на неё. «Так это согласуется с тем, что вы мне говорили о создании нескольких безопасных убежищ в Пакистане?».
Капитан Ноулз взглянула на Дэйва, затем снова на генерала, ожидая одобрения, чтобы сказать больше. «Да, генерал», - сказала она. «Хотя вы не видите их здесь, на этой карте», - сказала она, указывая на места к северу и югу от Ваны, «есть и другие важные убежища, которые мы теперь знаем».
Генерал Вайнс кивнул. «Благодарю, капитан. Отличный брифинг. Это улучшает мое понимание цели».
Мы все просидели секунд 30, пока она собрала свои записи и тихо ушла. Мне было жаль ее. Она никогда не узнает результатов своей работы. Полковник Негро коротко мне улыбнулся, когда я начал свое выступление.
Когда я встал, я понял, что был единственным человеком в комнате, не одетым в форму, и это меня на мгновение обеспокоило – я надеялся, что моя бородка, футболка для гольфа Nike и коричневые тактические штаны не повлияют на взгляд генерала на мой брифинг.
«Генерал», - начал я, - «как вы знаете, нам удалось объединить несколько разведывательных возможностей (возможности Службы обороны HUMINT с возможностями NSA) для Mountain Viper. Кроме того, эта концепция была согласована с Оперативной группой 5 и её персоналом для выполнения нескольких миссий в Пакистане. Генерал Вайнс кивнул. «Вы проделали отличную работу».
«Благодарю вас, сэр», - сказал я. Хорошо. Он был с нами в деле до сих пор. «Мы хотели бы продолжить эту концепцию в так называемой операции «Темное сердце».
Затем последовал подробный брифинг, который General Vines выслушал без комментариев. На это ушло около часа, каждый представитель кратко рассказал о роли своей организации в поддержке операции. Я дал задание организовать – кто чем будет заниматься – и указал, что ЦРУ не причастно.
На протяжении всего брифинга я поглядывал на него, пытаясь оценить его реакцию, но его лицо ничего не выражало. Черт. Что, если он не одобрил эту концепцию? Без этого мы были бы утопленниками, шедшими ко дну в проклятой воде.
После этого он некоторое время смотрел на нас, прежде чем заговорить. Затем он посадил нас обратно на стулья.
«Джентльмены», - сказал он, - «если вы хотели мое одобрение, вы его получили».
Мы уставились на него в шоке.
«Это потрясающе», - сказал он. «Это самая интегрированная вещь, что я видел с тех пор, как нахожусь в стране.»
Это было намного больше, чем мы ожидали. Он не только согласился с концепцией операции, но и дал нам добро на её выполнение.
Однако посреди моего облегчения был один аспект, который я хотел полностью прояснить – ЦРУ.
«Вы понимаете, что мы предлагаем сделать это без участия ЦРУ?», - сказал я генералу.
Заговорил полковник Негро. «Сэр, при всем уважении, мы считаем, что у нас есть законные полномочия, основанные на текущих руководящих принципах, для проведения операций в городах вдоль афгано-пакистанской границы без координации со стороны ЦРУ».
Здесь мы имели дело с разделением полномочий между ЦРУ и Министерством обороны. Поскольку Афганистан был зоной боевых действий, он подпадал под действие Раздела 10 Кодекса США, регулирующего вооруженные силы. Неопределенность заключалась в том, что мы будем проводить операции на пакистанской стороне границы, где ЦРУ считало, что оно имеет полномочия в соответствии с разделом 50 Кодекса США, который охватывает операции внешней разведки. Проведя большую часть своих операций в DIA в течение последних 10 лет, сочетая в себе полномочия по Разделу 10 и Разделу 50, я участвовал в политических дебатах о том, что на самом деле означает это различие. При необходимости успешно использовали Раздел 10. В некоторых случаях мы сообщали об этом директору Центральной разведки, но не запрашивали согласия, поэтому я чувствовал себя комфортно, работая в этой области на генерала Вайнса.
«Я понимаю», - сказал генерал Вайнс. Он быстро ушел от этого вопроса. «Дайте мне знать, когда будете готовы к реализации. Я хочу получать обновления каждые 30 дней. Понятно?»
Мы все кивнули, всё ещё находясь в лёгком шоке.
Он выдал нам хитрую улыбку.
Казалось, он говорил «Я доволен», но реализовывать нашу задумку будет нелегко.
«Что-нибудь еще для меня?» - спросил он.
Мы все посмотрели на полковника Негро, который отрицательно покачал головой. Генерал Вайнс встал. «Благодарю за брифинг. Хорошая работа. Двигайтесь дальше».
Мы всё стояли, пока он не ушёл, а затем рухнули на свои места. Я посмотрел на полковника Негро. «Я точно слышал то, что слышал?» - сказал я.
Полковник Негро просто улыбнулся. «Бордман будет очень недоволен этим».
«Да, и то же самое произойдет с одним начальником станции, когда он выяснит, что происходит», - сказал я.
Я посмотрел на представителя оперативной группы 5, лейтенанта флота, и попросил его передать Джиму комментарий генерала и приступить к выполнению первой части миссии.
Операции «Темное сердце» был дан старт. Вскоре после этого Кейт наконец собралась на массаж, в соответствии со своим желанием.
Я не совсем знал, чего ожидать. Я никогда раньше не делал массаж в зоне боевых действий, но я добыл немного крема для рук, ароматизированный цветами лотоса, который я собрал в отеле Roppongi Prince Hotel в Токио во время миссии в Японии, и решил, что он подойдет на роль массажного масла.
Каким-то чудом и при тщательном планировании вся команда DIA, с которой я жил в палатке, вообще освободила её на целый день, в связи с отсутствием в Баграме: Кен, проводящий расследование, был занят, делая отчет для ISAF, Грег ушел на передовую фронта, и работал с Рэем Моретти в Кандагаре, а Специальный Эд, Джек и Крис В. отправились в Убежище, чтобы забрать новую кровать Криса В.
Убежище было модернизировано новыми кроватями, и Рэнди сказал, что у них оказалась пара лишних, и хотел знать, нужны ли они нам. Я отказал ему. Я не собирался брать что-то, если это не будет у всей команды.
Крис В. так не считал и решил вернуть получить кровать. В конце концов, как шутили мы – он был офицером ВВС, а они типа не относятся к военным [в боевых пехотных подразделениях армии США ходит шутка, что если представитель Air Force случайно окажется в бою на земле, то ему надо посмотреть налево, посмотреть направо, найти любого пехотинца и отдать ему автомат и патроны]. Крис В. наслаждался Убежищем и проводил там столько времени, сколько мог. Согласитесь, кабельное телевидение, настоящая проточная вода, настоящая еда, приготовленная шеф-поваром, и отсутствие случайных ракет, запускаемых над вашей головой, были довольно привлекательными. Так что в тот день он взял Специального Эда и Джека в дом, чтобы принести двуспальную кровать и как-то втиснуть её в нашу палатку.
Накануне вечером, около 02-00, когда Кейт сидела со мной бок о бок, курила сигару и болтала, а её нога нежно касалась моей – это было одно из маленьких проявлений флирта. Это было долгожданное прикосновение.
Я, наконец, не мог больше сдерживаться и наклонился в её направлении, пока мой рот не оказался примерно в двух дюймах от ее уха. Шепотом я сказал ей, что она сможет получить массаж после ночной смены.
«Как ты это устроишь?» - тихо спросила она, когда я рассказал ей о моих отсутствующих товарищах по палатке. Она положила руку мне на правую ногу и наклонилась, чтобы прошептать это мне на ухо. Её голова все ещё прижималась к моему телу, и я прошептал в ответ: «Я оперативный сотрудник. Я перемещаю вещи. Я смог переместить всех сразу, чтобы освободить место».
Я чувствовал жар её тела, когда она находилась всего в нескольких дюймах от меня, моё бедро всё ещё ощущало вес её руки.
Я добавил: «Ты готова к массажу всего тела, или ты хочешь, чтобы я просто сделал массаж ступней?».
Я чувствовал, как она почти дрожит, когда вздыхает.
«Всё целиком», - ответила она. Я старался не быть очевидным, тяжело сглатывая. Она прикончила сигару и оттолкнулась от моей ноги, встав и положив руку мне на плечо.
«Тебе лучше вести себя хорошо», - пробормотала она.
«Я буду стараться».
Итак, на следующее утро я ждал в пустой палатке, когда она выйдет из смены. Несмотря на то, что был октябрь и ночи были прохладными, утреннее солнце уже согрело палатку до комфортной середины семидесяти [24 по Цельсию].
Дверь открылась, и вошла Кейт. Я встал, и в мгновение ока эта школьная неукдюжесть снизила мой возраст с 41 года до 17.
«Эй, ты как?» - спросил я.
Она улыбнулась, когда коснулась волос обеими руками. «Отлично, а скоро станет ещё лучше. Просто только вылезла из душа».
Она подошла и встала примерно в 6 дюймах от меня. Я не двигался.
От неё пахло божественно – как жареный миндаль с ванилью – а её черные волосы были ещё влажными после душа. Она посмотрела мне прямо в глаза.
«Как ты?» - сказала она, расплывшись в широкой улыбке.
«А, хорошо…» - пробормотал я. На какое-то время я потерял способность придумывать бойкие камбэки.
Я вставил аудиодиск с музыкой 80-х. Заиграла «Love My Way» группы Psychedelic Furs. ОК, поехали ...
Массаж вскоре перешел в объятия – и во все остальное. После всего этого я обнял её, мы оба вспотели от напряжения и страсти, и начали засыпать.
«Ты когда-нибудь думал о смерти?». Её вопрос задан тихо и неожиданно.
Я думал о смерти – я помышлял о самоубийстве, когда достиг дна, ещё до того, как присоединился к Анонимным Алкоголикам, но пытался выбросить смерть из головы с момента зарождения этой мысли.
«Да, иногда».
«Как ты думаешь, какими будут небеса?».
«Я не знаю». «И я не знаю».
Я подумал на мгновение. «Возможно, это то, что мы думаем. Может быть, бог позволяет нам выбирать себе небеса».
«Я никогда не думала об этом», - сказала Кейт. «Это было бы чудесно».
«Как ты думаещь, что такое рай?» - спросил я. Я начал гладить её черные волосы.
«Чувствовать себя в безопасности…» - сказала она, засыпая в моих руках.
Я не мог заснуть, но зато наслаждался энергией, циркулирующей между нами, я лежал и чувствовал её дыхание, когда держал ее.
Безопасность. Что за концепция.

Все главы - https://interes2012.livejournal.com/237312.html
Tags: cia, dark heart, dia, mountain viper, nsa, operation dark heart, seal, special force, special ops, АНБ, Америка, Баграм, Гардез, Кабул, Кандагар, СВУ, США, ЦРУ, агентство национальной безопасности, американский гражданин, афганистан, бен Ладен, бомба, военная разведка, военные мемуары, допрос, мемуары, министерство обороны, морские котики, операция, офицер, пакистан, пентагон, политика, разведчик, рамсфельд, рейд, рейнджеры, спецназ, тайные операции, талибан, талибы, темное сердце, террористы, тони, фбр, фото, чинук, чоппер, шаффер, шпионаж, энтони шаффер
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments