interes2012 (interes2012) wrote,
interes2012
interes2012

Categories:

Истории 90-х годов. Как это было

Последствия стипендии

"Нам не нравятся те, кому не нравимся мы." Надпись в подъезде

Получив очередную стипендию, Д. и В. пошли после занятий в сосисочную расслабиться. Это была знаменитая забегаловка, стоявшая рядом с чебуречной в одном из закоулков Садового кольца, рядом с Цветным бульваром. Оба друга уже имели устойчивую репутацию в этом заведении и их пропускали без очереди в забегаловку. Репутация периодически подкреплялась очередной буйной пьянкой с мордобоем и вызовом «Скорой» и милиции. Так что только очень уверенный в себе новичок мог предъявить им претензию, потому что завсегдатаи заведения даже в кошмарном своем сне не могли помыслить об этом.
В. вдруг зациклило, и он стал рассказывать неправдоподобную историю о том, как он попал в компанию крутых мафиози и те катали его на «VOLVO», причем эта надоевшая всем история неоднократно повторялась. Интересно ее слушать было только по одной причине – число бандитов постоянно увеличивалось и скоро перевалило за население микрорайона, а число машин мафиози выросло до среднего автопарка и сменили марку на Мерседесы и BMW.
Беспрепятственно объевшись сосисок с пивом, друзья решили продолжить вечер и поехали в знакомый дешевый ресторан в индустриальном районе города. В вагоне метро Д. молча встал, и, к ужасу В., ехал целую остановку стоя, напялив себе на голову белый медицинский колпак и глядя осоловелыми глазами на свое отражение в оконном стекле. Никто не решился занять его пустовавшее в это время место. Колпак был утащен Д. в больнице, когда он навещал своего знакомого, пострадавшего от удара пивной бутылкой в последней сосисочной разборке. Колпак ему нравился, и во время дружеских вечеринок он надевал его во время произнесения тостов. Так он сразу приковывал к себе всеобщее внимание.
По пути меценатствующий В. кидал нищим бродягам мелочь пригоршнями. В ресторане Д. окончательно переклинило после трудного дня и он начал косить под имидж воина-интернационалиста. Здоровый и мощный, отслуживший в ВМФ, владеющий приемами различных единоборств, а также циничный и нагло уверенный в себе (особенно когда в желудке плескалось пиво) Д. мог убедить в том, что он воин-интернационалист, даже реального воина-интернационалиста. Подойдя к бармену, он поставил в местный магнитофон кассету с афганскими, по его словам, песнями. Но кассета была записана изначально на другой скорости и кроме писка, ничего не прозвучало. Вышла техническая неполадка.
Женские особи шлюшного вида, сидящие за соседним столиком, стали гомерически хохотать. Тогда внезапно рассвирепевший Д. подошел к ним и заорал:
- Козью морду сделаю, суки! Сейчас наплюю в душу штопором!
Враз посерьезневших баб от страха вжало в стулья. В. тем временем уронил принесенного официантом цыпленка на пол, так как тот выскользнул у него из рук. Цыпленок покатился по полу, но целеустремленный В. догнал его, очистил столовым ножом и жадно сожрал. Потом В. по своей обычной пьяной привычке начал всячески оскорблять Д., на что тот, погруженный в свои загадочные мысли, не обращал никакого внимания. Уничтожив наконец свои салат и бифштекс, Д. пришла необычно умная мысль уйти, не заплатив, и он отправил В. а якобы в туалет, и скоро направился туда сам. Но на лестнице их караулил недоверчивый официант, уже насмотревшийся таких трюков и заподозривший неладное, и им пришлось оплатить счет.
Потом, решив, что приключений им хватит, друзья разъехались. Д. добрался без происшествий до дома. А В. поехал к жене, которую страстно возжелал как женщину, несмотря на то, что был с ней в плохих отношениях и она ушла от него на свое прежнее место жительства. Он остановил на дороге роскошный междугородний и совершенно пустой автобус (тот ехал в гараж) в 2 часа ночи и уговорил водилу его довезти. Доехав до жены, В. стал просить денег заплатить водиле у жены, так как все его деньги ушли на ресторан,. Жена посылала его за горизонт, но после долгих уговоров купюра была просунута под дверь. В. отдал деньги водиле, который стоял позади него с монтировкой, на случай, если В. его хотел кинуть. До 4 часов ночи В. безрезультатно колошматил в дверь, но жена его не пустила к себе, прекрасно зная, что такое пьяный В.. Тогда, видя, что сегодня он не возьмет эту крепость штурмом, В. пошел ловить тачку на улицу. Ему удалось тормознуть такси и он поехал домой к себе. Не доехав чуток до дома, он на светофоре открыл дверцу и выскочил, не заплатив. Разъяренный водила рулил за ним по переулкам, пытаясь задавить, но В. насилу убежал, прыгая через газоны и клумбы, как дикий горный козел.

Людское равнодушие, банан и лампочка

Однажды зимой в районе станции Рабочий Поселок Д. пришла идея организовать эксперимент. Уже стемнело, и троица – Д., Ф. и Карлик-Гном решили провести перформанс и проверить людей на наличие сострадания к ближнему. Согласно задумке, Д. и Ф. были как бы два киллера, а Карлик-Гном будет жертвой, в которого выстрелят. Карлик-Гном упадет на землю, остальные убегут и посмотрят, будет ли кто проявлять интерес к якобы «трупу». У Д. был банан, который он завернул в черный пакет – это было призвано сыграть роль пистолета. Но нужно еще озвучить действие, поэтому Ф., используя свой рост, свинтил в ближайшем подъезде лампочку. Заодно, используя свой рост, ещё и поссал в почтовые ящики, которые Д. были по пупок.
Карлик-Гном пошел по дороге вдоль забора. За ним в десятке метров пошли два псевдокиллера. Д. выбирал момент, чтобы какие-то людишки всё же были в пределах видимости, иначе эксперимент будет неудачным. Наконец, Д. и Ф. догоняют Карлика-Гнома, Д. вытягивает банан в его сторону, а Ф. незаметно кистевым броском метает лампочку в забор, для создания эффекта выстрела, приглушенного глушителем. Карлик-Гном, услыша звук разбиваемой лампочки, упал на снег. Д. и Ф. побежали. Д. вспоминал потом, что у него внезапно ноги стали как ватные, видимо с непривычки. Киллерский труд оказался нелегкий. Пробежав несколько десятков метров, псевдокиллеры спрятались за угол дома. Время так растянулось, что Д. показалось, как будто он бежал целую вечность, так тяжело было шевелить ногами. Невдалеке прошли молодые бабы, не обращая на упавшего Карлика-Гнома никакого внимания. Карлик-Гном постонал и немного прополз, для создания правдивого образа убитого. Прошло еще несколько людей в разных направлениях. Наконец, Карлик-Гном встал и присоединился к остальным, как он объяснил – «замерз, лежа на земле». Все пришли к выводу, что если история происходила в реале, то окоченевший труп Карлика-Гнома нашли бы дворники утром. А оружие преступления (банан) сожрал Д..

История из детства

Однажды Д. сидел на пляже в Сочи, играл камушками. Д. был маленький – лет 10 – 11. Вокруг была толпа отдыхающих. Д. вдруг взял большой камень и кинул через голову назад. И попал толстой тетке в голову. Камень, описал дугу и спикировал сверху по навесной траектории ей на темя. Толстуха издала сдавленный стон, потом стала жаловаться. Все стали оглядываться, но по счастливой случайности броска никто не видел. На какое-то время Д. выпал из всеобщего поля зрения. Так всё ничем и закончилось.
Похожая история произошла много позже – в студенческие годы. Группу студентов (человек шесть) послали на разгрузку грузовика с книгами, припарковавшегося к институтской библиотеке. Вышел момент, когда все тусовались перед домом, в котором была библиотека, рядом с грузовиком. Д. пил лимонад (ластик времени стер подробности того дня, вроде это было Пепси) и допив, решил перекинуть бутылку через грузовик. Но бросок сорвался, бутылка выскользнула из руки и поднявшись метров на 5 – 6, рухнула на асфальт и разлетелась прямо в середине компании. Опять никто не видел, как Д. запускает бутылку, и все подумали на обитателей дома и долго ругались.

Студенческие развлечения на уборке картошки

Однажды вечером, после уборки картошки на колхозных полях, озорникам Вове и Ваде стало скучно в своей комнатке в пионерском лагере рядом с Домом литераторов под Софрино, куда поселили всех немногочисленных студентов, прибывшим на помощь труженикам полей, и они решили разнообразить унылое существование розыгрышем. Надо сказать, что в их комнате жил еще один обитатель, имя которого становится понятно из надписи на дверце шкафа «здесь жили Вова, Вадик а также Пися, он же Монстр». Пися не принимал участия в излагаемой здесь вакханалии.
Хитроумный Вова предложил изобразить имитацию полового акта. Вадик недолго думал над такой новаторской идеей и согласился. Друзья жили в маленькой торцевой конуре на втором этаже пионерского барака, причем следящие за бандой студентов преподаватели тоже располагались на этом же этаже в этом же бараке. Происходило все во времена «молодых строителей коммунизма», и надо сказать, что в том пространственно-временном континеуме была нормой другая, отличающаяся от современной, более консервативная модель поведения.
Итак, заперев изнутри на крючок дверь, Вова стал прыгать на пружинной кровати, а Вадик принялся охать и стонать, причем Вова обращался к Вадику не иначе как «Наташа». Уже через 5 минут штаб-квартира кураторов была взбудоражена, и очень быстро у комнаты нарушителей общественного порядка собрались три преподавателя, руководящие на картошке сбродом студентов. Они требовательно стучали в дверь и решительно кричали «Откройте! Прекратите разлагать моральный облик комсомольца!!!». Безобразники затихли, но спустя непродолжительное время в припадке радостной энергии Вадик провопил необъяснимый даже им самим лозунг:
- Храните волнение! О, этот страшный жуй!
И они снова заскрипели кроватями, издавая охи и ахи, стараясь перещеголять друг друга в артистизме. Преподаватели, руководствуясь социалистической моралью, опять рвались в дверь но их никто не пустил. Взламывать замок они боялись, а добровольно открыть дверь никто из друзей и не собирался. В коридоре собралась толпа студентов, и многие, зная какие личности обитают в комнате, глумливо посмеивались. Преподаватели пытались задеть струны совести поочередно то Вовы, то Вадика, приводя в пример материалы съездов КПСС, но всё было безрезультатно,
Потом снова наступила напряженная тишина, во время которой все пытались уловить, шумно сопя, что происходит за дверью, каждый со своей стороны, и тут Вова издевательски произнес:
- Давай кофе попьем, Наташа, эти мудаки ушли, кажется.
Сгоравшие от любопытства преподы караулили еще час, пока друзья пили кофе, а когда дверь открылась, так как Вадя захотел в туалет, то они с ужасом, переходящим в шок, узрели парочку одетых в телогрейки (была холодная осень) небритых мужиков. Они не поверили своим глазам и даже не поленились заглянуть в пустую комнату, постепенно теряя дар речи и переходя на междометия. Реальность раскололась в их головах, мир перевернулся, весь привычный уклад их жизни рухнул в пропасть, несовместившись с форматом происшедшего события. Никаких комментариев от них больше не последовало, троица молча прошла в свою штаб-каморку и заперлась там.

Бунт на колхозном поле

Недалеко от станции Софрино есть дом отдыха, к которому прилегал в 90-х годах пионерлагерь. Там и жили осенью студенты, призванные убирать картошку на мерзлых полях подмосковья. Там стоит 5-этажка, а в сплющенном забором дворе - очень вежливые местные пареньки (видимо, эволюция отсеяла пиздюлями приезжих студентов более грубых пареньков). Стояла холодная осень, студенты ковырялись в мерзлой земле,. Смысла в студенческих отрядах не было никакого – простой экономический расчет показывал, что студенты не накопали картошку даже на свое существование. Картошка из земли просто выдиралась – она была намертво схвачена замерзшей землёй. Было холодно, по полю дул холодный ветер, иногда шли дожди, и вот в один из дней Вова и примкнувшие к нему добровольцы из его и соседней комнаты решили, что с них хватит, и пошли по полю в двух-этажку. Это был бунт. К ним примкнул и Д.. Студентов было всего человек пять-шесть. Препод, который за ними надзирал, пытался их остановить, но не смог. Они так и дошли до ночлежки. Потом в конце трудового дня был грандиозный шухер – обитателей комнаты Вовы и соседней с ней вписали в блудняк, а вот про Д. никто не вспомнил – он жил на первом этаже, и его в дезертиры не записали, зато вместо этого вписали совершенно невиновного чувака, который жил в комнате с Вовой и был честным коммунистическим рабом. Всем дезертирам прочитали лекцию о морали, один препод вообще расплакался со словами «да я за партию…», короче, совсем промытые мозги у него были, но не это главное. Событие ничем не кончилось, но Д. тем не менее никто не выдал, хотя Вова в столовой не постеснялся с горечью прокомментировать, как Д. легко отделался.

Институт направил первокурсников в колхоз на уборку картошки, в пионерлагерь между Дмитровом и Загорском. Это была такая дыра, что если выйти на остановку на дороге, то там один рейс автобуса в одну сторону шёл утром, а второй рейс обратно – вечером. Пионерлагерь встретил студентов одноэтажными деревянными бараками. Приехала вся компания – Д., В., Вова, Макс и другие. Студенты, которых они приехали сменять, как-то быстро и весело грузились в автобус. Причину этого поняли немного позже. Кое-как все разместились. Девчонок уплотнили в один барак, а в тот, где раньше были они, вселились мужики, некоторые после армии, в том числе Д. и Макс с В..
В первую же ночь произошло множество событий. Вечером один тормознутый паренек впервые в жизни попробовал алкоголь – выпил рюмку коньяка. После такой гигантской дозы его потянуло на подвиги – он подпрыгнул и стал делать сальто на перекладине барака, не удержался и рухнул спиной на дощатый пол. Девица по имени Маша тоже махнула стопарь впервые в жизни, и решила, что теперь все мужики – её. Но она была страшная, усатая, талия не проглядывалась, и никто не воспользовался её состоянием. Ночью произошло боевое столкновение – в барак, где раньше спали бабы, полезли местные деревенские гопники. Но так как по приезду тот барак набухался, поэтому студенты не сразу поняли, что в открытые окна к ним лезут какие-то личности. Но потом произошел внезапный шухер, и барак поднялся. Местных унесло, как уносит осколки гранаты после взрыва. Кому-то сразу вломили, кто-то успел убежать. Подробности в столовой обсуждались на следующий день. Олежка-конфуист увидел в темноте лагеря, прерываемой светом единственного фонаря, в кустах, незнакомую рожу. Между ними произошел краткий диалог, в котором местный гопник стал козырять своим возрастом перед студентом Олежеком. «Мне, говорит, двадцать один» - рассказывал на следующий день Олежек, - «а я говорю, а мне 18 и что? Дал ему мавашей по морде, того в кусты унесло». Здоровенный пловец Илюха, спросонок и спьяну ломанулся на врагов, как бык на красную тряпку. Своротив дверь, он помчался за кем-то по дорожке, а на руке у него повис Олежек, опасавшийся, что Илюха кого-нибудь прибьет. Илюха пробежал с висящим на руке Олежеком пару десятков метров, проволочив его по земле, только потом заметив, что на руке кто-то висит. Но не все смогли сподобиться на подвиг – бригадир студентов, бежавший за каким-то гопником аж до забора, уже почти его схватил, но тут он поскользнулся на мокрой после дождя траве, и упустил добычу, о чём горевал в столовой на следующий день. Теперь стало понятно, почему девки радостно сбежали с того барака, и почему малочисленные студенты с другого факультета так весело уезжали – их терроризировали гопники.
На следующий вечер Олежек и еще несколько парней пошли в ближайшую деревню в магазин за бухлом. Олежек был с нунчаками, остальные с ножами и дубинами. Но всё прошло тихо, они даже встретили местных пацанов и общая диспозиция разъяснилась – оказывается рядом есть две деревни, одна с плохими местными, откуда родом были гопники, а другая с хорошими пацанами, в которую они пришли. «Хорошесть» пацанов объяснялась их малочисленностью, поэтому им конфликтовать было не с руки.
В заезде был Гарик-гимнаст, он удивлял тем, что даже в бухом состоянии крутил сальто, и вперед и назад и даже арабское сальто боком. Гарик трахал некую Нелю, причем он не стеснялся полного барака баб, залезая в кровать Неле ночью и под одеялом её пялил. Наверно весь барак хором теребил себе клитор под это дело, потому что невозможно трахаться бесшумно. Однажды Гарик наелся колес (таблеток) и ходил три дня на диких тормозах, большая часть сознания Гарика путешествовала по астральному миру. Оставшаяся в реале часть сознания могла только жрать, экскрементировать и трахать Нелю. В этом состоянии у него произошел конфликт с другим любовником Нели, и они забились вечером драться. На бой пришли секунданты Гарика – Д. и Олежек-конфуист, а также заявился местный мент-участковый, помешанный на рукопашке. И вот, два бойца вышли на поле, одного шатало от действия таблеток, другой храбро боялся собственной тени. Оппонент Гарика приложил правый кулак к своему правому плечу и старался попасть по Гарику, пугливо отшатываясь после каждого промаха. Гарик, мозги которого прочно накрыл туман таблеток, на остатках реакции бывшего спортсмена успевал уворачиваться, но сам атаковать был не в силах. Через полчаса просмотра этого унылого зрелища Д. не выдержал и ушёл. В тот вечер так никто ни по кому не попал. Но, как в былине, «стояли они три дня и три ночи», потому что на следующий вечер картина повторилась, с тем же результатом, а потом повторилась на третий вечер. Гарику давали советы, как победить, а он признавался, что его смущает правый кулак врага, готовый по нему ударить. На третий день таблетки стали Гарика отпускать, и его враг с ним помирился, дальновидно решив, что если он с обдолбанным до полусмерти Гариком не справился, то пришедший в себя Гарик ему легко намнёт бока.
Tags: action, Истории 90-х годов, приключения, приколы, студенты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments