interes2012 (interes2012) wrote,
interes2012
interes2012

Categories:

Сказки тёмного леса фулл версия - часть 16. Моргиль

Статья Юргена {он же Змеелан}, члена клуба Моргиль. http://www.alexander6.ru/alexander6/68420
За что ролевики не любят Моргиль?
За что не любят Моргиль? На этот вопрос существуют тысячи ответов, зачастую прямо противоречащих друг другу. В этой статье я попытаюсь рассмотреть основные претензии к нам, но, конечно, что-нибудь да забуду. Заранее извините...
Как-то я с Гортауром случайно встретился на улице с небезызвестным Брендизайком и Игорь по ходу разговора спросил у него:
-Ты, старый ролевик, ответь, почему не любят Моргиль?
После этого произошел интереснейший диалог, отражающий основную причину ненависти к нам:
Б: - Парни, вы на играх хорошо отдыхаете?
=М=: - Да.
Б: -Вы на играх пьете вкусную водку?
=М=: - Да.
Б: -Вы любите и можете себе позволить себе вкусно есть на игре?
=М=: - Да.
Б: -С вами ездят красивые женщины?
=М=: - Да.
Б: -Вы хорошо и качественно одоспешены, вооружены и можете за себя постоять?
=М=: - Да.
Б: -Тогда чему вы удивляетесь? Вам просто элементарно ЗАВИДУЮТ!
По-моему многоговорящая фраза...

Итак, причина первая: ЗАВИСТЬ
Началась она лет шесть назад, когда боевые традиции на РПГ в СПб только зарождались, шлем из водопроводной трубы считался верхом совершенства, а меч из плющеной алюминиевой трубки – пределом жестокости. Именно на этом фоне появился Моргиль: Человек 10-12 в одинаковых ЖЕЛЕЗНЫХ шлемах и кирасах. Это было шоком... Примерно, как если бы в битву при Грюнвальде вмешался бы корпус Гудериана. Ощущения ролевиков были вполне понятны: это обиднейшее чувство беспомощности перед наступающей стальной машиной и щемящее чувство зависти: хотелось тоже шлема, доспехи, а их не было и возможностей достать тоже...
С годами ролевики стали потихоньку одоспешиваться, подходить к нашему уровню 1998 года, но проблема ролевиков в том, что по уровню доспехов и вооружения мы всегда опережаем общий уровень на 3-4 года.
Так же зависть вызывает то что ролевики ездят на игры тусовками, сборищами случайных людей и знакомых, а Моргиль едет на любую игру командой хорошо подготовленных (мы уже 5 лет тренируемся у ВИК «Ливонский Орден» {Группа «Моргиль» тренируется в школе № 227 Фрунзенского района, в составе группы «Ливонский орден» (Командир: Мясищев Сергей Евгеньевич)}), снаряженных и организованных молодых людей 16-25 лет без каких-либо физических или моральных комплексов и недостатков. У нас не бывает проблем с питанием, снаряжением, спальными местами и тд. Все эти проблемы наша команда решает еще в городе, а не на игре, что невозможно для тусовки.

Причина вторая: Жестокость и беспредел команды Моргиль на РИ.
Это самое идиотское, глупое и надуманное обвинение. Мы никогда не учиняли неигровых конфликтов, за нами никогда не было и не будет разрушенных или сожженных палаток или избитых девушек. Да, иногда бывают конфликты с нашим участием, но мы никогда не начинаем первыми. Два известнейших в России инцидента: в ННовгороде на «Кринне» и в СПб на «Блинкоме» {Справка - http://www.flb.ru/info/15602.html Милиция отказалась заводить уголовное дело, например, когда в декабре в школе Василеостровского района на фестивале ролевиков "Блинком-3" экстремистская группа "Моргиль" - представителей черных сил - избила двоих участников фестиваля, а в одного выстрелили из пневматического ружья с близкого расстояния. Дело было возбуждено только после вмешательства социальных работников Городского центра профилактики безнадзорности и наркозависимости несовершеннолетних, обратившихся с соответствующим заявлением в прокуратуру.} {Cghfdrf 2 - http://charmingdead.livejournal.com/38815.html В декабре 2002 года Моргиль пытались сорвать фестиваль Движения ролевых игр – «Блинком», ломая мебель и избивая участников фестиваля. Один из потерпевших получил тяжкие телесные повреждения из пневматического оружия в голову с близкого расстояния. Пули застряли в черепе. Хулиганские действия проводились, открыто, никого не стесняясь, в расчете на запугивание всего движения. По показаниям потерпевших, со стороны группы «Моргиль» на них оказывалось сильное давление, вплоть до угрозы убийством, в случае обращения в органы милиции.} уже были рассмотрены в статье Гортаура «Стратегическая Оборонная Инициатива». Но и в том, и в другом случае первый удар нанесли наши оппоненты, а не мы. Результат для них известен и во общем-то закономерен: 4 закрытых ЧМТравмы.
Как сказал Космос в т\ф «Бригада»: «Кто с пером к нам придет, тот от ствола и скопытится».
Причина третья: Чрезмерная жесткость Моргиля во время боевых взаимодействий.
Нас постоянно обвиняют в нанесении ролевикам огромного количества травм, увечий и тд. Интересно, почему в основном плачутся всякие маги, крестьяне, огромное количество представительниц слабого пола, а вот сами бойцы молчат? Где жалобы «Белых Воронов», «Угорта», «Польско-литовского Двора», тех же «Кондотьеров»?
Наверное, для них наша работа в бою является если не эталоном, то по крайней нормальной, не выходящей за рамки общепринятого. Посмотрите на жалующихся представителей бойцов.. Во что эти люди одеты? Как у них с доспехами? С оружием? Ответ прост: С голой жопой на елку не лазают! А коли мозгов хватило полезть, не плачут потом, что задница исколота! Делайте выводы, господа!
Наш вывод: боевые действия на РИ в Питере уже эволюционировали от щекотания друг друга щепками вместо мечей до реального боя только на тупом, пластиковом или дюралевом оружии. Это нужно воспринимать как данность, как уже свершившийся факт. И соответственно подходить к вопросу одоспешивания и подготовки бойца. Мы привыкли драться против команд, не уступающих нам в ЖЕСТКОСТИ, поэтому в бою у нас нет ни времени, ни желания делать различий между нормальным парнем и хлюпиком-ролевиком. ЕСЛИ ТЫ ВЗЯЛ В РУКИ МЕЧ – БУДЬ ГОТОВ ПОЛУЧИТЬ ЖЕСТКО И МНОГО. Я прекрасно понимаю, что проще ненавидеть Моргиль, убегать при нашем приближении или, что вы любите больше всего, одевать белые хайратники, чем пойти на нормальные тренировки или в мастерскую – делать доспехи. Ну что ж, каждому свое...
Причина четвертая: «Пьяный» Моргиль на РИ.
Очень многие бояться выходок «пьяного» Моргиля, бояться выходок и разрушений. Факты, господа, пожалуйста... Что? Где? Когда? Кого? Сколько раз? Да, как и все, мы на играх употребляем алкоголь. Но что в этом плохого? У нас в команде запрещено употребление алкогольных напитков до 21:00, и пьем мы только всей командой. Так, что не шатайтесь по ночам по нашему лагерю и все будет хорошо... А днем на игре мы в пьяном виде не появляемся, тем более никого не калечим. Это уже оговор и грязные инсинуации.

Причина пятая: Моргиль не играет!
Это уже полный бред: на «Анастасии», «Ангмарских войнах», «Рунном Посохе», «Варкрафте 3» и многих других наша игра была признана мастерами и игроками превосходной, а из ННовгорода и Твери мы получаем постоянные приглашения на игры.
Детишки, а вы заметили, кем на игры ездит Моргиль? Нильфгаард, Орден Волка, Драконармия и тд. Мы играем плохих, злых и беспощадных персонажей и из роли мы не выходим, мы отыгрываем... Поэтому, нам не понятна, например, реакция жителей г. Пари на «Рунном Посохе» на приход имперского патруля во главе с бароном Империи, маршалом Ордена Волка. Конечно, мы разговаривали жестко, презрительно, высокомерно. Чего обижаться, господа ролевики? Вы книгу Муркока перед игрой хоть раз открывали? Да, признаю, мы сыграли плохо! По тому, что по книге, за то, как встретили нас жители Пари, наш патруль должен был предать город огню, перевешать всех мужчин, и оттрахать всех женщин прямо на столе кабака, а не платить за еду и питье, как это сделал я. Извините, ролевечки... на следующей игре, например, «Плоть и кровь», мы покажем, как нужно действительно отыгрывать плохих дяденек... ждите...
Причина шестая: Паника
Известно: у страха глаза велики. Если кто-нибудь что-нибудь кому-нибудь сделает – это сразу приписывают нам. Мы уже привыкли. Да, у команды Моргиль такая репутация. Я уже слышал, что лично я бью ролевиков стальным фальшионом, пробил на «Рунном Посохе» 8 голов, отправил человека на «Блинкоме» в больницу и тд. Очень интересно... Мы скоро на сайте откроем раздел «Слухи о Моргиле»... Честное слово, уже достало. Я, конечно, знаю что переубедить вас невозможно, но постарайтесь поверить: мы не такие звери, как о нас говорят... Подойдете, например, к главному врачу «Рунного Посоха» господину Тяхмянову, и спросите о количестве травм на игре... Вы сильно удивитесь! Спросите, сколько из них нанес Моргиль и вы удивитесь еще больше... И так везде и во всем.... у страха глаза велики, я уже говорил...
Вот в общем-то основные причины из-за которых ролевики не любят Моргиль. По-моемому я их рассмотрел. Если есть что-нибудь еще – пишите. Я обязательно отвечу
PS Да, совсем забыл
Причина седьмая: Моргиль – высокомерен.
Ну да, это правда!!!!!!!! Мы действительно лучшая команда РПГ!!! МОРГИЛЬ – ЧЕМПИОН !!! 7.01.2003}.

Были такие люди в компании Трандуила, в банде Альбо, Трейса и Рыжего, в стае Гила и Тэла, меж знакомых Вельды, в «600-м Драккаре» и среди друзей Бункера. Ну и, понятное дело, в коллективе у Эйва, в «Болгарии» и у нас люди были просто отличные.
Впрочем, это вовсе не значит, будто бы мы дружили со всеми этими людьми. И я не совсем уверен – многие ли из них считают хорошими людьми нас? Это просто зарисовка, быстрый срез ножом со спелого наливного яблочка – крепкая, сочная и здоровая его половинка. Срез, открывающий панораму тех, кто играл, и тех, кто делал для этой публики хорошие игры. Как я уже говорил, немало таких игр создали Олюшка и Берри. Несколько достойнейших творений воплотил работавший в одиночку Мирт, мастерски умевший ткать полотно темных, очаровывающих сюжетов. Пару-тройку игр провел Морадан, больше десятка – Эйв, развернувший целую индустрию стремительных зимних «однодневок». Масса очаровательных сказок принадлежала перу Вельды, не меньше того – Джулиану, очень хорошие игры делала в свое время Райлин.
Были отменные мастера и хорошие игроки – команды и одиночки, люди, с которыми было приятно играть, сражаться и разговаривать, петь песни, пить водку и просто сидеть рядышком у костра. Они составляли «плоть и кость» ролевых игр прошлого, таких, какими они были в те далекие времена – свободными и непокорными, чуточку жестокими и почти всегда неизменно прекрасными.
То было время расцвета, свободное от лживых речей, надменности, чванства и елейных рассуждений про «смену поколений» и «диахронные связи». Волшебство, которое не опишешь никакими словами, преображало сердца людей, глаза лучились светом, и не было зла в этой удивительной и чистой земле. То было счастливое время, которое длилось, покуда в небе над волшебной страной не появилась первая багровая звезда. Отблеск ее лучей проник в темницы человеческих душ, заставил пылать умы и меньше чем за год разжег на земле пламя опустошительной войны.
Эта война началась весной 1996-го и длилась четыре года, принеся питерскому Движению неисчислимое множество бед. К рубежу тысячелетий «ролевой регион» под Питером пришел в запустение, игры зачахли, а многие ролевики вынуждены были искать счастья в других городах. У этой войны есть собственная история, и мы хотели бы рассказать ее по порядку: как это начиналось, много ли было сделано и что в конце концов из этого вышло. А поскольку тема эта стала объектом невероятных сплетен и поистине чудовищного вранья, кораблю нашего повествования предстоит нелегкий путь. Огибая торосы слежавшейся до черноты лжи, мы будем пробиваться к «темному полюсу» этих историй – точке, из которой открывается вид на причины этого безобразия.

Часто бывает, что в основе конфликта лежат неустранимые противоречия, накипевшие в отношениях между двумя различными «сторонами». Тех, кто составлял «первую сторону», я упомянул выше. Теперь настало время снова взять нож и взглянуть на другую половину «того самого яблочка».
Мы не случайно посвятили столько времени описанию «подозрительных личностей», не напрасно акцентировали на них ваше драгоценное внимание. Теперь, стоит вам на секундочку остановиться и припомнить главы, в которых идет речь про Княжну, Эрика, Лорифеля или Паука, как вы получите о «червивой половинке» самое полное, развернутое представление. Хотя, конечно же, на той стороне были не только они.
По сравнению с 93-м, к началу 96-го года питерское ролевое движение увеличилось свою численность едва ли не втрое. Появились новые «мастерские группы» (о которых еще пойдет речь) и, конечно же, новые игроки. Некоторые из них были из числа «сорокоманов» и «перумистов», массовая экспансия которых началась в тусовку еще в прошлом году.
Словно соль из раствора, эти люди стали кристаллизоваться вокруг тех «центров движения», которые пришлись им больше всего по душе. И я бы ни в коем случае не похвалил этих людей за их выбор. Часть из них попала к таким «учителям», как Княжна, Кот-Фотограф или Толмуд, навсегда погрязнув в «биоэнергетике», «колдовстве» и «астральных путешествиях». Большинство из них лишились из-за этих практик ума, в кратчайшие сроки превратившись в чванливых ничтожеств, очарованных обещаниями невиданного могущества.
Другие ушли к Эрику в его «Школу Игрока», чтобы выйти оттуда с головами, забитыми тысячами болезненных «этюдов» и «театральных техник», и с руками, раз и навсегда приученными «правильно останавливать удар». Две трети из них мнили себя величайшими бойцами в истории (ну как же, мы ведь занимались у САМОГО Эрика), и очень злились, если кто-нибудь их в этом разочаровывал. Такие люди не умели (да и откуда бы им?) терпеть боль и начинали орать при каждой малейшей ссадине. Дескать, недоучки, не умеющие «останавливать удар», взяли и «покалечили их вроде как ни за что».
Третьи начали создавать собственные «мастерские группы» и писать новые правила, поражающие воображение даже опытных игроков. В этих правилах они назначали себя не меньше, чем властителями или богами, и требовали от окружающих соответствующего к себе отношения. Именно тогда слово «мастер» утратило первоначально свободное, почти булгаковское толкование и стало значить то, что оно испокон веков означает в английском – то есть просто «хозяин». Не доверенный устроитель, а полноправный Хозяин игры. Человек, облеченный властью отбирать у людей оружие, выгонять с полигона неугодных ему игроков, требовать к себе и своим помощникам ОСОБОГО уважения. Вольный составлять «черные списки», куда будут внесены все, кто хоть в чем-нибудь провинится перед всемогущими слугами «нового режима».
Новые «мастера» породили такие уродливые нововведения, как «отработка в мертвятнике», ныне воспринимаемые игроками как совершенно обычное дело. Мало того, они довольно-таки быстро поверили в свою исключительную привилегированность и особые права. Это произошло из-за потворства других представителей «второй волны», позволявших членам «новой элиты» унижать себя любым немыслимым образом.
– Эй, ты! Ну-ка, поди сюда! – такое обращение к попавшему в «мертвятник» игроку, два года назад еще совершенно немыслимое, можно было слышать теперь все чаще и чаще. – Живо беги за водой и дровами! Что значит – не хочу?! Тогда вообще из мертвятника не выйдешь! В «черный список» захотел?!
То есть: причиной разлада послужило банальное человеческое охуевание. Косые взгляды, разговоры на повышенных тонах и оброненные не к месту презрительные слова стали подобны сочащимся из-под земли струям рудничного газа. Пока газа было немного, от него не было вреда, но постепенно количество косых взглядов увеличивалось, тон разговоров крепчал, а в произнесенных словах сквозило все больше презрения.
И вот в Заходском, в ночь с 8 на 9 мая 1996 года, в 00 часов 30 минут концентрация газа стала предельной. И грянул взрыв! Он был не таким уж и сильным: никого не убило и даже толком не обожгло. Но когда рассеялся дым и люди подняли к небу закопченные лица, то увидели над горизонтом новую звезду – багрово-огненную, с острыми, как бритва, лучами. Начало войне было положено, и уже никто не мог уклониться от битвы.
В ночь с восьмого на девятое великое множество людей собралось в районе Турнирной Поляны. Публика подобралась самая разнообразная, а поводом послужило вот что. Устраивавшая «Старую Англию» Ника вздумала объявить местность «от ручья и дальше» собственной территорией, на которую запрещалось заходить приехавшим на «Скандинавию» игрокам. Год назад над таким заявлением бы просто посмеялись, да и сейчас одно это вряд ли могло послужить достаточной причиной для каких-либо решительных действий. Это был просто «еще один камушек в наш огород». К несчастью для Ники, таких камней накопилось уже более чем достаточно – и склон неожиданно рухнул. Лавина пошла.
Началось с того, что москвич по имени Турин залез на одиноко стоящий валун и повел такие речи:
– Это что же такое творится? – обличающее начал он, указывая облаченной в камуфляж рукою в сторону ручья. – Чьи это там светятся костры?
Сам Турин на этой игре облекся силой божественной персонификации. Он исполнял роль Тора, и чем ближе к ночи, тем меньше в нем оставалось от Турина. Он стоял на валуне, размахивая руками и вращая лысой башкой, и проповедовал с таким усердием, что послушать его собралось более тридцати человек. Речи он говорил вполне в духе скандинавской культуры, но в них было кое-что и от самого Турина. В темноте и под нитразепамом мне показалось, что Тор и взаправду сошел на землю – прямиком со старых нацистских плакатов.
– Жирные попы в Англии греют у каминов свои животы! – голос Турина разносился окрест, как из мегафона в концлагере.
– А-а-а! – подхватили мы, очень довольные таким началом.
– Убогие фермеры и крестьяне нам не помеха! Готовьте факела…
– И бензин! – надсадно заорал я. – И бензи-и-ин!
– И бензин, – согласился Турин, а затем поднял руки, глубоко вдохнул и заорал так, что даже мы удивились.
– На войну! – взвыл Турин, как воет на подлете авиабомба. – Все на войну! В темноте возникла сумятица, и посреди неё я заметил, как Маклауд подошел к Турину и о чем-то с ним шепчется. Прибыло еще народу, теперь все пространство вокруг камня было заполнено людьми – в темноте едва видны были безмолвные, неподвижные силуэты. В установившейся тишине Турин заговорил размеренно и спокойно:
– Там, за ручьем Англия – страна вырожденцев и сорокоманов. Там правит Ника – мерзостная карла, и мы больше не в силах это терпеть! Тут голос его снова окреп и загремел над поляной:
– Ведь сегодня, в этот праздничный день, вы поддержите этот клич? – тут Турин вскинул руку и заорал так, что у меня зазвенело в ушах: – Хайль Гитлер!
– Зиг Хайль! – нестройно ответили разрозненные фанатики, рассеянные в толпе.
– Что? Так-то вы поёте? А ну, еще раз! – возмутился Турин. Он снова набрал воздуха и повторил свой клич. – Хайль Гитлер!
– Зиг Хайль, – грянуло в ответ над поляной, гулко, словно разорвался фугасный снаряд. Вспыхнули бензиновые факела, и в их свете Турин спрыгнул с камня и двинулся по направлению к ручью. По дороге он продолжал орать:
– Девятого мая! В этот праздничный день! Хайль Гитлер! А публика сзади размахивала факелами и выла на разные голоса, отзываясь:
– Зиг Хайль! Хайль Гитлер – Зиг Хайль! Вечеринка задалась, а когда надоело орать про Гитлера, мы затянули свою:
Водку бы в глотку и полный вперед!
Адский бульдозер по трупам ползёт [Текст группы Коррозия Металла: «Распутин»]

Ничего нет лучше, чем идти дружной толпою по лесу и орать. Когда вокруг темнота, и только кое-где видны шипящие огни факелов. В такие моменты чувствуешь себя так, будто бы движешься вместе с огромной волной, поднявшейся из озера и затопившей весь лес. Вскоре тридцать пар ног перешли по скользким, качающимся бревнам на тот берег ручья – и оказались на территории Никиной Англии.
– Драккары викингов стоят у ваших берегов, – заявил Турин обитателям первой попавшейся стоянки, а Строри добавил: – Гондоны вы ебучие!
Часть из наших собеседников, что поумнее, бежала, а оставшихся мы успели пленить, сбив с ног и опутав веревками. Одного привязали к кресту и вкопали посреди стоянки, а остальных загнали в воду – кого в озеро, а кого в ручей. Пока занимались этим, прибежала Ника.
– Какое вы имеете право… – визгливо начала она, но увидев Турина, неожиданно замолчала. Видно, её навели на нехорошие мысли огромные ботинки, подтяжки и лысая голова.
– А-а-а! – обрадовался Турин. – Кого я вижу! В этот праздничный день…
Но Ника не дала ему возможности развить свою мысль, бросилась в лес и исчезла между деревьями. Преследовать её не стали, так как у собравшихся поменялось настроение. Первоначальный задор рассеялся, сменившись спокойной радостью содеянного. Единый монолит норвежско-фашистского войска раскололся на группы и исчез в темноте.
Мы остались в компании Маклауда, единственного человека (из числа участвовавших в походе), оказавшегося свершившимся весьма недовольным.
– Сколько криков было, – угрюмо пожаловался он, – на три Освенцима! А ничего существенного не сделали, гордиться-то нечем!
Мы уселись на берегу озера и внимали его речам. По обычаю Хирда Маклауд носил «гномейку» – мешковатую куртку с длинным, до пояса, капюшоном, стригся под горшок и начал отпускать бороду. Из всего Хирда он был единственный, кто с нами разговаривал, но взаимопонимание на первых порах между нами было очень и очень затруднено. Маклауд не пил, не курил, не употреблял наркотиков и верил в бога, при этом люто ненавидел всех наркоманов, алкоголиков и сатанистов. Нам он так прямо и заявлял:
– Ненавижу вас, безбожники, до дрожи в зубах!
Стандартной формой приветствия между нами стала позаимствованная у Гаррисона в «Стальной крысе» фраза:
– Ненавижу тебя, Чака! – приветствовали его Строри и я, а он отвечал: – Ненавижу тебя Мшика, ненавижу тебя, Фасимба!
Имя прилипло, и долгие годы мы называли его не иначе, как Чака. К тому времени мы успели присмотреться друг к другу, благо участвовали за разные стороны в целой куче потасовок, штурмов и одиночных боёв. Этой зимой в Александровской было немало характерных случаев, иллюстрирующих атмосферу нашего знакомства.


По зиме в Александровской, на территории царского парка, устраивали кучу однодневных игр. Каждая из них сводилась в результате к одному и тому же: штурму одной из сторон развалин старого донжона, называющегося Арсенал. Это старое здание метров тридцати высотой, окна и двери в котором заложили красным кирпичом под цвет стен, оставив только два нешироких лаза. Первый начинается в трех метрах от земли и представляет собой пролом в кладке метр на метр шириной. Он открывается в высокий зал со сводчатым потолком, как в церкви, а изнутри под проломом насыпана куча песка. Вставший на неё человек может, если захочет, выглянуть в пролом, поэтому взять замок с этой стороны практически невозможно. Один человек может здесь весьма успешно защищать крепость от всех, кто, кряхтя и надрываясь, попробует взобраться по наружной кладке и втиснуться в проем.
Второй вход в крепость идет через обширный подвал. Подойдя снаружи к подвальным окнам, видишь только чернильную темноту, затаившуюся в наклонных световых шахтах, пробитых в стенах двухметровой толщины. Съехав по этим шахтам на щитах, попадаешь в подвал из нескольких залов, где пол изрыт глубокими ямами и вообще ничего не видно.
Здесь гостей замка, ослепленных переходом с яркого света в практически полную темноту, могут подстерегать разные досадные неожиданности. Здесь разворачивались жестокие бои «вслепую» между атакующими и защитниками. Предусмотрительные бойцы Хирда сидели перед таким штурмами с закрытыми глазами, чтобы дать освоиться зрению, но все равно – такой десант является одним из самых опасных этапов мероприятия.
В подвале начинается винтовая лестница длиной в двадцать ступеней, другой конец которой выходит уже внутри Арсенала. Если вы подниметесь по этой лестнице, то окажетесь в проеме невысокой каменной арки, над которым нависает здоровенная гранитная плита. Это место заслуживает особенного внимания.
Арка открывается в узкую каменную кишку, чье дно располагается метра на два ниже общего уровня пола. Когда стоишь у выхода из арки, пол замка начинается примерно на уровне твоей головы. В другом конце этого провала расположена узкая лесенка, поднимающаяся наверх из этой щели.
Так как замок считался нашим, то и оборонялись в нем мы. Перед самой аркой занимал позицию Слон, со щитом в руках и с куском железной трубы, которую он окрестил «Каннибал». Остальные располагались поверху, над провалом и вдоль каменной кишки. Кому кажется, что вынырнуть из арки, отодвинуть Слона и прорваться к лесенке под градом сыплющихся сверху ударов будет легко – тот человек вообще ничего не понимает в штурмах. Потому что даже если все это удастся осуществить, надо будет еще подняться по лесенке.
В то время я как раз подарил Строри собственноручно изготовленный кистень. Ручка из трамвайного поручня, обтянутая камерой от велосипеда, пропущенная насквозь капроновая веревка и композитный боёк. То есть узел, забранный во множество слоёв изоленты, между которыми уложены маленькие гаечки, винтики и кусочки свинца. Последний слой изоленты скрывает куски поролона, так что на ощупь боек кажется мягким, словно новорожденный птенец. Все устройство длинной не более метра и динамикой больше напоминает нагайку, нежели кистень.
Перед самым боем Маклауд, желая прикинуть силы нашей обороны, залез на стену и просунул голову в пролом кирпичной кладки. Строри, ожидавший чего-то подобного, ударил его кистенем, но Маклауд оказался расторопным и успел убрать голову. Кистень попал в верхний камень – «венец» кладки, и от этого удара кирпич лопнул и посыпался вниз.
Следующим под кистень попал Костомир. Он высунулся из арки, не зная, что Строри сидит прямо у него над головой – на гранитной плите, нависающей над выходом из подвала. Строри хлестнул кистенем и разбил Костомиру голову. Через десять минут Костомир объявился снова, но теперь предусмотрительно надел на забинтованную голову шлем.
Следующую попытку предпринял Ааз. Он скрытно подобрался к выходу из арки, подсечкою сбил с ног Слона и бросился к лестнице. По нему лупили не менее чем с восьми сторон, поэтому он передумал, пробился обратно к арке и скрылся в подвал. Следом за ним мы послали разведку – двоих молодых ролевиков, прибившихся к нам и участвовавших в обороне замка. Они вошли в арку с оружием наизготовку и скрылись в чернильной тьме. Строри начал считать удаляющиеся шаги.
– Раз, два, три… десять, одиннадцать, двенадцать… Затем мы услышали короткий шум, звуки ударов и приглушенные стенами крики.
– Готовы, – удовлетворенно высказался Строри. – Чака здесь!
Все кивнули, согласные с его выводами. На уровне двенадцатой ступени в толще камня, окружающего винтовую лестницу, расположена глубокая ниша. Когда идешь по лестнице, то в какой-то момент оказываешься к ней спиной. В такой момент спрятавшийся в нише враг может взять с неосторожного разведчика кровавую плату. Эту нишу впервые приспособил в дело Маклауд, а мы запомнили и взяли за правило: никогда не спускаться в подвал первыми.
По правде говоря, мы вообще старались туда не спускаться, так как это пару раз чуть не довело до беды. Пьяные и в темноте, мы были не в силах отличить друг друга от воинов Хирда. Так мы немало пострадали в отражении штурмов, в которых Морадановские войска и не думали учувствовать. Чтобы избежать самоопиздюливания, мы старались концентрировать силы обороны наверху, вокруг арки.
Как-то раз, после отражения очередной атаки, мы услышали из арки нестройный шум голосов, топот и грохот оружия. Мы весьма удивились, так как люди Хирда нападали из подвала бесшумно, а тут словно демонстрация шла. Мы изготовились к бою и через несколько мгновений увидели целую толпу сорокоманов, поднимавшихся из подвала в сомкнутом строю. Сзади были слышны глухие удары щитоломом по плечам и голос Маклауда:
– В навал, пидарасы! Что вы тут дрочите? Вперед, поживей!
Оказалось, что он сумел привлечь целую тусовку дебилов для участия в штурме, обещая им легкую победу, почести и горы золота. Вместо этого их загнали в подвал, построили на лестнице и погнали вперед, выдавливая из прохода щитами и подгоняя отстающих щитоломами. Задние стали напирать на средних, средние – на передних, а перед теми открылась вся ужасающая перспектива: каменное жерло мясорубки с железными трубами заместо ножей.
Первые же высунувшиеся в проем упали с разбитыми головами, но на них из проема вынесло следующих, а за ними еще и еще. Кое-кто, осознав в какой блудняк их втравили, ринулся назад – но арку перегородили изнутри стенкой щитов бойцы четвертой центурии. Ходу назад не было никому. Это была бойня, а не война.
Под конец Строри подковырнул ручкой кистеня гранитную плиту и уронил её на атакующих сорокоманов, частично засыпав проход. Плита ни на кого не попала, но навела такого ужасу, что над ямой встал многоголосый, исполненный мольбы жалобный вой. За этот подарок мы прониклись к Маклауду чем-то, отдаленно напоминающим теплые чувства.
Условия для штурмующих были очень тяжелые, но однажды наши противники взялись за дело всерьез. Притащили откуда-то доспехи и шлемы, прикрылись сверху щитами и начали штурм – долгий и методичный. Сорокоманов вперед больше не гнали, а в первых рядах дрались Маклауд, Костомир, Леголас и Ааз. Ааз дрался глефой, и когда я приехал домой, то у меня вся грудь была в багровых полосах – следах этого чудесного оружия. Нас стали теснить, так что пришлось отступать – с боем, постепенно теряя людей. Мне повезло продержаться до самого конца, и ворвавшиеся в зал хирдмены загнали меня на кучу песка в центре второго зала.
Пиздец, понял я, глядя как меня обступают люди в гномейках и со щитами. Но перед тем, как все это сомкнулась и мне как следует накатили, удача улыбнулась мне еще один раз. Среди атакующих затесался какой-то идиот, сорокоман со щитом-геральдикой и деревянным мечом. Желая славы, он первым бросился на меня. Тут-то я и ударил его Травмой – так, как научил меня однажды Тимка Левицкий.
При таком ударе меч выбрасывают из-за спины, держа в выпрямленной и направленной к низу руке. Клинок приходится в нижнюю кромку щита, а затем усилием плеча и кисти направление удара изменяется. Меч скользит по поверхности щита, липнет к нему, словно описывая половину окружности. Удар заканчивается над левым плечом и обычно попадает в голову, причем с большой силой.
Так вышло и на этот раз – нападающему разбило башку, а у меня оказалась пара секунд, чтобы этому порадоваться. Потом щиты сомкнулись и мне взвесили самому – так, что вся моя радость куда-то улетучилась. Так Морадан отплатил нам за неудачу в Кавголово и еще раз освежил термоядерные традиции нашего командного соревнования.
Мы провели с Маклаудом тактические переговоры и сошлись вот на чем. Есть, сообщил нам Маклауд, такая потешная игра – красться по ночам вокруг чужих стоянок с удавками, тихонечко умыкая разные полезные вещи и зазевавшихся людей. Люди в лесу, проповедовал Маклауд, обычно ведут себя как полоумные слепцы. Они обращают взор к игре бесноватого пламени, а слух – к пустым речам, которые ведут между друг другом.
Tags: гоблин, грибные эльфы, джонни, иван фолькерт, карабаново, кринн, лес, моргиль, природоохрана, ролевики, ролевые игры, сказки, сказки тёмного леса, строри, толкиен, толкиенисты, фолькерт
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments