Важен сам факт, но всегда интересен сам процесс

Надо познавать истину, чтобы жить, а не существовать

Previous Entry Share Next Entry
Правда про битву при Молоди, или читать надо древние источники
interes2012
interes2012
Интернет и блогосфера засраны враньем, в том числе и про битву при Молоди. И вранье это распространяется бездумными перепостами.
Но читать надо древние источники. Хороший сайт кстати - http://www.vostlit.info

Итак, Молодинская битва – миф, придуманный историками, про то, как 20000 русов якобы наваляли 120000 крымским особям и вообще их всех вырезали. Не то, чтобы верилось с трудом, а вообще не верится в эту чушь. Дивлет-Гирей с 40000 армией за год до этой битвы уже успешно поджег Москву и ушел с огромной добычей. И на следующий год поперся опять.
Я думаю, что на самом деле непонимающие в цифрах летописцы намеренно «ошиблись», нагло убавив численность русских более чем втрое и более чем вдвое увеличили татарскую численность, написав вранья на пять вагонов берестяной грамоты.
Полковая роспись берегового войска М. Воротынского содержит точные данные только по основному контингенту русского войска (включая немецких наемников) – 20034 человека, не считая казаков М. Черкашенина («И всего во всех полкех со всеми воеводами всяких людей 20 034 чел., опричь Мишки с казаки»). Но ведь это дополнительное войско, при этом не учтена численность постоянного караула береговой линии!
27 июля 1572 года крымско-турецкое войско подошло к Оке и стало переправляться через нее в двух местах — у деревни Дракино и у впадения в Оку реки Лопасни, у Сенькиного брода, где держал оборону отряд из 200 «детей боярских», и разные авторы любят чирикать, что «никто из этих русских воинов не дрогнул перед накатывающейся лавиной и все они полегли в неравной битве». Но в Записи Разрядной книги о “береговой службе” и отражении нашествия крымских татар в 1572 г. прямо пишется «А как крымской царь приходил, и на Сенкине перевозе стояли по сю сторону Оки двести человек детей боярских. И Теребердей мурза с нагайскими тотары пришол на Сенкин перевоз в ночи и тех детей боярских розогнали и розгромили и плетени ис подкопов выняли да перешли на сю сторону Оки реки».
Участник тех событий Генрих Штаден в своих мемуарах «О Москве Ивана Грозного. Записки немца опричника» (стр. 151) бесхитростно пишет о русском менталитете – Дмитрий Хворостинин послал его с 300 воинами в дозор, а когда Генрих напоролся на несколько тысяч крымчан, принял бой и послал гонца за подкреплением, Димка отказал Генриху. Татары прижали отряд к Оке. «Все три сотни были побиты насмерть» - пишет Генрих, единственный спасшийся, так как перепрыгнул через береговой оградительный частокол и упал в реку.
Читая хронику, я пришел двум совершенно однозначным выводам – крымчане шли как на прогулку, помня прошлогоднюю дискотеку с пожаром, и что их полководцы были полными дебилами. Силы крымчан были разбросаны на километры, так как они шли грабить, а не сражаться, и абсолютно не скоординированы. Поэтому при нападении на русских крымчане несли сильные потери, нападая на русское войско по частям, при чем нападая безгамотно.
Ванька Грозный вообще не верил что удастся остановить этот шабаш и храбро сбежал в Новгород, так же, как и в 1571 году (об этом пишет Генрих Штаден, а Андрей Курбский после пожара в Москве в 1571 году назвал Ваньку «бегуном и хоронякой»). Зато потом Ванька воеводу Михайлу Воротынского запытал до смерти, ревнуя к его подвигу.
В Записи Разрядной книги о “береговой службе” и отражении нашествия крымских татар в 1572 г. пишется «И царь крымской послал нагайских и крымских тотар двенатцать тысечь. И царевичи с тотары передовой государев полк мъчали до большово полку до гуляя города, а как пробежали гуляй город вправо, и в те поры боярин князь Михаиле Иванович Воротынской с товарищи велели стрелять по татарским полком изо всего наряду. И на том бою многих тотар побили.». Стреляли из пушек, кстати, наличие которых русские тщательно скрывали до этого момента. Итак, сколько же было в большом полку народа? Полковая роспись “Берегового” войска М. И. Воротынского нам говорит следующее – «…И всего в большом полку детей боярских, и стрельцов, и унжан, и костромич, и с митрополит и со владык детей боярских и казаков и немец 8255 чел. Да в большом же полку Мишка Черкашенин с казаки». То есть 12000 татаро-турок против почти 9000 русского войска. То есть почти равные по численности банды схлестнулись, только нападавшие не знали современное правило, введенное войнами потери нападающих как правило составляют 3 к 1.
Гуляй-город, кстати, взять довольно просто – окружить и заморить голодом, закидав факелами. Русские и так ели своих лошадей. Об этом пишет Штаден (стр. 111). Но татары из-за стресса впали в логический тупик и бросались с ятаганами на пищали, вместо того чтобы недельку подождать, осадив русский контингент, жажда и голоб сделают свое дело.

Пискаревский летописец же пишет - «князь Юрья, умысля, послал гонца к воеводам з грамотами в обоз, чтобы сидели безстрашно: а идет рать наугородцкая многая, и царь (то есть крымский хан) того гонца взял и пытал и казнил, а сам пошел тотчас назад» - вот такая хитрость была сотворена против набегателей. После этого убоявшийся крымский царь отошел к болоту на Пахре, и потом произошла разборка при Молодях, в ходе которой был захвачен Дивей-мурза.
Следующая атака крымчан была направлена на вызволение Дивея. Они бросались на гуляй-город, пытаясь его разобрать, но «тут многих тотap побили и руки пообсекли безчисленно много». А потом к татарам зашли с тыла и начали мочить их из пушек, зажав с двух сторон. Совсем хреновые из крымчан полководцы, короче. Из потерь русских опять ничего не известно, но кое-кто пишет, что 3000 стрельцов были зарублены («И столь прутко прилезли, которые стрельцы поставлены были за речкою, ни одному не дали выстрелить, всех побили» - неизвестный поздний летописец. Ну, хоть что-то, а то можно нафантазировать себе 20000 бессмертных русских терминаторов.
Неизвестный московский летописец, составленный в 1635–1645 годах, сообщает следующее про допрос Ширинбака и Дивея – «А царь (так обозвали хана) посылал под Москву языков добывати, и привели человека благоразумна, ... И начаше его спрашивать: «Где государь и кто на Москве, и нет ли прибылых людей?» И он в роспросе сказал: «Государь был в Нове городе, а ныне, собрався с новогороцкою силою и с немцы, идет к Москве. А перед государем при мне пришел боярин и воевода князь Иван Федорович Мстиславский, а с ним 40000 войска. ... А завтра резвые люди будут в полки к бояром». А бояря велели перед зарею из большого наряду стрелять и по набатам и по накрам бить, и в трубы трубить на радости, что Дивея мурзу взяли. И царь устрашился, чает, что пришли в обоз прибылые люди, и того часа и поворотил, пошел наспех за Оку.».
Тогда в предчувствии большого армагедона главный хан оставил 3000 татар на болоте для прикрытия своей заднцы и метнулся через Оку, на реке оставив еще 2000 татар. Русская банда погнала к реке болотных татар и заодно побила около 1000 особей из отряда речных татар, остальные разбежались. И вот сколько всего было татар? Известно точно, что нагайский мурза Теребердей имел 20000 татар. И что было 7000 янычар. А ещё сколько было вояк у крымского хана? Так, другие источники пишут, Девлет Гирей привел назад в Крым только каждого пятого воина, и что вернулось только 10000, а в Константинополь не вернулся никто. То есть реально крымчан было всего 50000 человек! И плюс 7000 янычар, сгинувших при штурме. 57000 человек.
По другим источникам, которые наверняка писались под дым марихуаны и реки пивной браги, береговую линию охраняло 65000 с русской стороны и на них пёрли 12 туменов (1 тумэн - 10000 всадников, но считать их было делом нелегким, поэтому считался только один тумен, территорию огораживали и загоняли на глаз следующих всадников, то есть реально численность могла быть и несколько меньше). А неизвестный поздний фантазер летописец вообще превзошел всех, написав, что «Бояром подлинно стало ведомо, что царь (так называли летописцы крымского хана) хочет русские полки обойти прямо к Москве и над Москвою промышляти. А по смете и по языком с царем и царевичи и с пашею турских и крымских и нагайских, и черкасских людей 150000 и больши, да вогненного бою было 20000 янычаней, а государевых людей было во всех полкех земских и опришных дворян и детей боярских по смотру и с людьми 50000, литвы, немец, черкас каневских 1000, казаков донских, волских, яицких, путимских 5000, стрельцов 12000, поморских городов ратных людей, пермичь, вятчан, коряковцов и иных 5000.». То есть 170000 татар против 73000 русских. Цифры крымчан всё растут. Даже допустить, что турки дали 40000 человек (что крайне сомнительно, так как турки смотрели на Европу в тот момет), то получается 90000 захватчиков против 73000 человек русского войска.
Все факты указывают на то, что в 1572 году была разборка почти равных по численности армий, причем к русам приходили пополнения, а к татарам – нет. Вполне обычное дело. А сегодня мы вместо правды читаем героическую сказку. Так что эпичность битвы при Молоди – обычное историческое вранье, наивный такой патриотический вброс.

Ну и напомню, что всего через 38 лет в битва при Клушине 1610 года всего лишь 6800 поляков разгромили 35000 русскую армию. История нас учит, что нельзя перевирать историю - это плохо кончается.

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account